Сергей Карякин и фигуристка Евгения Медведева на церемонии вручения премии «Серебряная лань»
Сергей Карякин и фигуристка Евгения Медведева на церемонии вручения премии «Серебряная лань»
Из архива Сергея Карякина

«Это был классный ход — начать болеть за «Спартак»

Российский шахматист Карякин примет участие в супертурнире в Азербайджане

Российский шахматист Сергей Карякин рассказал «Газете.Ru», как стал искренне переживать за московский «Спартак», как справляется с обрушившейся на него популярностью после матча на первенство мира с Магнусом Карлсеном и почему не примет участия в командном чемпионате мира по шахматам.

— После окончания чемпионского матча вам пришлось прямо с трапа самолета ехать по редакциям и телеканалам. Как вы относитесь к своей популярности, которая из просто большой внезапно превратилась в огромную?

— С одной стороны, я этому искренне, по-человечески рад, потому что это не может не нравиться любому нормальному человеку. Жаль лишь, что времени не хватает на семью. А из элементарных развлечений могу только сходить на футбол. К тому же у меня появилось семь личных спонсоров, и, согласно нашим договоренностям, я часто должен быть на виду. С другой стороны,

я также рад за шахматы, потому что о них сейчас говорят буквально «из каждого утюга», и, пока есть возможность, я буду нести шахматы в массы.

— Вы постоянно в разъездах: то на хоккее в Москве, то где-то в Сибири, то в Симферополе. При такой насыщенной общественной жизни как у вас остается время на шахматы?

— В этом смысле я словно попал на двойную работу.

Я не могу отказать в визите своим друзьям из «Спартака», потому что очень болею за этот клуб. Например, я не мог пропустить матч с «Зенитом».

Мне также сложно отказать детям. Или, например, меня пригласили поиграть с молодым человеком из Первоуральска, у которого тяжелая форма ДЦП, но который очень любит шахматы. Я согласился, и спустя два месяца мы сыграли, так как я слово свое держу. Надеюсь, он получил удовольствие от нашей игры.

Так что, как видите, приходится очень серьезно распределять нагрузку, чтобы на первом месте всегда оставались шахматы: я должен уделять им как минимум пять-шесть часов в день.

— Хотелось бы спросить насчет «Спартака»: как вы полюбили эту команду?

— Все мое детство и юность я занимался только шахматами и больше ничем, даже не получалось достаточно времени уделять школе, что уж говорить о футболе.

В то время я не следил особо за командами, просто любил гонять в мяч, а в Симферополе иногда посещал матчи местной «Таврии».

Когда же я переехал в Москву, то познакомился с моим будущим менеджером Кириллом Зангалисом, который оказался ярым фанатом «Спартака». Мои друзья по сборной Непомнящий и Евгений Томашевский тоже болеют за красно-белых. Вот так мне и привили любовь к этой команде.

Кроме того, я никогда не скрывал, что для меня это был такой классный ход — начать болеть за «Спартак», ведь это народная команда, а я переехал в Москву.

Однако ко всему хорошему быстро привыкаешь, и теперь я на самом деле настоящий фанат красно-белых, отчаянно за них переживаю и очень хочу, чтобы в этом сезоне они вернули себе чемпионский титул.

Я проникся спартаковским духом и теперь мои любимые цвета красно-белые. Это великий клуб с великой историей. Когда побывал в музее «Спартака», то неделю потом ходил под впечатлением.

Мне даже передали, что капитан красно-белых Денис Глушаков очень внимательно следил за моей игрой и когда-нибудь мы обязательно встретимся с ним и с другими ребятами, пообедаем, познакомимся поближе.

Также из спортсменов я заочно знаком с бойцом ММА Хабибом Нурмагомедовым. Мы договорились сыграть товарищескую партию.

— Вы не выступали на соревнованиях уже давно, с январского турнира в голландском Вейк-ан-Зее. В какой форме вы сейчас находитесь и готовились ли вы как-то специально к турниру в Азербайджане, который стартует уже в пятницу, 21 апреля?

— После турнира в Вейк-ан-Зее я почувствовал большую усталость, которая накопилась за последние месяцы, поскольку с октября 2016 года, когда мы начали усиленную подготовку к матчу с Магнусом Карлсеном на первенство мира по шахматам, у меня фактически не было ни одного выходного. Но после январского турнира мне наконец-то удалось улететь в отпуск, и я три недели провел в Эмиратах с семьей, время от времени поглядывая какие-то матчи конкурентов.

— А затем начался тренировочный сбор?

— Да, я начал готовиться к турниру в азербайджанском Шамкире — Мемориалу Вугара Гашимова.

Это выступление очень важно для меня, потому что Вугар был моим другом (азербайджанский шахматист скончался в 2011 году от опухоли мозга. — «Газета.Ru»).

Среди шахматистов вообще редко бывают такие теплые отношения, но с ним у нас была настоящая мужская дружба. Так что я хочу сыграть очень хорошо. К тому же я еще ни разу не выступал на этом мемориале блестяще, так как он выпадал то перед турниром претендентов, то перед матчем на первенство мира, и нужно было экономить силы.

— Как вы оцениваете состав участников турнира?

— Состав очень серьезный. Нет ни одного гроссмейстера с рейтингом ниже 2700 очков, а трое даже находятся в первой десятке ФИДЕ. Так что если мне удастся победить, это будет один из самых крупных успехов в моей карьере.

— А с кем вам было бы интереснее всего сыграть? С Владимиром Крамником — россиянином, который обгоняет вас в рейтинге ФИДЕ?

