Сотрудничество со скандально известным психологом не улучшило качество прыжков Ксении Макаровой
Сотрудничество со скандально известным психологом не улучшило качество прыжков Ксении Макаровой
REUTERS

Черный маг не принес золота

Сотрудничество со скандально известным психологом Рудольфом Загайновым не принесло дивидендов Ксении Макаровой

Борис Ходоровский (Шеффилд)

В Шеффилде Ксения Макарова заняла 6-е место. По сравнению с ЧЕ-2011 питерская фигуристка опустилась на две строчки в итоговом протоколе. Ей не помогло сотрудничество со скандально известным психологом Рудольфом Загайновым.

Тема сотрудничества спортсменки с Загайновым в Шеффилде оказалась запретной. Российские репортеры не смогли получить ответ на этот вопрос в смешанной зоне. Просто не успели его задать, столь резко прервала общение обычно очень доброжелательно настроенная к репортерам и великолепно исполнившая короткую программу фигуристка.

Отказалась отвечать на этот вопрос Ксения и на официальной пресс-конференции. После отмашки своего тренера Евгения Рукавицына, контролировавшего каждое слово ученицы, Макарова не стала комментировать острую тему. Хотя на начальном этапе сотрудничества она много и охотно рассказывала о том, что Загайнов научил ее вести психологический дневник.

С непосредственностью, свойственной возрасту, Ксения даже обмолвилась, что психолог учит ее быть «психороботом» на льду.

Психологическая помощь понадобилась юной спортсменке после нескольких месяцев пребывания в России. Родившаяся в Ленинграде в семье известных советских фигуристов Ксения выросла и сформировалась как личность в Америке. Там у нее остались родители, подруги, бой-френд.

После перехода из группы Галины Змиевской и Виктора Петренко к Евгению Рукавицыну (многие до сих пор считают это ошибкой) Макаровой пришлось привыкать и к абсолютно иным требованиям к тренировочному процессу. В Шеффилде Ксения призналась корреспонденту «Газеты.Ru», что в Америке занятия были удовольствием, а в России она пашет.

После напряженных тренировок вырванная из привычной среды обитания девчонка испытывала в родном, но уже все же чужом Питере определенный дискомфорт. Это не замедлило сказаться на результатах. Убежден, что, если бы у Макаровой было, кому излить душу на кухне бабушкиной квартиры, тратиться на услуги весьма дорогостоящего психолога Загайнова не пришлось бы.

Выбор специалиста также вызвал немало вопросов.

Рукавицын утверждал, что решающее слово было за отцом фигуристки Олегом Макаровым, который якобы работал в свое время с Загайновым. Сам психолог, перечисляя своих звездных клиентов, включая Бориса Беккера и Монику Селеш, пару Селезнева – Макаров ни в одном из многочисленных интервью не упоминал.

После истории с Юлией Арустамовой, найденной в петле в квартире, которую велосипедистка делила с Загайновым, этот специалист был уволен из центра спортивной подготовки Минспорта России. Сам он заявил, что никогда больше не будет работать со спортсменами. Многие спортивные руководители и тренеры после этих слов вздохнули с облегчением.

Только и нескольких месяцев не прошло, как Загайнов объявился в женской сборной России по водному поло. Правда, ни одна из ватерполисток не только не решилась разделить с ним кров, но и душу излить не стремилась. Похоже, скандальный шлейф, который тянется за психологом, не долетел до Америки, где живут сейчас родители Ксении.

Они почему-то не поверили всему, что было написано о трагической гибели велосипедистки Арустамовой, но поверили в то, что именно Загайнов внес решающий вклад в победу Алексея Ягудина в Солт-Лейк-Сити.

Эта история прошла на глазах корреспондента «Газеты.Ru», внимательно наблюдавшего за деятельностью Загайнова и за дуэлью двух великих российских фигуристов в олимпийский сезон.

К сотрудничеству с будущим чемпионом Солт-Лейк-Сити Загайнова привлекла тренер Татьяна Тарасова.

