Тимофей Мозгов во время получения кольца чемпиона НБА
Тимофей Мозгов во время получения кольца чемпиона НБА
Reuters

«Некоторых в «Лейкерс» просто трясет от Трампа»

Интервью Тимофея Мозгова «Газете.Ru»

,

Баскетболист сборной России и «Лос-Анджелес Лейкерс» Тимофей Мозгов в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» объяснил, почему решил перебраться в Калифорнию, заявил, что от россиян на Евробаскете-2017 можно ожидать победы, а также рассказал, что многие игроки НБА испытывают по отношению к президенту США Дональду Трампу настоящую неприязнь.

«В «Лейкерс» пока не все понимают, что значит быть профессионалом»

— Как для себя лично оцените завершающийся сезон, который вы заканчивали в резерве «Лейкерс» — команды, находящейся в стадии глубокой перестройки?

— Сезон был тяжелым. Наверное, одним из самых тяжелых, что были в карьере на данный момент.

Во-первых, на мои плечи легла большая ответственность — не могу сказать, что я с ней не справился, но это было непросто. Во-вторых, в заключительной части регулярки была не совсем понятная тренерская ротация. И из-за этого временами приходилось по-настоящему трудно.

— Обговаривал ли с вами наставник «Лос-Анджелеса» Люк Уолтон существенное уменьшение игрового времени?

— Нет, со мной это не обговаривали, однако попросили, так скажем, войти в положение.

— А тяжело ли вообще дался переход из «Кавальерс», одних из главных претендентов на чемпионство, в стан «озерников», у которых сейчас совсем другие задачи?

— Тяжело, но это не сразу понимаешь — пожалуй, только к середине сезона осознаешь, сколь велика разница между командами с такими разными целями.

— Что стало главной причиной вашего переезда в Калифорнию?

— Я беседовал с Уолтоном, разговаривал с Брайаном Шоу (ассистент главного тренера в «Лейкерс». — «Газета.Ru»), с которым ранее работал в «Денвере», и мне понравилось то, что я от них услышал.

Скажу даже больше: несмотря на показанный нами результат (итоговое 14-е место в турнирной таблице Западной конференции. — «Газета.Ru»), я не разочаровался.

И мне не кажется, что наша команда играла ужасно — особенно начало регулярного чемпионата получилось хорошим. К тому же мне, в принципе, пришлось по душе, что тренер делает и говорит.

— В правильном ли направлении, по вашему мнению, движется клуб?

— Намекаете на то, что все сейчас «сливают» сезоны? (Смеется.)

Есть ощущение, что в наше время такая политика команд стала действительно популярной, неким модным трендом. Но мне это, честно говоря, не особо нравится — проигрывать я не очень-то и люблю.

Просто некоторые наши ребята сейчас еще не созрели, они пока не понимают, что значит быть профессионалом, поэтому вот такой результат.

— То есть проблема тут не в отсутствии таланта или техники. Она — в голове.

— Примерно в середине минувшего регулярного чемпионата стало ясно: в плей-офф «Лос-Анджелес» не попадает, команде стоит начинать борьбу за высокий выбор на драфте как можно скорее. Давал ли тренерский штаб установку относительного этого, намекая на ценность поражений?

— Прямой установки, конечно, не было. Никто не говорил нам: «Парни, вы не побеждайте, так как мы «сливаем» ради драфт-пиков». И лично за себя могу сказать — я играл, чтобы побеждать.

— Когда от «озерников» можно будет ждать выхода в плей-офф?

— Это будет зависеть от того, что произойдет в межсезонье — на рынке свободных агентов будет пара «больших» ребят, способных любую команду усилить, в том числе и нашу.

И мне кажется, что «Лейкерс» сейчас до плей-офф не так далеко, несмотря на низкое место в таблице регулярки завершающегося сезона.

Возможно, попадем в плей-офф уже по итогам следующего чемпионата. Даже скорее всего.

— Калифорнийский клуб на данный момент имеет целый ряд перспективных молодых баскетболистов. Как вам кажется, кто из них наиболее талантливый?

— Думаю, что Брэндэм Ингрэм.

— Каких высот он может добиться, по вашему мнению?

— Сложно сказать, большое значение в данном случае сыграет то, как он будет работать, воспринимать, что ему говорят, и справляться с ответственностью.

— А сейчас он как в плане баскетбольной этики? Не нарушает режим?

— Честно сказать, не знаю, я за ним не хожу, но надеюсь, что проблем у него с этим нет. (Смеется.)

Да и на самом деле в НБА у всех проблемы с режимом, так как режим в лиге просто ужасный. Прилетаешь в два часа ночи, встаешь утром, едешь на игру.

Принято считать, что спортсмены должны хорошо спать, правильно питаться, однако у нас бывает, что этого и не выходит. И отнюдь не по нашей вине, а из-за расписания.

