Reuters, autocentre.ua

«Главное, чтобы Петрову не подрезали крылья»

Алексей Попов о сезоне 2010 года в «Формуле-1»

Артем Калинин

Российский комментатор Алексей Попов в интервью «Газете.Ru» подвел итоги 61-го сезона «Формулы-1» — назвал его самым интересным за последние 20 лет, отметив успешное выступление Виталия Петрова и выразив надежду, что в России в скором времени сформируется система подготовки гонщиков.

— Что было самым интересным в минувшем сезоне «Формулы-1»?
— Трудно говорить о прошедшем сезоне безотносительно России. С другой стороны, то, что сделал Петров в последней гонке, стало притчей во языцех уже во всей Европе. Если же оставить за скобками взгляд на «Формулу-1» из России, то могу сказать, что за 20 лет моей работы это был самый интересный сезон. Даже с точки зрения чистых цифр, которые можно выносить в заголовки: за неделю до окончания чемпионата пять пилотов претендовали на титул, в последней гонке их было четверо. Это были представители трех разных команд. В итоге был повторен рекорд: пять лет — пять разных чемпионов. Таким образом, эти пять чемпионов мира одновременно будут ездить и в следующем году. И таких статистических мелочей можно собрать множество.

Однако сезон получился интересным и по своей драматургии. Сначала доминировали «Феррари», потом «Ред Буллы», потом «Макларены». К середине сезона «Феррари» практически выключились из борьбы за чемпионство. В команде царили упаднические настроения. У них элементарно не было скорости: в чистой скорости команда проигрывала и «Мерседесам», и «Рено». Но на протяжении трех уикендов они привозили все новые и новые технические решения, смогли пробить эту стену и снова начать выигрывать — это здорово.

Была потрясающая драматургия и в «Ред Булле». Тут впору вспомнить фильм «Гонщик» с Сильвестром Сталлоне: есть старый опытный ветеран, едва не списанный из спорта, и вдруг он начинает выигрывать у молодого пилота, на которого поставлено все. И тут этот молодой парень начинает получать от команды помощь — вплоть до не самой красивой, и только в самом конце он одолевает-таки этого ветерана.

Интересная ситуация была и в «Макларене». Там был Хэмилтон, которого команда вырастила с картинга, — маркетинговый ход британцев. Когда туда переходил Баттон, ему говорили: «Куда ты идешь? Тебя же там разорвут на этот самый британский флаг». Но мало того что этого не случилось, Баттон в какой-то момент даже лидировал в чемпионате, выиграв две гонки, причем выиграв очень умно, под дождем, с правильными решениями. Да, по чистой скорости он уступал Льюису, так же как Уэббер уступал Феттелю. Но опыт и хладнокровие сделали свое дело.

Обидно, что не так все обстояло в «Феррари», где Массу реально принесли в жертву. Там была объективная ситуация: он не смог приспособиться к новой резине. Та же проблема, что и у Шумахера, только у Михаэля эти новшества наложились еще и на три года отсутствия. Изменили пропорцию передней резины относительно задней, она стала прогреваться по-другому, и всё — кто-то в это изменение попал, а кто-то нет. Масса не попал, а ведь ему было и так тяжело.

Ну а когда в годовщину аварии бразильца в Германии команда лишила его победы, он откровенно «поплыл».

И это только три команды, а ведь много интересного было и в «Мерседесе», и в «Рено».

— Чемпионат получился интересным благодаря изменениям регламента или тому, что на пост главы FIA пришел Жан Тодт?
— Нет, все это было придумано до него. Но важным было то, что Тодт не стал лезть в «Формулу-1». Мозли вел авторитарную политику: все будет так, потому что я так решил. Причем решал он вопреки здравому смыслу и вопреки мнению всех остальных. Он нажил себе врагов, и в прошлом году это едва не привело расколу «Формулы-1», когда команды просто хотели покинуть серию. Мы не знали, состоится ли следующий Гран-при, а если состоится, то кто в нем будет участвовать. Такое было один раз в истории — в 1982 году. И после того скандала структура FIA сформировалась в таком виде, в каком она функционирует сейчас.

Тодт не стал вмешиваться: Экклстоун со всем справляется прекрасно. А ведь Тодт буквально недавно руководил «Феррари». Тодт не вмешивался, команды благодаря кризису научились считать деньги. Сейчас готовится документ по ограничению расходов, где прописано всё — вплоть до того, сколько поваров можно привозить с собой на Гран-при. Команды смогли договориться, и это очень ценный момент. Не скажу, что поэтому мы увидели интересный чемпионат, но это было одной из причин. Топ-команды пошли на снижение расходов, потому что поняли безвыходность ситуации: если не обладающие огромными средствами коллективы покинут «Формулу-1», то все потеряют всё, потому что просто некому будет гоняться.

