Дмитрий Турсунов был вынужден сняться с «Ролан Гаррос» из-за травмы
Дмитрий Турсунов был вынужден сняться с «Ролан Гаррос» из-за травмы
AFP

«То, что я смог закончить первый матч, было для меня удивительным»

Дмитрий Турсунов о том, почему он снялся с «Ролан Гаррос»

Наталья Копосова (Париж)

В пятый день «Ролан Гаррос» практически все матчи игралиcь с перерывами. В числе первых прерванных оказался матч Дмитрия Турсунова с Виктором Ханеску. Игра была остановлена при счете 4:6, 6:5, и перерыв явно пошел не на пользу Дмитрию. Вскоре после возобновления игры он решил сняться. Что стало, вероятно, вдвойне приятным сюрпризом для Ханеску, который, по его собственному признанию, «порой испытывает психологические проблемы».

Впрочем, особо огорченным Дмитрий не выглядел.

— Дима, что же вы такой подарок сделали Ханеску, который, возможно, опять столкнулся бы с психологическими трудностями?
— Я не знаю, насколько у него были психологические трудности, но не думаю, что он вот так бы собрал вещи и ушел. Это единственное, что меня могло заставить остаться на корте.

— Вы снялись из за полученной накануне «Ролан Гаррос» травмы. Когда она начала беспокоить?
— Она чувствовалась в предпоследнем матче на тай-брейке. Тогда она дала о себе знать, но не очень сильно. Мы не можем об этом много говорить, сразу начинают возникать идеи о тотализаторе, каждый начинает делать какие-то свои выводы. А в сегодняшнем матче, когда я побежал за укороченным мячом тай-брейка и приземлился на ногу, сразу понял, что, скорее всего, уже все.

— Что будет с парой?
— По правилам мы можем выйти играть, даже если снялись в одиночке.

В Дюссельдорфе я не мог играть в одиночке и играл пару. В паре бегаешь намного меньше. Не знаю. Посмотрим. Пока я об этом не думал — только вернулся от доктора. Можем выйти, сыграть. Но не стоит ожидать каких-то особых результатов.

— В перерыве во время матча все было сделано правильно?
— Конечно, когда сидишь, можно одно сделать, другое. Может быть, какие-то вещи я делал неправильно, но не буду сейчас их разбирать. Травма очень свежая. После Дюссельдорфа я приехал, потренировался первый раз в воскресенье и во вторник уже играл. Не думаю, что на этом уровне можно выиграть два-три матча. То, что я смог закончить первый матч, было для меня удивительным. Впрочем, и матч получился без особой беготни. А сегодня было прохладнее, чем в первой игре. Может, больше нужно было размяться, грелку положить. Но в то же время, когда корабль течет во все дырки, жвачку клеить — это как мертвому припарка.

— Поддержка зрителей в игре для вас что-нибудь значит?
— Смотря что вы называете поддержкой. Пару хлопков или когда вам с первого очка орут: «ничего, ничего, все нормально», когда меня успокаивают и начинают тренировать. Все по-разному понимают поддержку. Для меня поддержка важна до того момента, пока она не перерастает в помеху.

— То есть неквалифицированные советы вас раздражают?
— Они могут быть и квалифицированными. Но у тебя есть тренер, и, когда ты играешь, тебе интересно его мнение.

Все остальное, что происходит на стороне, это для меня совсем не поддержка. Я ее таковой не воспринимаю.

— Значит, зря кричали. А, кстати, вас как правильно укорачивать — Митя или Дима?
— Можете и Дмитрий, и Дмитрий Игоревич. Родители меня называли Митей. Но уже столько времени меня называют Димой, что я отзываюсь и на то и на другое.

— В высказываниях вашего первого тренера Сергея Гусева была фраза о шестилетнем мальчике, которого родители каждый день сонного приводили на корт. А какое время суток в игре для вас предпочтительнее?
— У нас нет графика. Поэтому ты стараешься отталкиваться от своего следующего матча. Я не чувствую себя совой или жаворонком. Единственное неудобство утром в том, что бывает прохладнее, как, например, сегодня. Может возникнуть неудобство, когда тебе ставят игру днем, потом матчи затягиваются, ты заканчиваешь поздно вечером, а завтра с утра тебе уже нужно играть следующий матч. Но это не кардинальные проблемы.

— Чем собираетесь заняться в высвободившееся время?
— В Париже есть хорошая лаборатория, у них очень хорошее оборудование. Буду делать МРТ, потом, может, ультразвук пойду сделаю. Есть чем заняться. Если, конечно, мне не предложат пройтись куда-нибудь.

— У нас тут концерт солистов оперы в ЮНЕСКО.
— Обязательно. Всегда рвался и в ЮНЕСКО, и в оперу.

— Вы не любите оперу? Предпочитаете балет?
— Да, я больше по балету и художественной гимнастике.

С другими новостями, материалами и статистикой вы можете ознакомиться на странице тенниса.