Этот хоккейный статистик сумел перевернуть ход чемпионата мира
Этот хоккейный статистик сумел перевернуть ход чемпионата мира
Борис Ходоровский

«Боброву не повезло со статистиками»

Ход чемпионата мира-1987 решительным образом изменил Томас Рачюнас

Борис Ходоровский (Хельсинки - Санкт-Петербург)

Чемпионат мира по хоккею в 2012 году будут на паритетных началах принимать Финляндия и Швеция. Решающие матчи пройдут в Стокгольме, но в одном шведы отдали приоритет соседям: всю статистическую информацию к турниру будет готовить финский статистик Томас Рачюнас.

Кому же еще доверить столь ответственную миссию? В истории мирового спорта не было другого случая, чтобы ход чемпионата мира решительно переписал спортивный статистик, а не судьи, функционеры или допинговые контролеры

Случилось это на ЧМ-87 в Вене. По тогдашнему регламенту, восемь сборных на первом этапе определяли две четверки. Одна продолжала борьбу за медали в круговом турнире с учетом очков, набранных в матчах между собой, а вторая выявляла неудачника элитного дивизиона. После двух «традиционных» поражений от команд Швеции и СССР неожиданно сразу две сенсации преподнесла команда ФРГ.

Западные немцы сначала обыграли финнов, а затем и канадцев, представленных звездами НХЛ. Впереди у сборной ФРГ оставались игры с аутсайдерами и не слишком убедительно выглядевшей сборной Чехословакии. Команда Западной Германии вполне могла попасть в сильнейшую четверку, но тут-то и вышел на авансцену Томас Рачюнас.

Он откопал в своем архиве информацию о том, что форвард сборной ФРГ Мирко Сикора в юности играл под именем Мирослав за польскую команду на юниорском чемпионате мира.

Немцам засчитали технические поражения в выигранных матчах. Руководители сборной ФРГ подали апелляцию в городской суд Вены и дело выиграли. Очки команде Мирко Сикоры вернули, но вся эта история так подействовала на западногерманских хоккеистов, что следующие два матча командам США и Чехословакии они проиграли. И в сильнейшую четверку не попали.

Косвенно эта история отразилась и на сборной СССР. Дружина Виктора Тихонова в финальной пульке сыграла вничью с канадцами, а шведы в последнем туре разгромили «Кленовые Листья» и стали чемпионами.

С Томасом Рачюнасом корреспондент «Газеты.Ru» регулярно встречается в пресс-центре Кубка «Карьялы». В один из визитов разговор зашел о той давней уже истории, а также о роли хоккейного статистика в развитии игры.

— Встречались ли вы после ЧМ-87 с Сикорой?
— Встречался, и не один раз. У нас с ним вполне нормальные отношения. В Вене во время чемпионата мира Сикоре было уже 30, и его хоккейная карьера сложилась вполне удачно. Он стал генеральным менеджером клуба «Кельн», за который играл, и в этом качестве даже уволил приглашенного в немецкую команду российского тренера Владимира Васильева.

— После венской истории были ли попытки заявить за национальную команду игроков, сыгравших в юниорах за сборную другой страны?
— Вся сложность ситуации на ЧМ-87 заключалась в том, что не было никаких нормативных документов. Пришлось создавать прецедент. После этого руководители национальных федераций постоянно обращались ко мне, прежде чем составить заявку. Естественно, когда речь шла о натурализованных хоккеистах.

Французы так и не заявили экс-канадца Дэйли, который не имел шансов сыграть за «Кленовые Листья».

Они были предупреждены о последствиях.

— Чем этот случай отличался от истории с Сикорой?
— Хотя бы тем, что сам немецкий хоккеист поначалу вообще говорил, что не помнит, играл ли он в юниорах за Польшу в официальных матчах или в товарищеских. Дэйли при всем желании такого сказать не мог. Он ведь и внукам своим будет рассказывать, что в юниорской сборной Канады играл с великим Гретцки в одной тройке.

— Много ли проблем с натурализованными игроками возникло после распада Советского Союза?
— Поначалу вообще IIHF отвергала возможность смены спортивного гражданства.

Коль сыграл парень за Казахстан или Белоруссию, то путь в сборную России ему был закрыт.

Хотя тот же экс-хоккеист «Ижстали» Горбачев в это время фактически в одиночку вытащил сборную Хорватии из четвертого дивизиона на мировых первенствах в третий. Он не был заигран ни за одну из экс-советских сборных, имел хорватское гражданство, и никаких возражений со стороны руководителей мирового хоккея не последовало. Случай с Евгением Набоковым хорошо известен всем. Именно после него руководители национальных федераций поняли, что можно рассчитывать на некоторые послабления в вопросах смены гражданства.

— Правда ли, что у вас в квартире хранится самый большой хоккейный архив в мире?
— Стопроцентной гарантии дать не могу, но стараюсь собрать все статистические данные и справочники, которые выходят в мире. У меня есть вся литература об НХЛ за последние почти 50 лет. В Северной Америке некогда существовала Тихоокеанская лига. Ее давно уже нет, но вся информация хранится в моем архиве. Даже за такими экзотическими хоккейными державами, как Австралия или ЮАР, стараюсь следить.

— Про советский и теперь уже российский хоккей, наверное, и спрашивать излишне?
— Информация о чемпионатах СССР, а затем всех республик, которые образовались на его месте, у меня есть. Известный в прошлом московский, а затем канадский журналист Игорь Куперман как-то был у меня в гостях и увидел редкие экземпляры справочников из Омска и Томска. Он мне даже заявил: «Ты преступник, скрывающий от хоккейного сообщества такое богатство!»

Только я не скрываю. Как только нахожу спонсоров, стараюсь издать подробнейший статистический справочник.

— С точки зрения статистика, кого можно назвать лучшим хоккеистом всех времен и народов?
— Конечно, Гретцки. Он не так уж часто выступал за сборную своей страны. По разу на взрослом и юниорском чемпионатах мира и четырежды в Кубке Канады. Но всякий раз был лучшим бомбардиром турнира. Про его рекорды в НХЛ и напоминать излишне. Возможно, конкуренцию суперзвезде канадского хоккея мог бы составить Всеволод Бобров. Только, когда он играл в чемпионате СССР, статистика была еще не в чести. Даже точное количество заброшенных им шайб неизвестно.