Со следующего сезона будут запрещены наработки, которые команды использовали на протяжении прошлого и нынешнего чемпионатов: двойной диффузор, воздуховод, регулируемое переднее антикрыло. Плюс вернется KERS. Так что нас вновь ждет интрига, связанная с очередными изменениями регламента. Это здорово, потому что интерес у болельщиков пропадает к шестому-седьмому сезону при неизменных правилах. Остаются полторы команды, которые, выражаясь гоночным языком, «валят», две, которые «едут», а остальные «тошнят». В нынешнем сезоне «тошнили» у нас (по вполне понятным причинам) только новые команды. Команды уже начали работать над болидом даже не следующего сезона, а сезона 2012 года. Если нынешние машины привезти в Бахрейн, они продемонстрировали бы время на две-три секунды быстрее весеннего. Работа ведется постоянно, и что-то порой пробуется прямо по ходу текущего сезона.

— Перед началом сезона говорили о том, что Петров должен набирать 25% от очков Роберта Кубицы. Не слишком ли сильно это давило на Виталия?
— После первой гонки было объявлено, что эти проценты фигурировали лишь в предварительной версии контракта. Но дело не в этом. Виталию действительно было сложно работать с Кубицей. Вот Хюлькенберг работал с Баррикелло — человеком очень отзывчивым. Рубенс просто взял на себя роль няньки. Роберт же ровесник Виталия, а потому готовить себе конкурента в его планы не входило. Большой помощи Петрову от поляка не было. А в «Формуле-1» тренеров нет. Никто не придет и не скажет, что тут надо проехать вот так, а тут вот так, что вот тут есть кочка — машину нужно чуть-чуть качнуть, и так далее. Да, все это видно на телеметрии, но, когда есть человек, который едет на такой же машине (пусть даже на чуть-чуть другой), это огромная помощь. Виталик же был один. На одну ошибку в пятницу наслаиваются другие — в субботу и в воскресенье.

Плюс ко всему, когда в середине сезона шло улучшение машины, Кубица и Петров выступали, по сути, на разных версиях болида. К примеру, успели в «Рено» изготовить какие-то новинки, но изготовили их в единственном экземпляре. Конечно, ставится все это на машину Кубицы. Это логично: никто сразу дебютанту это не доверит. Но нужно понимать, что еще и поэтому Петров был чуть-чуть медленнее, но всего этого не видно.

А видно что? Как Виталий вылетел с трассы. Если же взять статистику по окончании сезона, у Петрова было две-три аварии плюс какие-то механические проблемы. Однако имидж уже сформирован — все скажут: «Ну что Петров? Он опять вылетит, опять машину разобьет». У нас в России, к сожалению, слишком часто к своим есть пренебрежительное отношение. Петров работал под таким прессингом, который вообще мало кому снился. Поэтому я считаю, что он справился со своей задачей. У него были две-три очень яркие гонки — это я говорю безотносительно того, что он россиянин. Были гонки ровные, были три-четыре провала. Но без них не обошелся никто. Были они и у Феттеля (причем с гораздо более грубыми ошибками), и у Алонсо, и у Хэмилтона и у Уэббера.

Я просто призвал бы наших соотечественников потратить 500 рублей, съездить на картодром, проехать круг на пятисильной машине, а только потом критиковать человека, который едет среди лучших двадцати пилотов мира на 800-сильной машине.

— Петров по итогам сезона стал лучшим дебютантом, но могло ли быть иначе, ведь он сразу попал в сильную команду?
— Тут есть и плюсы, и минусы. Ведь именно потому, что Кубица ехал так быстро и набирал так много очков, многого ждали и от Петрова. Кубица же в этом сезоне попал в изменение пропорций резины. Правила менялись каждый год. Не всегда так сильно, как в 2010 году, но постоянно. Машина бывает нейтральной, бывает с избыточной и с недостаточной поворачиваемостью. Кубице поведение болида в предыдущие сезоны не нравилось. А тут правила — так получилось – сменились, словно под него. Изменение пропорций резины поляк использовал на все сто процентов. Даже пилоты ведущих команд в квалификациях ошибались, а Кубица — нет. В гонках он мог что-то сделать не так, но в квалификациях на протяжении всего сезона не допустил ни одной ошибки.

