Максим Чудов верит в российских биатлонистов
Максим Чудов верит в российских биатлонистов
итар-тасс

«У наших есть шансы побороться за пьедестал»

Максим Чудов о чемпионате мира по биатлону

Талгат Зайнуллин (Уфа)

Максим Чудов рассказал «Газете.Ru» о проходящем в Германии чемпионата мира по биатлону и предположил, что несмотря на провал в смешанной эстафете, наши спортсмены смогут завоевать награды разного достоинства.

Чуть больше года прошло, как один из лидеров сборной России по биатлону Максим Чудов из-за травмы, временно приостановил свою карьеру. Все это время уфимец залечивал спину, летая к немецким эскулапам. Сейчас «русская ракета» чувствует себя нормально и мечтает поскорее вернуться в сборную. Чудов намерен побороться за место в составе с нынешними лидерами, переживает за них, наблюдая за перипетиями чемпионата мира в Германии и думает об олимпиийском золоте в Сочи.

— Сразу хочется спросить о чемпионате мира в Германии. Удается за ним следить?
— Конечно, мне интересно, но вот, к примеру, смешанную эстафету я посмотрел не всю. Не очень радостно наша команда начала. Но, несмотря ни на что, ребята боролись, пытались сделать все максимально хорошо. Однако было заметно, что, видимо, были все же какие-то предстартовые проблемы, возможно с подготовкой или какие-то другие причины. Сегодня вот почитал в интернете все заметки по первой гонке, тренера будут разбираться, будут искать причины... Впрочем, чемпионат мира только начинается, пусть в смешанной эстафете мы не заработали медалей, но впереди еще несколько дисциплин. Думаю у наших есть шансы побороться за пьедестал.

Естественно в душе трепет, надежда, что ребята и девчонки покажут наивысшие результаты.

— Скажите, а вот находясь за тысячи километров здесь в Уфе, вы смотрите за трансляцией, как болельщик или больше, как эксперт?
— Скорее, как коллега. Я прекрасно понимаю, что у спортсмена творится в душе, все-таки ответственность колоссальная. Почему? Потому что миллионная аудитория сидит у экранов своих телевизоров и каждый из них хочет увидеть, как наша сборная поднимается на пъедестал, на высшую ступень. Поэтому, волнуюсь, переживаю. И вместе с ними переживаю и я. Мне хочется быть там, мне хочется как-то помочь нашим.

— Если прогнозировать, сколько медалей наша сборная может увезти из Германии?
- Я не берусь прогнозировать, потому что тренерский штаб, насколько мне известно, не сказал и не объявил свой медальный план.

На этом чемпионате мира я не думаю, что будут сюрпризы, потому что в Рупольдинге очень сложная трасса.

Очень огромные подъемы, спуски. На индивидуальной гонке будет вообще все непредсказуемо. Опять же повороты, виражи. Плюс ко всему очень сложные погодные условия. Там обычно жарко, влажно и атлетам приходится тяжело. Поэтому сказать, одна-две-пять медалей, я на самом деле затрудняюсь.

— Лично для вас Рупольдинг очень памятное место. Там вам удавались победные гонки...
— Для меня Рупольдинг был всегда прекрасным местом с прекрасным спортвиным комплексом. Я с радостью там выступал всегда и никакого негатива от этого места в душе просто не могу припомнить. Очень там дружелюбные болельщики, дружелюбные организаторы. Может быть ко всем там относятся по-разному, но ко мне отлично.

— Недавно, генеральный менеджер сборной Сергей Кущенко сказал об известном комментаторе биатлона Дмитрие Губерниеве следующее, цитирую: «комментатор не должен тренировать в эфире. Трансляции женских гонок невозможно стало слушать – столько там неприязни! Это расшатывает команду.» Что скажите?
— Я не могу по этому поводу что-то категоричнное сказать. Потому что сам очень много пропустил, практически год без биатлона. Но если Сергей Валентинович что-то отметил, что-то сказал, значит оно так и есть. Я думаю, руководители просто так не будут говорить, тем более в СМИ. Есть какие-то внутренние моменты, которые можно урегулировать, просто находясь за одним столом, за чашечкой кофе, чтобы урегулировать любой вопрос.

— И у вас с Губерниевым когда-то вышло какое-то недопонимание...
— На Олимпийских играх? Это было. Просто там было воспринято неправильно корреспондентами телеканала, на котором работает Губерниев. Я там шел, что-то бормотал себе под ноги... Но это все в прошлом, мне даже не хочется вспоминать и ворошить. Потому что уже другое время, и мы уже другие. Повзрослели на два года, поэтому...

— Давайте поговорим теперь о вашем здоровье. Как идет восстановление, как себя чувстует спина? Все ли процедуры уже выполнены, или реабилитация уже закончена?
— В данный момент спина меня не беспокоит. Бывает переодически, но это не так, как допустим, год назад — ничего серьезного. Сейчас мне предстоит один сбор на реабилитацию в Германии. 4-го числа, в день выборов, планирую улететь и заниматься там восстановительными процедурами. Это и работа в фитнес-зале, с физиотерапевтами, массажистами, тренерами. Мы вышли на людей, которые согласились нам помочь, которые меня ведут.

