Петр Свидлер против Левона Ароняна
Петр Свидлер против Левона Ароняна
Владимир Барский

Шахматный хоккей Свидлера

Виши Ананд сохранил лидерство в турнире претендентов, Аронян обыграл Свидлера

Владимир Барский

После дня отдыха на турнире претендентов в Ханты-Мансийске состоялись партии 4-го тура. Виши Ананд сохранил лидерство, на пол-очка от него отстают Владимир Крамник и Левон Аронян. Последний в отчетный день обыграл Петра Свидлера.

Можно не сомневаться, что партия Ананд — Крамник, будь она сыграна в XIX веке, вызвала бы настоящую бурю в шахматном мире. Еще бы, какой захватывающий сюжет: вначале белые жертвуют пешку, оставляя собственного короля в центре, и начинают окольными путями подбираться к неприятельскому монарху. Черные же, забыв о развитии, прыгают по доске двумя фигурами, потом отправляют своего ферзя строить козни в тылу врага, прекрасно отдавая себе отчет в том, что сильнейшая фигура может назад и не вернуться.

Справка:

Результаты 4-го тура

Аронян (Армения) — Свидлер (Россия) 1:0;
Мамедьяров (Азербайджан) — Андрейкин (Россия) 1:0;
Ананд (Индия) — Крамник (Россия), Карякин (Россия) — Топалов (Болгария) — ничьи.

Белые парируют нехитрые угрозы и готовятся нанести разящий удар, но тут черные отдают коня за два шаха, заставляя белого короля покинуть уютный домик и выйти в центр навстречу всем ветрам. Следует легкий укол, и — неожиданный хеппи-энд: ничья вечным шахом!

Легко представить, как могучий Вильгельм Стейниц публикует глубокий анализ в своей шахматной колонке, которую ведет в главном спортивном журнале Англии The Field», и убедительно доказывает, что белый король, будь он посмелее, сумел бы сам себя защитить.

А через пару месяцев в «Шахматном листке» ему возразил бы въедливый Михаил Чигорин, и в конце нескольких страниц, густо усеянных вариантами, последовал бы неопровержимый вывод: динамики черных фигур более чем достаточно для равенства.

Европейские журналы перепечатали бы самые красивые варианты, добавив свои пять копеек (пять пфеннигов, пять шиллингов), и дискуссия продолжалась бы еще несколько лет, то затихая, то снова разгораясь.

Справка:

Положение после 4 туров

1. Ананд — 3 очка;
2-3. Аронян, Крамник — по 2,5;
4-5. Свидлер, Топалов — по 2;
6-7. Мамедьяров, Карякин — по 1,5;
8. Андрейкин — 1.

В наши дни у гроссмейстеров примерно одинаковые компьютеры, оснащенные одними и теми же программами. Даже в самой сложной миттельшпильной позиции до истины можно докопаться за несколько дней. Владимир Крамник, правда, не признался на пресс-конференции, как глубоко простирался его домашний анализ (мол, партия имеет большое теоретическое значение, и он не станет раскрывать свои карты), но большинство экспертов предположили, что все тридцать ходов российский экс-чемпион предусмотрел заранее.

Партия продолжалась всего полтора часа, а потом еще примерно полчаса гроссмейстеры отдали беседе с журналистами. Владимир пребывал в добром расположении духа, часто шутил, подробно отвечал на любые, даже замысловатые, вопросы. Например:

— Кто бы победил: нынешний Крамник или Крамник времен своего чемпионства? (Россиянин владел короной с 2000 по 2007 год. — «Газета.Ru».)

— Я бы предложил ничью! — и под дружный хохот журналистов добавил: — И думаю, что я бы согласился!

Понятно, что и Виши Ананд не выглядел удрученным. Пока турнир складывается для него великолепно: две победы в четырех партиях, ни одной плохой позиции. Ну, превзошел его соперник в домашнем анализе — что ж, бывает. Сегодня ты, завтра я.