— А почему «Рено» так поздно выпускала своих пилотов в третьем сегменте квалификации, не давая им больше возможностей проехать быстрый круг?
— Это связано с недостаточной скоростью «Рено» во втором сегменте. Лучший круг можно собрать на свежем комплекте резины — их у команд ограниченное количество. И для того, чтобы попасть в третий сегмент, в «Рено» вынуждены были использовать большее количество комплектов резины. Поэтому там у них запаса резины оставалось только на одну серию быстрых кругов, а у «Ред Буллов», «Макларенов», «Феррари» проблем со скоростью, а соответственно, и с расходом покрышек не было. Кто-то из читателей может подумать, что это совсем уж тонкости, но из них и состоит вся «Формула-1».

Даже в футболе с трибуны видно пять процентов того, что есть на самом деле. А в «Формуле-1» и того меньше.

Настоящих болельщиков «королевских гонок» у нас в стране миллион, но этот миллион — мегапрофессионалы, которые до такой степени разбираются во всем… Они добывают огромное количество информации, а теперь — благодаря интернету — невероятно глубокой информации. Поэтому, на мой взгляд, «Формула-1» — это чуть больше, чем вид спорта.

— Поможет ли интерес к «Формуле-1» привлечь интерес к другим гоночным сериям? У нас мало кто знает, например, Михаила Алешина, Ивана Самарина, Даниила Мове и других гонщиков.
— То же самое и на Западе. Широкая публика не знает нераскрученных пилотов, хотя смотрят «Формулу-1» миллионы. Во Франции, где нет ни одного пилота «Формулы-1», очень высокий интерес к гонкам. Сейчас у них есть перспективный гонщик Жан-Эрик Вернь, но я уверен, что его на улице никто не узнает.

— Да и у нас Петрова, наверное, узнает не каждый.
— Может быть. Но все-таки больше, чем когда Виталий ездил в GP2, хотя там он выигрывал гонки, боролся за титул. Думаю, это даже неплохо. Вот я уверен, что в Колумбии все знали Монтойю еще до «Формулы-1», но это говорит лишь о том, что там просто нет других видов спорта. А у нас очень много спорта. Мы с вами говорим о мегаэлитном виде спорта, с которым в мире может по популярности побороться лишь футбол. Но футболистов миллионы, а пилотов «Формулы-1» 20 человек.

— Многие называли Петрова «королем дождя». Как прокомментируете такое звание?
— Я никогда так его не называл. В GP2 он здорово ездил в дождь, и можно было надеяться, что так и произойдет. Но здесь нужно понимать, что только «сливки» GP2 попадают в «Формулу-1», а потому гонщиков, плохо выступающих под дождем, там быть просто не может. Тем не менее порой в дождь Виталий действительно показывал хорошие результаты, даже относительно других. Это было связано еще и с его способностью сохранять резину. И в итоге не было ни одной дождевой гонки, которую бы он провалил.

— Виталий к тому же демонстрировал отличный старт на протяжении всего сезона.
— Не всего. И тут имело большое значение психологическое давление. Думаю, Виталий даже сам в этом не признается, но он начал осторожничать. Если вспомнить столкновение с Хюлькенбергом в Японии, когда Петрова еще и несправедливо наказали, то после такого как-то подспудно начинаешь бояться. А тут стоит лишь на секунду поднять ногу с педали газа на старте, и тебя с двух сторон обходят 20 пилотов. Да, большая часть стартов была удачной, но он на протяжении сезона все лучше и лучше квалифицировался, а значит, обгонять становилось все тяжелее. Сложно пройти нескольких человек, стартуя из первой десятки, а когда стартуешь с 15–20 места и у тебя все хорошо, тут прорываться гораздо легче.

— Согласны, что Виталий Петров сделал Себастьяна Феттеля чемпионом?
— Нет. Даже если бы Алонсо обошел Петрова, там был еще Кубица, которого до пит-стопа поляка не смог пройти Хэмилтон. А Роберт был бы еще более неуступчивым. Ну а впереди Кубицы шел Росберг, которого Фернандо также необходимо было бы обгонять. Поэтому говорить о том, что чемпионом Феттеля сделал Петров, неправомерно. Чемпионом Феттеля сделали, во-первых, сам Феттель, который не сломался и последние четыре гонки провел выше всяких похвал, а во-вторых, командный мостик Алонсо, который следил только за шедшим в чемпионате вторым Уэббером. Но то, как Виталий на протяжении 40 кругов сопротивлялся двукратному чемпиону мира, который бился за титул и делал все, что мог, было очень приятно.