Она утверждала, что такой человек ей необходим хотя бы потому, что доступа в мужскую раздевалку у нее нет. Загайнов вместе с менеджером Дмитрием Горячкиным ни на шаг не отпускал Ягудина от себя во время ЧЕ-2002 в Лозанне. Там Алексей откатался, мягко говоря, не блестяще. Лишь за счет авторитета первого номера российской сборной его поставили выше Александра Абта. Причем трое из девяти судей все-таки оценили прокат, а не рейтинг.

«Так выигрывать нельзя, - заявил тогда Загайнов корреспонденту «Газеты.Ru». – Придется подключаться всерьез».

Была ли это бравада или Загайнов и впрямь, как он сам утверждает, владеет методами зомбирования как своих подопечных, так и их соперников, неизвестно. На основного соперника своего клиента Евгения Плющенко психолог действовал весьма своеобразно. Он входил в раздевалку, сбрасывал одежду фигуриста и говорил: «Это место олимпийского чемпиона».

Удивительно, но опытный тренер Алексей Мишин в этой ситуации задергался. После первых стартов сезона поставленную для Плющенко интереснейшую по своему замыслу произвольную программу «Жизнь артиста» заменили на добротную, но отнюдь не блестящую, подобно ягудинской «Зиме», традиционную «Кармен».

В Шеффилде Плющенко признал, что десять лет назад была допущена ошибка. «Мы ведь прислушивались к мнению специалистов и даже журналистов», - сказал корреспонденту «Газеты.Ru» серебряный призер Солт-Лейк-Сити.

Была ли мощная PR-кампания в прессе частью загайновского плана или к этому приложила руку Татьяна Тарасова, уже не столь важно. Главное, что план сработал.

В Солт-Лейк-Сити под пристальным и не сказать, чтобы доброжелательным взглядом психолога из тарасовской команды Евгений упал после первого же прыжка в короткой программе. Перед произвольной Загайнова буквально силой оттащил от бортика человек из команды Мишина, ныне покойный президент Федерации детского спорта России Шевалье Нусуев.

Уже после олимпийского триумфа Тарасова и Загайнов разругались вдрызг. Тренеру не понравилось, что психолог слишком уж преувеличил собственный вклад в победу Ягудина, а главное – опубликовал психологические дневники. Хотя был даже подписан договор, запрещающий это делать на протяжении пяти лет.

Только для Загайнова это не препятствие. Он придерживается двух правил: «цель оправдывает средства» и «победителей не судят». При этом ему абсолютно наплевать на то, что ради успеха он ломает человеческие судьбы. И далеко не всегда его методы приносят успех, в чем уже имела возможность убедиться Ксения Макарова.

Не факт, что она станет даже чемпионкой Европы, не говоря уж об Олимпиаде, но выводить ее из состояния «психоробота» будет очень нелегко.

В Шеффилде рядом с Макаровой не было Загайнова. Его не включили в состав делегации, а в качестве частного лица он не рискнул даже документы на визу подать. Информацию о том, что это было сделано по инициативе Плющенко, сам чемпион Европы-2012 в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» опроверг.

«Я ни на чем не настаивал и даже ничего не говорил руководству федерации, - сказал Плющенко. – О зловещей роли этого черного мага в моем поражении в Солт-Лейк-Сити много говорили и писали. Возможно, что-то и было, но все же решающим фактором стало мое падение в короткой программе».

После выступления Макаровой в Шеффилде наверняка начнутся дискуссии о том, что же стало причиной ее относительной неудачи, отсутствие психолога за бортиком или все же недокрученные прыжки в произвольной программе. Возможно, Загайнов и смог бы загипнотизировать всех участниц последней разминки за исключением своей клиентки, но нужны ли такие победы? И уж тем более не нужно превращать очень светлую и позитивную девчонку Ксению Макарову в «психоробота». Ни одна медаль, даже золотая олимпийская, этого не стоит!

Другие материалы можно посмотреть на странице зимних видов спорта.