Справка:

Пары 5-го тура

Андрейкин — Ананд;
Крамник — Аронян;
Свидлер — Топалов,;
Карякин — Мамедьяров.

Еще одна острая дебютная дуэль, переросшая в дуэль психологическую, разгорелась в партии Аронян — Свидлер. Чемпион России избрал свою любимую защиту Грюнфельда и на 21-м ходу применил важную теоретическую новинку.

Левон Аронян надолго задумался, очевидно, пытаясь вспомнить: анализировал он это продолжение или нет, и если да, то как тут надо играть? Или анализировал что-то похожее, но не то?

Огромный объем информации удержать в голове очень трудно; порой гроссмейстер твердо уверен, что воспроизводит домашний вариант, а после партии заглядывает в свой компьютер и удивляется…

Аронян отреагировал на новую идею Свидлера самым принципиальным образом — пожертвовал фигуру, выгнав черного короля в центр. «Момент истины» наступил на 27-м ходу, когда черные могли вернуть лишний материал, форсируя переход практически в ничейное окончание.

Тут уже Петр надолго задумался, а гроссмейстер Михаил Красенков, комментировавший партию в режиме реального времени на популярном сайте www.chesspro.ru, написал: «Петр эту возможность, наверное, видит, но все же думает. Психология! Жалко отдавать назад фигуру... Хотя все вроде бы, конечно, включая Петра, прекрасно знают, что лучшая реакция на позиционную жертву — возвращение материала в выгодный момент... Только порой кажется, что момент недостаточно выгоден, а лучший потом уже и не предоставляется».

Михаил как в воду глядел, «расписал» сценарий поединка вплоть до самого конца! Через ход Свидлер не захотел расставаться с качеством, а через семь позиция белых с двумя связанными проходными пешками, при поддержке ладей перешедшими границу, стала настолько грозной, что петербуржец предпочел отдать коня, лишь бы вынудить размен ферзей.

Но эта вариация, как и предсказал Красенков, оказалась гораздо хуже: Левон Аронян уверенно реализовал перевес в эндшпиле и поменялся со Свидлером местами в турнирной таблице.

На пресс-конференции Петр Свидлер, вернувшись к ключевому моменту партии, признал, что ему следовало сразу вернуть фигуру и «как-нибудь да сделать ничью». Свое решение он объяснил так:

«Я очень долго думал над этой возможностью, но в конце концов решил, что... «трус не играет в хоккей»! Все-таки у черных лишняя фигура, и они явно форсированно не проигрывают. Не раз по ходу партии пожалел об этом решении».

Трудно не согласиться с выводом Михаила Красенкова: «История стара как мир: черные пожалели приобретенный (собственно, пожертвованный им) материал, потом, поняв свою ошибку, запаниковали и отдали его в гораздо худшей редакции. Удержать худший эндшпиль им не удалось».

Поменялись местами в турнирной таблице и Шахрияр Мамедьров с Дмитрием Андрейкиным: азербайджанский гроссмейстер ушел с последнего места, а российский, проиграв в личной встрече, туда опустился. Партия получилась очень острой, эффектной и, понятное дело, далеко не безошибочной. Оба стремились к победе, чаша весов качалась из стороны в сторону, но в конце удача улыбнулась Шаху.

Наименее содержательной получилась партия Карякин — Топалов. Российский гроссмейстер чуть ли не впервые в жизни открыл игру ходом с2-с4, заставив соперника уже на первом ходу погрузиться в раздумья.

Веселин все-таки рискнул пойти по самому принципиальному пути и не прогадал: никакой не то что дебютной бомбы, но даже увесистого «камня за пазухой» у Сергея не оказалось. Постепенно уже черные стали играть на перехват, обменяли две ладьи на ферзя и пешку, но за рамки равенства позиция так и не вышла.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице шахмат.