Сергей Карякин один из тех, кто в будущем может бороться за шахматную корону
Сергей Карякин один из тех, кто в будущем может бороться за шахматную корону
Анастасия Карлович

«Шахматы топчутся на месте»

Глава отечественных шахмат посетовал на невысокий интерес к самому престижному турниру года

Кирилл Зангалис (Лондон)

Председатель правления Российской шахматной федерации Илья Левитов перед началом восьмого тура поделился своими впечатлениями «Газете.Ru» от турнира претендентов, где завершился первый круг, рассказал о подготовке россиян и констатировал, что в шахматах нужны перемены.

— Каково ваше мнение о турнире в Лондоне?
— Шахматный уровень мне оценивать сложно, все-таки сражаются супергроссмейстеры. Что касается организации, она ничем не отличается от других крупных соревнований. Интерес в целом достаточно низкий, как онлайн, так и оффлайн. В какой-то момент турнир просто умер, вернее, умерла его интрига. Это случилось после того, как в серьезный отрыв («+3») ушли Левон Аронян и Магнус Карлсен. Теперь уже очевидно, что остальные гроссмейстеры участвуют в турнире «В». Они почти не имеют шансов на победу.

— Перед Лондоном было много разговоров о том, что российские шахматисты серьезно настроены победить. А по Петру Свидлеру это было заметно даже внешне — он подтянул физику, похудев на 22 килограмма. Просто так на такие «жертвы» не идут. Но…
— Думаю, то, что наших ребят нет в лидерах – это стечение обстоятельств. Крамник не выиграл ключевую партию у Ароняна, в которой имел большой перевес. Это был поединок, который мог перевернуть турнир с ног на голову. Это было очень важно в плане психологии — взять и выиграть у основного конкурента. Конечно, теоретически ничего еще не потеряно.

Если Карлсен в первом круге набрал «+3», почему этого во втором не может сделать Крамник?

Но пока речь идет о том, чтобы хотя бы выиграть одну партию. То же касается и Грищука, который тут смотрится неплохо. Свидлер же начал турнир просто блестяще, но чуть подсел после того, как не смог одолеть Гельфанда в превосходной позиции.

— Кто ваш фаворит - Карлсен или Аронян?
— Аронян смотрится целостнее, он показывает более интересную игру.

Карлсен играет хорошо, но ощущение, что ему невероятно везет.

Гельфанд проиграл ему ничейную позицию с давлением, Свидлер быстро проиграл белыми.

— Как конкретно РШФ помогала российским гроссмейстерам?
— Подготовка абсолютно всех шахматистов ко всем турнирам – стандартна. Нужно быть в отличном психологическом состоянии, в хорошей физической форме, быть готовым в шахматном плане. Первое требует внутренней работы; второе – тренера по физподготовке, третье – солидной бригады тренеров. Все просто — второй и третий пункты стоят денег. Эти средства и были выделены нами на поддержку россиян. Мы ни в коем случае не жалеем финансовых вложений, и обязаны помогать своим игрокам в борьбе за корону. Но, к сожалению, турнир для нас пока не сложился. Винить здесь никого нельзя – просто не получилось.

— Кто из россиян в ближайшем времени может бороться за матч с чемпионом?
— Очевидно, что номер один это Сергей Карякин. Он будет играть в следующем цикле, а может быть, через один – это не так принципиально. Точно могу сказать, что в Лондоне он бы не затерялся, потому что абсолютно ни в чем не уступает ведущим гроссмейстерам, а при должной подготовке даже превосходит. Он очень стабилен и обладает достаточно устойчивой нервной системой. По-прежнему считаю, что огромным потенциалом обладает Ян Непомнящий. Если он сумеет вернуться после прошлогоднего падения в рейтинге, а ему это по силам. Подрастает талантливый 17-летний Даня Дубов.

То есть резерв у нас есть.

— Вы сказали, что турнир в Лондоне выглядит удручающе. Как же вернуть зрителей на шахматы? Как заинтересовать людей?
— Это ключевой вопрос, но пока на него нет конкретного ответа. Возможно, что в данный момент это неразрешимая проблема. Те шахматы, которые мы организуем, в которые играем, пока не находят понимания у зрителя. Болельщику это не нравится, он за них не голосует — ни ногами, ни кликом мышки. Здесь нужно что-то менять, пробовать, искать свою аудиторию. В Лондоне проходит блестящий турнир — турнир года, а то и десятилетия. Но уход шахмат с первых информационных рубежей — процесс, который сложно восстановить. Многие виды спорта это делали с помощью изменения формата: например, биатлон, лыжи. Раньше в лыжах бегали не меньше 10 километров, а сейчас есть полуторакилометровый спринт. Жизнь меняется, ускоряется, но почему-то мы боимся соответствовать этому ритму.

Другие материалы можно посмотреть на странице шахмат.