Хаджимурат Гацалов только что завоевал пятое в карьере золото чемпионата мира
Хаджимурат Гацалов только что завоевал пятое в карьере золото чемпионата мира
Getty Images

«Спортсменам нужна идеология»

Сборная России по вольной борьбе заняла второе место на ЧМ

Дмитрий Окунев

Обновленная сборная России по вольной борьбе завоевала две золотые медали на чемпионате мира. О новейших тенденциях в старейшем виде спорта, о проблемах молодых российских спортсменов, а также о том, как борьба станет жить после возвращения в олимпийскую программу, в интервью «Газете.Ru» рассуждает главный тренер отечественной сборной Магомед Гусейнов.

Высшего успеха в Будапеште добились Бекхан Гойгереев (до 60 кг) и Хаджимурат Гацалов. 30-летний капитан команды четыре раза побеждал на чемпионатах мира в категории до 96 кг, и вот теперь сверхудачно дебютировал в тяжелом весе, который сейчас ограничен 120 кг, но скоро расширится до 125. Кроме того, бронзовые награды завоевали Нариман Исрапилов (до 55 кг), Магомед Курбаналиев (до 66 кг) и Анзор Болтукаев (до 96 кг).

Этот результат позволил России занять второе место в общекомандном зачете. Первую строчку застолбил за собой Иран, забравший два золота, серебро и две бронзы. Третьими достаточно неожиданно стали украинцы — у них по одной медали каждого достоинства.

Однако беседу с наставником наших борцов Магомедом Гусейновым мы начали с совсем другой темы.

— Самое громкое событие последних недель — возвращение борьбы в олимпийскую программу. У меня на этот счет и сомнений не было. А у вас?
— Переживал, куда ж без этого. Все члены нашей сборной испытывали мандраж. А вдруг выберут другой вид? Отрадно, что ведущие борцовские державы мира — Россия, Турция, Иран, Япония, США, постсоветские республики — объединились перед общей опасностью. Очень велика заслуга в процессе спасения борьбы Михаила Мамиашвили, олимпийского чемпиона Сеула и президента нашей федерации. Если б не его труды, даже не представляю, как бы все могло обернуться. Мамиашвили дома не ночевал — то встречался с членами МОК, вел пропагандистскую работу, то летал на переговоры с руководством FILA.

— Борьба действительно предоставила МОК веские доводы для исключения?

— Предыдущий глава FILA Рафаэль Мартинетти абсолютно не контактировал с руководством Международного олимпийского комитета. Он жил своей жизнью. Швейцарец не слушал опытных и уважаемых тренеров и не хотел сделать борьбу красивой.

Этого удалось добиться лишь после его отставки. Теперь наш вид спорта, убежден, стал интересным, зрелищным и понятным. Обидно, что человек, от которого многое зависело, палец о палец не ударил для того, чтобы хоть что-то изменить.

— Неужели во всем виноват один Мартинетти?
— Понимаете, в его эпоху не существовало связующего звена между МОК и FILA. Кто, как не он, должен нести за это ответственность? Мартинетти погорел на разных делишках. Нечисто работал. А если бы с МОК были нормальные отношения, никто бы и не подумал исключать борьбу.

— Швейцарец, как рассказывают ветераны, был очень посредственным, даже трусливым борцом. А новый президент Ненад Лалович когда-нибудь боролся?
— Естественно! Более того, он был одним из лучших в своем весе. Однако его единогласно выбрали, разумеется, не за это. Международной федерацией должен управлять именно такой человек, как Лалович. Это наша общая позиция.

«Молодежь уходит в лес»

— Где застала вас новость из Буэнос-Айреса?
— В тренировочном зале. Это был настоящий праздник! Все последние месяцы нам будто не хватало воздуха. Узнав о положительном решении, все очень сильно обрадовались. Словно досаждавший фурункул взорвался.

— Борьба осталась на Олимпиаде с условием, что вольники и греко-римляне отдадут по одной категории женщинам. Ваше отношение к «уравниловке»?
— Исключительно отрицательное. Это решение сужает программу вольной борьбы и заставляет устанавливать новые рамки категорий. Отныне на Играх смогут выступить не семь вольников или классиков, а всего лишь шесть. Разве это хорошо?

— Не уверен.
— Что делать легковесам? Они загнаны в очень сложные условия. И нам ничего не остается, как подстраиваться под ситуацию. Что ж, тренерскому штабу придется хорошенько обо всем подумать.

— Зато верхняя планка у вольников поднимется до 125 кг. Это хорошо?
— На мой взгляд, после 95 уже не должно быть никаких ограничений.

— Примерно так было раньше.
— Точно. Почему потом вдруг решили строго ограничить, я не знаю. Но понимаю, что это неправильно. Повторюсь, в тяжелом весе никаких ограничений быть не должно.

