Евгения Тарасова и Владимир Морозов (Россия), завоевавшие бронзовые медали в парном катании на чемпионате мира по фигурному катанию в Хельсинки, во время церемонии награждения
Евгения Тарасова и Владимир Морозов (Россия), завоевавшие бронзовые медали в парном катании на чемпионате мира по фигурному катанию в Хельсинки, во время церемонии награждения
РИА «Новости»

«Нога распухла, пришлось кататься на обезболивающих»

Тарасова и Морозов завоевали бронзу на чемпионате мира по фигурному катанию

Оксана Тонкачеева (Хельсинки)

Бронзовые призеры чемпионата мира в парном катании Евгения Тарасова и Владимир Морозов в интервью «Газете.Ru» рассказали о своей гармонии, уроках Робина Шолковы, планах на оставшуюся часть сезона и о том, кто в дуэте главный.

— Женя, после короткой программы вы сказали, что не считаете себя героем, выйдя на лед после того, как вам наложили на ногу 14 швов. А каких усилий стоил вам вчерашний прокат?

Евгения Тарасова: Было тяжелее. Нога распухла, кататься пришлось на обезболивающих.

Но все зависело от меня. Хочешь кататься — катайся. Мы смогли достойно закончить этот чемпионат мира, приобрели бесценный опыт как бороться с собой в непредвиденной ситуации.

До этого никогда не приходилось выступать с травмой.

— Ваш тренер Нина Мозер считает, что, завоевав эту медаль, вы получили отличную стартовую площадку в олимпийском сезоне.

Владимир Морозов: Однозначно, теперь мы будем чувствовать себя увереннее. Мы поняли, что можем бороться с любыми соперниками. А это, поверьте, это дорого стоит.

— Если оценить сезон в целом, все получилось, что планировали?

Морозов: Ну, для нас сезон еще не закончен.

Впереди — командный чемпионат мира. Мы будем там выступать, если позволит Женино здоровье.

А что касается остального… Что-то лучше получилось, а где-то недожали. Но мы старались. Все наши с Женей медали — это большой труд. У нас не было такого: пришел, увидел, победил. Все эти годы мы доказывали судьям, что достойны быть в числе лидеров. Доказали.

— У вас, если посмотреть результаты, вообще совместная карьера складывалась по восходящей…

Тарасова: Для нас это третий чемпионат мира, и каждый год мы старались прибавить в чем-то. Может быть, не так быстро, как хотелось бы. Но всему свое время. Вот сейчас есть медаль, но нужно сокращать отставание от Алены (Алены Савченко/Бруно Массо. — Газета.Ru»), китайцев… И мы знаем, как это сделать.

— Все отмечают вашу удивительную слаженность не только чисто внешне, но и в работе и в отношениях друг с другом. Такая гармония появилась сразу?

Морозов: Если и были какие-то трудности, то они касались чисто технических вещей. Например, в разучивании совместных парных элементов. Ведь когда меняешь партнера, приходится заново приспосабливаться и к росту, весу, ширине шага при скольжении, скорости. Вроде делаешь все то же самое, но уже по-другому.

Тарасова: А вот чисто по-человечески, да, взаимопонимание как-то сразу сложилось.

Помню, я для себя решила: буду во всем слушаться Володю. Но не помню, чтобы он командовал или повышал на меня голос.

— Если случаются ссоры, кто обычно подходит мириться первым?

Морозов: Да практически не бывает такого, чтобы мы ссорились. Честно. Возможно, в этом и есть наша сила.

— С вами работает большая команда: Нина Мозер, Робин Шолковы и Андрей Хекало. Какова роль каждого из них?

Морозов: Нина Михайловна отвечает за подготовительную часть, Робин — за техническую, с Андреем Григорьевичем мы также работаем над отдельными элементами. Каждый вносит свою лепту.

В нашей команде нет какой-то иерархии, нет явного лидера. Никто никому не перечит и дорогу не перекрывает.

— А кто из них больше всех бывает вами недоволен?

Морозов: Мы уже не в том возрасте, чтобы тренеры нас как-то ругали или были нами недовольны. Нас не надо заставлять работать или уговаривать.

Тарасова: Бывает мы спорим, отстаиваем свою точку зрения. Но мы все всегда в диалоге находимся. Это главное.

Робин, например, совсем недавно еще сам выступал, он еще хорошо помнит все ощущения, которые испытывает фигурист, готовясь к прокату, выходя на старт.

В этом смысле нам очень помогает его опыт.

Морозов: Стараемся перенять и стиль катания Робина. Он нам всегда импонировал. Это такой европейский стиль — лаконичный, мягкий, танцевальный…

Ну и, конечно, чисто в парных элементах его помощь очень ощутима, в технике они с Аленой тоже всегда были лидерами.

— Честно говоря, когда наблюдаешь, как сегодня фигуристки-парницы взлетают надо льдом, пульс зашкаливает. А вам, когда разучиваете элементы повышенной сложности, приходится бороться с чувством страха?

Тарасова: Сейчас уже практически нет. Ведь тот же выброс в четыре оборота начинаешь пробовать сначала на лонже, и это абсолютно не страшно. А потом многое строится на доверии к партнеру. Он же не просто тебя бросает на лед, а рассчитывает каждый свой шаг, каждое движение.

Морозов: От сложности никуда не деться. Если мы хотим бороться за первые места, придется рисковать.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице зимних видов спорта, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».