РИА-Новости

Гагаринские высоты Петербурга

Как Петербург принимал финал Кубка Гагарина

Фарид Бектемиров (Санкт-Петербург)

Петербург, так непохожий на всю остальную Россию, в этом апреле стал хоккейной столицей страны. Красно-синяя река у стадиона, разнохарактерные талисманы СКА и бросок на миллион рублей — в репортаже корреспондента «Газеты.Ru» с третьего матча финала Кубка Гагарина.

Санкт-Петербург — это странный, как будто даже не российский город, который с Москвой объединяет только поезд «Сапсан», проходящий между двумя вокзалами-близнецами, Ленинградским и Московским, а со всей остальной страной — разве что Кунсткамера, которая в том или ином виде есть в любом нашем городе.

Здесь извиняются, когда наступают на ногу, здесь у метро есть нормальные трехъярусные пандусы для инвалидов, здесь на грязных машинах пишут не банальное «Помой меня», а целые философские сентенции вроде «Простите, пожалуйста, но вы все-таки …». Здесь живет и выступает с лекциями Невзоров, что само по себе дает городу право считать себя уникальным. Здесь даже логотип метро похож не столько на букву «М», сколько на незаконченного Пакмэна.

Да что там, здесь плеер сам выбирает себе саундтрек к «Мертвецу» Джармуша, потому что только магический гитарный перебор Нила Янга и крики чаек способны передать настроение апрельского Петербурга.

Есть у города и чисто хоккейные странности. Миллиарды рублей, вложенные в СКА, за шесть лет окупились лишь одной медалью и Кубком континента. И даже когда золото чемпионата России стали разыгрывать в регулярке, а не в плей-офф, сильнейшая по составу команда все равно не смогла его выиграть.

Но годы унижений, годы всеобщей ненависти к их любимому клубу, казалось, только закалили армейских болельщиков. Кубковые провалы шли один за другим, но «Ледовый» каждый раз был забит под завязку и верил.

Люди в шарфиках стали попадаться еще на дальних подступах к метро. Ближе к станции назначения атрибутику носила уже практически четверть пассажиров. А от выхода из подземки до стадиона тянулась нескончаемая красно-синяя река.

Организаторы матча приготовили на креслах красные и синие таблички, и на минуту болельщики окрасили себя в те цвета, в которые, по меткому выражению Кличко, они окрасили себя.

Фанатский сектор болел отчаянно, резонансом своих прыжков и кричалок, очевидно, пытаясь обрушить своды дворца. Простые поклонники СКА, те, кого обычно называют «кузьмичами», немного стеснялись, но по первому же зову диктора начинали так агрессивно стучать своими хлопушками, что, будь на их месте ладони, не обошлось бы без множественных переломов.

Костюмированные Волк и Заяц из «Ну, погоди!» честно отыгрывали свои амплуа на площадке перед трибунами. Волк весь стартовый период провел спиной к болельщикам, пытаясь как можно удачнее подставиться под прицелы камер. Заяц, напротив, не замечал оператора, стараясь танцевать ближе к зрителям, и особенно — к группе поддержки.

Не уставал исполнять свои безумные танцы и прижившийся на питерских трибунах Иван Грозный, страшный сон историков, наверняка недоумевающих, какое отношение монарх имел к Петербургу и армейской команде.

Впрочем, вскоре эту троицу сменил более аутентичный Конь Огонь, и все встало на свои места.

Во втором перерыве спонсоры соревнований Pepsi, Lays и Adrenaline Rush разыграли 2 млн руб. Строго говоря, один из них уже был разыгран: Валентин Гоголев из Ростова-на-Дону угадал время первого гола в серии и был приглашен на третий матч. Но чтобы взять вторую половину приза, ростовскому Нострадамусу пришлось показать точность еще и в чисто хоккейном плане — реализовать хотя бы один из трех бросков из центра площадки.

Гоголев забил вторым выстрелом, под овации трибун став практически мультимиллионером.

Правда, в дальнейшем победное настроение питерцев заметно ухудшил Евгений Медведев, сравнявший счет в середине третьего периода. Следом на кубе показали приехавшего на матч комичного Рене Фазеля, съежившегося под тяжелым взглядом Николая Валуева, и болельщики повеселели.

Тут сделаем лирическое отступление. Петербург в этом сезоне достоин Кубка Гагарина. Не в том смысле, в котором это слово используют женские журналы, говоря «ты этого достойна», а в том, который вкладывают в понятия «честь» и «достоинство», когда вручают национальные премии, ордена и медали.

Так получилось, что в финал вышли команды с изначально неравными шансами на успех. Одна из них совершала подвиг за подвигом, сняв с себя динамовское проклятие и впервые в истории КХЛ отыгравшись после трех поражений подряд. Другая в тяжелых боях прошла три достаточно средних коллектива.

СКА стало некуда отступать: мосты были то ли сожжены, то ли разведены. После такого фантастического надрыва, после километров разорванных нервов город просто не понял бы поражения в финале.

«Ак Барс» же никому ничего не был должен. Молодая команда со старым тренером и так прыгнула выше головы, схватила удачу за хвост и попала еще в десяток похожих фразеологизмов. Билялетдинов опять доказал, что он великий наставник. С такими исходными данными дойти до решающей серии — уже победа.

И все же, наверное, Билл не был бы столь значимой фигурой в нашем клубном хоккее, если бы в сложной ситуации сдавался без боя. Ближе к концовке встречи казанцы откровенно поддавили хозяев и забросили победную шайбу усилиями Александра Свитова.

Казалось, что петербуржцам успех в серии нужнее и дороже. Слишком много они пролили крови и пота, слишком сильно обнадежили своих поклонников, а главное — слишком красиво шли к этому финалу.

Но «барсы» продемонстрировали, что все эти рассуждения — от непонимания хоккея. Великому сезону нужен великий, а не четырехматчевый финал.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Континентальной хоккейной лиги.