— А как же показанный испанцем Виталию кулак?
— Ну, для Алонсо-то вся гонка прошла с созерцанием ехавшего впереди «Рено». Думаю, что потом Фернандо, проанализировав ситуацию, понял, что вовсе не Петров стал причиной его поражения.

— Какой прогноз о российском присутствии в «королевских гонках» вы можете сделать на следующий год?
— Здесь две точки зрения: чего хотим мы, и что будет лучше для пилотов. Например, Алешину в лучшем случае можно пожелать «Форс Индию» или какую-то из новых команд. Хотя эти команды могут в следующем году серьезно измениться и, теоретически, начать попадать в очки. Плюс новые правила могут несколько перетряхнуть ситуацию, и тот факт, что это новая команда и без большого бюджета, не будет иметь столь сильного влияния. По поводу мнения о том, что ему нужно поездить в GP2, могу сказать следующее — у Миши уже такой накат, что смысла в этом нет. Можно поездить там год, можно два, а можно и пять. Но зачем? К тому же этот сезон в GP2 можно и не выиграть. И такая вероятность очень велика. На мой взгляд, Алешину лучше пробовать себя в «Формуле-1».

Что касается Петрова, у него есть год опыта в хорошей команде, которая прибавляет. Даже если команда будет называться «Лотусом», от этого «Лотусом» она не станет. Просто «Протон» купит 25% акций «Рено». С другой стороны, если команда будет прибавлять, то Кубица, вполне возможно, станет претендентом на титул. И тут не хотелось бы, чтобы Виталий получил статус совсем уж второго пилота, например уступать место в пятницу тестеру, ограничив себя еще на полтора часа рулежки. Думаю, именно над тем, чтобы в контракте Виталика не был прописан статус подносчика снарядов, и работает сейчас его менеджмент. Если договориться не удастся, возможно, лучше будет уйти в более слабую команду. Теперь, когда Петров выучил трассы, выучил методику работы с инженерами, во втором сезоне от него будут ждать скачка, но главное, чтобы тут не подрезали крылья. Не будучи внутри команды, судить об этом сложно.

Мне хотелось бы, чтобы Петров остался в «Рено», но не любой ценой.

— В конце сезона российские болельщики получили «свою» команду. Как относитесь к покупке Marussia Motors акций Virgin?
— Работа Marussia и Virgin велась давно и велась планомерно. Они были внутри команды, со всеми познакомились, и, когда было принято маркетинговое решение о покупке большого пакета акций Virgin, все пошло уже легче. В следующем году нам не стоит ждать скачка результатов, но российское присутствие в команде будет увеличиваться — может быть, доля решений будет увеличиваться. Но самое главное — постепенность. Например, «Ред Буллу» потребовалось шесть лет (и это с финансами «Ред Булла»), чтобы выиграть чемпионат. Нам не следует ждать кардинального улучшения результатов, подиумов. Нужен постепенный прогресс и, самое главное, наработки. Как перетасуется колода в связи с новыми правилами, не возьмусь сказать.

— Как считаете, настанет время, когда российские пилоты сядут за руль машин российской команды?
— Это было бы здорово.

— Но Николай Фоменко сказал, что в своей команде надеется именно на это.
— А вы мне скажите, за «Феррари» выступают два итальянца? Нет. Это было бы здорово, но не это является главной целью команды. Если бы была объявлена цель — дать ездить в команде двум россиянам, это бы заведомо означало, что команда не ставит перед собой серьезных задач. Пусть будут российские пилоты отдельно, а российская команда отдельно. Если российская команда борется за победу, а в ней едет российский гонщик — это здорово. Но опыт «Феррари» показывает, что в таком случае на спортсменов давит огромный груз ответственности. Бывает такое, что в какое-то время есть много сильных пилотов из одной страны, а потом наступает момент, когда их нет совсем. У нас сейчас начал развиваться картинг, появились деньги, ребята выезжают в Европу и ездят в младших «Формулах». Бывает, что есть один очень сильный пилот из «непрофильной» страны, но все-таки лучше, когда выстроена система подготовки гонщиков.

Последние новости из мира «королевских автогонок», а также положение пилотов в чемпионате мира и команд в Кубке конструкторов можно узнать на странице «Формулы-1».