— С Крамником у меня положительная статистика партий, так что буду спокойно играть со всеми. Мне хорошо играется в Азербайджане, именно здесь я выиграл Кубок мира.

И вообще молодцы те, кто сохраняют крупные турниры даже в непростых экономических условиях. Мемориал Гашимова пройдет уже в четвертый раз..

Отдельное спасибо хотел бы сказать вице-президенту шахматной федерации Азербайджана Маиру Мамедову. Благодаря его организаторским способностям все соревнования проходят на ура.

— Как проходила подготовка к турниру?

— Нужно было набирать форму, ведь шахматы — это как игра на музыкальном инструменте: не играешь каждый день — делаешь это хуже.

Так что мы начали подготовку с моим партнером по сборной России гроссмейстером Яном Непомнящим. Из тренеров с нами занимались Александр Мотылев, Владимир Поткин, а также мои личные наставники — Денис Хисматуллин и Юрий Дохоян. Сбор продлился две недели, а потом я вернулся в Москву, а сейчас уже нахожусь в Шамкире.

— Кстати, как вы оцениваете игру Непомнящего? Он занял второе место на швейцарском турнире памяти гроссмейстера Виктора Корчного, уступив по очкам лишь американцу Хикару Накамуре.

— Ян заслуживает места в десятке мирового рейтинга ФИДЕ. Ему, может быть, немного не хватает стабильности, но в остальном он достойный кандидат на первую десятку.

Что касается турнира имени Корчного, то там был не совсем классический контроль времени, а так называемая «новая классика» от организатора соревнований Олега Скворцова — давалось всего 45 минут на партию. Всем известно, что Непомнящий фантастически проявляет себя в быстрых шахматах, так что ничего удивительного в его втором месте нет. Даже жалко, что Яну не хватило совсем чуть-чуть до победы на турнире, я за него болел.

— У вас есть в планах на этот год подняться в рейтинге?

— Ну конечно!

Мое самое высокое место в мировом рейтинге было четвертое — я добился его в 2011 году. С тех пор я был и пятым, и шестым, сейчас седьмой-восьмой, а хотелось бы попасть в тройку.

Так что на каждый турнир я ставлю себе цель заработать как можно больше очков.

— А почему вы отказались от участия в командном чемпионате мира по шахматам, который пройдет в июне в России?

— У меня есть обязательства перед Grand Chess Tour — очень большой турнир, где я должен быть, и руководство сборной пошло мне навстречу. К тому же необходимо обкатывать молодежь.

Я, Владимир Крамник, Петр Свидлер, Александр Грищук, Непомнящий и другие опытные гроссмейстеры не всегда можем присутствовать на матчах сборной, так что нам нужна хорошая замена. Россия не побеждала на Олимпиаде с 2002 года, так что я думаю, что свежая кровь и ротация нам не помешают.

— В декабре вы победили на чемпионате мира по блицу. Этот успех что-то для вас значит или напоминает вам победу в Копа дель Соль для «Спартака»?

— Победа на этом турнире значит для меня очень многое. Поверьте, каждый гроссмейстер мечтает завоевать этот титул. Он тем ценнее для меня, что я победил на этом турнире после чрезвычайных нагрузок матча на первенство мира.

Когда я приехал, то просто падал от усталости, но, несмотря на это, выиграл в личной встрече с Карлсеном и стал чемпионом. Для меня это очень крутой титул.

— Вы недавно вошли в состав Общественной палаты Российской Федерации. Насколько это важно и нужно лично вам?

— Мне это действительно интересно, потому что

я, как профессиональный спортсмен, смогу поднимать в Общественной палате шахматные вопросы и приносить российскому спорту пользу.

От таких предложений не отказываются.

— В конце марта вы открыли свой шахматный клуб в Симферополе. Не опасаетесь ли вы, что поездки в Крым могут как-то аукнуться в будущем, например, запретом въезда на Украину, как это произошло с певицей Юлией Самойловой?

— Матч в США против Карлсена показал, что шахматы вне политики. Так что я как ездил в Крым, так и буду. Я готов играть во всем мире, на Украине, везде.

— А последние события, связанные с Крымом, как-то повлияли на ваши отношения с украинскими шахматистами?

— Никогда в жизни не конфликтовал с украинскими гроссмейстерами, а с Антоном Коробовым и Павлом Эльяновым у меня вообще прекрасные отношения.

Кто не захотел со мной общаться после крымских событий, тот не общается, не буду называть фамилию.

Я же открыт для обсуждения подобных вопросов с разумной точки зрения, без всяких конфликтов.

— Ваши критики утверждают, что вы пережили высшую точку своей карьеры в конце прошлого года, во время матча на первенство мира, и больше таких результатов не покажете. Что вы можете им ответить?

— Посоветую вспомнить 2014 год. Я выиграл международный турнир в норвежском Ставангере во второй раз, и тогда все тоже сказали, что это высшая точка моей карьеры.

И в 2014 году я занял в чемпионате России последнее место: представляете, каким это казалось для меня «дном»?

Причем тогда еще не участвовали сильнейшие российские гроссмейстеры Крамник и Александр Грищук. Конечно, все списали меня со счетов перед Кубком мира. Когда я выиграл там, все сказали, что теперь я уж точно провалюсь на турнире претендентов. Когда я отобрался на матч на первенство мира, мне предрекали, что я проиграю много партий и противостояние с Карлсеном быстро закончится.

Теперь говорят, что я больше не подниму головы после этого матча. Но я считаю, что нужно просто делать свое дело и отвечать критикам буду не словами, а игрой в шахматы.

С другими новостями, материалами и статистикой вы можете ознакомиться на странице шахмат, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».