— Что вспоминаете об Играх-2012 ровно год спустя?
— Лондонская Олимпиада оставила у меня очень плохой осадок. Год назад наши спортсмены не реализовали свои возможности. Конечно, сейчас начался новый олимпийский цикл. И все равно до конца не отпускает. Признаться, я устал. Сразу бросить работу, наверное, не получится. Но паузу для отдыха точно возьму.

У меня в Дагестане свой зал. Иду туда в полседьмого, а возвращаюсь только вечером. Получаю огромное удовольствие! Через шесть – восемь лет эти детишки смогут выигрывать чемпионаты мира и Олимпийские игры. Здорово заниматься огранкой настоящих алмазов.

— Работать с детьми вам интереснее, чем со сборниками?
— Да. Честно скажу: я работаю не за деньги. Хочется быть первым и у всех выигрывать. Увы, это получается далеко не всегда. Обстановка на Северном Кавказе непростая. Молодежь уходит в лес и становится боевиками. Однако даже в таких условиях нам удается удерживать многих в зале и воспитывать из них чемпионов.

«Борцы становятся ленивыми»

— В Дагестане действительно очень опасно?
— Для вас или для меня — нет. Конфликт строится на основе разногласий в религиозных течениях. Идет активная информационная агитация. Каждая группа пытается доказать собственную правоту. Ребята подвергаются обработке лет с шести-семи. Поэтому хотелось бы обратиться к властям республики и России: стройте в нашем регионе побольше бассейнов, борцовских залов, вообще спортсооружений! Вы ведь понимаете, почему сложилась столь печальная ситуация?

— Почему?
— Работы в Дагестане нет в принципе. Даже детских садиков нет! Кто познакомит ребятишек с вопросами морали? Могу продолжать список.

— Давайте.

— Нормальное образование отсутствует. Нынешние школы — это тихий ужас. В 1970–1972 годах я служил на Сахалине, затем был переведен в Хабаровск. То были совершенно другие времена. Русские, дагестанцы, белорусы — да все жили одной семьей. Воспитание давали в школах. Идеология была совсем другая. А сейчас ее вообще нет. Парни оканчивают 11 классов, а писать и читать толком не умеют.

— Имеете в виду борцов?
— Их. С другими спортсменами почти не пересекаюсь. В олимпийское училище я зачисляю после седьмого класса. Провожу собеседование: напиши, говорю, мою фамилию. Что получается — не разберешь. Прочесть невозможно! На Северном Кавказе такое обучение.

— Хоть кто-то в нынешней сборной поражает знаниями?
— Конечно! Взять хотя бы свежеиспеченного чемпиона мира в тяжелом весе Хаджимурата Гацалова. Прекрасный парень! Он, правда, прошел еще советскую школу. Или 20-летний Шамиль Кудиямагомедов. Несмотря на юность, он уже оканчивает университет. Очень грамотный, эрудированный мальчик. Вот у него с моралью все в порядке. Кахабер Хубежты и Нариман Исрапилов тоже очень воспитанные спортсмены.
Каждая тренировка начинается у нас с собрания. Пытаемся донести до ребят, что должно отличать российского спортсмена.

«Идет смена поколений»

— Капитан сборной Гацалов выиграл золото Игр в Афинах-2004, а затем четырежды побеждал на чемпионатах мира в категории до 96 кг. Теперь он одержал пятую победу, но уже в весе до 120 кг. Не слишком ли мал Хаджимурат для королевской категории?
— Его нормальный вес составляет 100–101 кг. Однако на абсолютном чемпионате России Гацалов побеждал самого Биляла Махова. Хаджимурат — очень техничный спортсмен, а потому у него получается справляться с теми, кто значительно тяжелее. Когда Махов травмировал плечо, вопрос, кто заменит его в составе, не стоял. Других равных Гацалову в тяжелом весе просто нет. Удивительно, но большие проблемы в этой категории испытывают все наши олимпийские сборные по единоборствам — и греко-римляне, и дзюдоисты. Я даже не сомневался, что медаль он точно возьмет. На деле же получилось еще лучше. Если у возрастного атлета есть желание бороться, все у него должно получиться как надо.

— В прежние времена наши тяжеловесы были впереди планеты всей. Почему вдруг разразился кризис?
— Ребята становятся ленивыми. Тяжи перестают за собой следить, уже нет былого профессионализма, которым славились Александр Медведь, Сослан Андиев или Артур Таймазов.

— Почему в составе вашей команды не оказалось ни одного олимпийца-2012?
— Идет смена поколений. Многие участники прошлогодних Игр отнюдь не слабее тех, кто боролся в Будапеште. Однако и другим спортсменам надо было дать шанс. Тем более олимпийцы после Лондона очень долго отдыхали. И, как следствие, проиграли на отборочном чемпионате России номинально вторым номерам сборной.

— Олимпийцы, случаем, не обидятся на вас, что не взяли их в Венгрию?
— Они все прекрасно понимают и могут обижаться разве что на самих себя.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице летних видов спорта.