Я думаю мы на правильном пути, и я его придерживаюсь, хочу пройти до конца.

— Какие-то предварительные прогнозы по окончательному восстановлению специалисты уже дают?
— Мне уже сказали, что ты можешь заниматься чем хочешь. С нашей стороны никаких преград, никаких ограничений нет. Но в любом случае тебе не помешало бы пройти реабилитацию под нашим присмотром.

— Насколько плотно сейчас вы контактируете с тренерским штабом относительно своего здоровья, своего будущего?
— Не сказать, что общаемся активно, созваниваемся конечно. Но сейчас тренеры заняты чемпионатом мира и им нужно уделять внимание спортсменам действующим. И это понятно. Никакой обиды на них нет. Насколько это было возможно, мы созванивались, оговаривали какие-то моменты. Буквально вчера, крайний раз с Польховским мы пообщались, и говорили о том, что мне надо лететь в Германию на реабитацию.

— Думаю, что многие болельщики соскучились по Чудову, Круглову, Черезову, Максимову — которых все привыкли видеть. Сейчас в команде новые ребята. С теми кто отсутствует сейчас в сборной, как-то держите связь?
— С Николаем Кругловым мы переодически созваниваемся. Встречаться получается редко. Я в Уфе нахожусь. Он в Нижнем Новгороде. У каждого свои дела и времени свободного нет. Буквально недавно мы с ним встречались в Нижнем. Но от него я не слышал, чтобы он сказал: я хочу вернуться, я хочу бегать. Видимо он для себя принял решение и, так скажем, занимается и живет другой жизнью. Что касается Максима Максимова, буквально на отборе на чемпионат мира, который проходил в Уфе две недели назад, встречались, общались. Он сказал, что у него тоже есть сложности по возвращению.

Болячки дают о себе знать и нужно время, чтобы их вылечить.

— Не было за все то время, которое травмированы, ощущения, что вас забыли и болельщики и пресса?
— А это нормально. Я изначально отнесся к этому, конечно, с какой-то досадой, обидой. Ну а потом посидел, подумал и сам себе сказал: Максим, а чего ты хотел. У нас в России многие относятся к людям потребительски, когда человек нужен, он на слуху, на виду, он востребован. А когда оступился про него забывают. Это нормально. Я это понял и в принципе никаких обид ни на кого не держу. Те люди, которые искренне за тебя болели и переживали и относились ко мне, как к кумиру что ли, они и остались, они относятся ко мне до сих пор прекрасно. Те люди, которые ищут негатив они и сейчас ищут негатив, пишут в СМИ, обсуждают. У каждого есть право выбора и каждый выбирает, как ему общаться, с кем и на какие темы. Я с пониманием к этому отношусь.

— Об Олимпиаде в Сочи. Понятно, что до нее еще два года, но время пролетит быстро. Глядя все-таки на молодых ребят: Гараничева, Волкова, других, насколько будет реально попасть в сборную, учитывая, что молодые сильно прогрессируют?
— Скажу так, когда я попадал в команду, также были старшие ребята, которых я обгонял. Если бы сейчас был костяк два-три человека, и их бы никто не мог обогнать, им бы никто не смог бы создавать конкуренцию, резульатата не было бы! Хорошо, что молодые ребята могут создавать борьбу, навязывать ее. От этого только будет расти результат. Я все сделаю максимально для того, чтобы попробовать вернуться. Как это получится, будет видно. Сейчас я не могу сказать, что обязательно вернусь, всех буду обыгрывать и займу первое место в Сочи. Но я не скрываю, что это моя мечта и цель. Сейчас я немного расстроен, что из-за травмы был скомкан прошлый сезон. В душе есть осадок. Хочется вернуться, хочется еще побегать. Хочу сделать максимум усилий для, того чтобы вернуться в строй.

— Великий Бьорндален, которому 37, до сих пор бегает, в эстафете вот золото выиграл. Сколько будет бегать Максим Чудов?
— Бьорндален уникальный человек. Когда я попал в сборную, он уже бегал хорошо. В данный момент норвежец еще бегает хорошо. Ему конечно сложнее чем более молодым спортсменам. Это с возрастом связано. Это ни как вино, которое с годами становится все лучше. Сколько Максим Чудов готов бегать, не готов сказать, но скажу следующее-до олимпийских игр в Сочи стопроцентно готов бегать, если не возникнет проблем со здоровьем. Главное, завершить реабилитацию-и в бой.

— То есть шансы тренеры сборной вам оставляют?
— Шансы есть всегда. Критерии отбора никто не отменял и я понимаю следующее: если я буду сильнее тех ребят, которые сейчас в сборной, конечно меня возьмут в команду. А если у меня не будет личных результатов, буду на 15-20-х ролях, будет неприятно занимать чье-то место.

Другие новости биатлона можно посмотреть на странице зимних видов спорта.