ИТАР-ТАСС

«Это был мой последний сезон»

Вадим Епанчинцев о завершении карьеры хоккеиста

Илья Елисеев

Центральный нападающий подмосковного «Атланта» Вадим Епанчинцев в эксклюзивной беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» рассказал, что завершает карьеру игрока, поблагодарил болельщиков клуба за поддержку, а также поведал, чего хочет добиться на тренерском поприще.

— Вы не заключали новый контракт с «Атлантом»?
— Нет. Думаю, это был мой последний сезон в карьере действующего хоккеиста.

— Ходят слухи, что вы возвращаетесь к истокам…
— Вполне возможно (улыбается). Буквально через пару дней все уже станет точно известно.

— Будете работать в московском «Спартаке»?
— Настанет день – я все донесу до прессы официально (смеется).

— Почему так рано решили завершить карьеру игрока? Травмы замучили?
— Естественно. В моем возрасте уже тяжеловато играть в хоккей на высоком уровне. Он ведь теперь несколько другой, чем прежде, – более скоростной, динамичный.

К тому же непросто играть, если что-то болит. Да еще очень сильно.

— Если рассматривать минувший сезон, вы своей игрой довольны?
— Были, конечно, некоторые хорошие моменты до того, как я получил тяжелую травму. Выступал в тройке с Мозякиным и Булисом. И поверьте, получал от этого истинное наслаждение. Надеюсь, понравилось и болельщикам. После повреждения мне было, конечно, уже тяжеловато. Но командный результат все равно дороже всех моих личных показателей.

— Вы ведь потом уже нечасто появлялись на льду, а лишь в определенные эпизоды…
— Да, Ржига меня предупреждал после травмы, что я уже не буду так много проводить времени на площадке. Я выходил на лед действительно в самые необходимые моменты.

— Удовлетворены тем, как пан Милош вас использовал?
— Конечно, каждый хоккеист хотел бы играть как можно больше. Но тут сложилась такая ситуация – просто не было иного выхода.

— Ржига что-то вам говорил, как-то успокаивал?
— Ничего особенного. Спрашивал, мол, как здоровье, как общее состояние. Главным было оставаться в обойме.

Именно этого он мне и желал.

— За многолетнюю карьеру вы успели поиграть в разных клубах. А где было комфортнее?
— Везде, где бы я ни выступал, команды добивались каких-то результатов. За исключением разве что «Спартака». В принципе в каждой из них мне было уютно по-своему.

— Когда-то у спартаковцев родилась многообещающая тройка Клевакин – Епанчинцев – Шаламай…
— Была такая. Все мы теперь уже, можно сказать, ушли из большого хоккея. Я самый последний. Горжусь тем, что мне довелось играть с этими ребятами. Было очень приятно. Хотя что-то нам полностью осуществить и не удалось. Искренне жаль, что я все-таки завоевал серебряную медаль, а они нет. Но считаю, что отчасти это и их награда тоже.

— Что хотите сказать на прощание болельщикам «Атланта»?
— Хочу поблагодарить их за поддержку. Я ведь был у истоков этого клуба. Играл в воскресенском «Химике», когда команда переехала в Мытищи.

Могу сказать, что здесь прекрасная ледовая арена и великолепные любители хоккея. Спасибо им огромное!

— Наверное, вы как игрок не достигли в большом хоккее всего, чего желали?
— Хотелось бы, например, чтобы на шее у меня сейчас висела не серебряная медаль, а золотая. Надеюсь, в своей тренерской карьере я золота добьюсь!

Положение команд, результаты матчей и другие новости можно посмотреть на странице КХЛ.