— Вас приглашали в «Лейкерс» в качестве опытного игрока, способного что-то подсказать молодежи, чему-то научить. Справляетесь ли с этой ролью?

— Мне кажется, я справлялся. С молодыми ребятами, конечно, тяжело именно из-за их молодости: они ведь якобы все прекрасно знают, какая-то помощь им не нужна.

То есть в те моменты, когда все складывается хорошо, они все слушают, однако когда начинает что-то идти на так — у них или у команды в целом, — все сразу заводятся. И вот эти моменты являются самыми важными: нужно обязательно находить какие-то правильные слова, чтобы они контролировали свои эмоции, так как это основное.

— То есть главная роль наставника-баскетболиста — обучать юных звезд именно вне паркета?

— Вы знаете,

обучение вне паркета — это все-таки некая советская школа, при которой ты не учишь спортсмена быть спортсменом, а учишь спортсмена быть человеком.

И мне кажется, отчасти это неправильно: воспитанием в первую очередь должны родители заниматься. Но на деле выходит так, что каждый считает своим долгом кого-то чему-то научить, и из-за этого-то все и получается. Хотя если смотреть шире, это, конечно, очень философский вопрос.

То есть, с одной стороны, ты не можешь своему товарищу что-то не подсказать, однако с другой — он уже взрослый парень и должен сам учиться.

— Некоторое время назад широкую огласку получила история с участием Ника Янга, известного всем в качестве одного из самых непоседливых игроков НБА, и Д'Анджело Расселла, выбранного «Лос-Анджелесом» под вторым номером драфта-2015. Поговаривали, что якобы Расселл, живший на выездах в одной комнате с Ником, в шутку записал на телефон и выложил в соцсети рассказанную Янгом в личной беседе историю о том, как он изменяет своей девушке Игги Азалии, сверхпопулярной в США певице, из-за чего у них, естественно, случился скандал, а с самим Д'Анджело перестали общаться партнеры… Стоит ли менеджменту клуба не допускать общения совсем уж отвязных баскетболистов с еще не успевшей привыкнуть к игровой этике молодежью, чтобы подобных ситуаций не случалось?

— Во-первых, они, конечно, не жили в одной комнате — Расселл просто в гости заходил.

Во-вторых, уверен, что

вы просто не совсем правильно себе Ника представляете. Скажу так: часть историй про него действительно правдивы, но в целом в реальности они не настолько «отшибленные», как принято считать.

Взять, например, Джей Ар Смита, с которым я вместе выиграл Кубок Ларри О'Брайана в минувшем сезоне. Изначально я столько историй про него слышал: и что он там кого-то переехал, и подрался с кем-то. Но на самом деле Джей Ар — абсолютно адекватный парень, очень приятный в общении, и от нас с вами он только количеством татуировок на теле отличается. (Смеется.)

Мне кажется, в подобных ситуациях работает стереотип: все думают, что если Янг пару раз был замечен в скандалах, то он вообще целыми днями и ночами где-то пьет и тусит со звездами. Однако у него ведь тренировки есть, ему отдыхать нужно, на игры ездить — такой же сезон, как и у всех.

— Самый отвязный баскетболист из тех, с кем вам довелось поиграть?

— Очень сложно так сразу ответить… Все они хороши. (Смеется.)

«В финале плей-офф НБА буду болеть за «Химки»

— В прессе по ходу сезона периодически мелькали слухи, что легенда «Лейкерс» Кобе Брайант может занять одно из мест в руководстве клуба. Хотелось бы лично вам, чтобы управлением команды занималась такая значимая фигура?

— Тут опять же не все однозначно. С одной стороны, талантливый человек талантлив во всем. С другой — в истории ассоциации не один раз случалось, когда бывшие игроки и даже бывшие тренеры не достигали никакого успеха, становясь генеральными менеджерами. Это, например, сейчас происходит в «Нью-Йорке».

Естественно, Кобе может многое дать клубу, если будет находиться внутри него, но для этого опять же нужно время. Он должен побыть в коллективе, понять, что от него хотят и что ему надо делать. Однако в любом случае наличие такого человека в штабе является огромным плюсом.

— А сейчас он как-то контактирует с командой?

— Лично я его за сезон ни разу не видел.

— Вам не кажется, что у возможного прихода Брайанта в руководство «озерников» есть одна проблема? Памятуя о характере Кобе и его весе в баскетбольном мире, убрать Мамбу с должности будет практически невозможно. Даже в случае полного провала на этом поприще… Может, именно из-за этого он еще не в числе управляющих клубом?

— Думаю, что, если бы у него было желание, он бы уже пришел — препятствий этому Кобе не встретит. В «Лос-Анджелесе» его любят, для «Лейкерс» он является иконой: Брайант завершил карьеру уже год назад, а все до сих пор майки с его именем носят. Так что прийти в коллектив для него не будет проблемой.

Мне просто кажется, что сейчас у Мамбы банально нет такого желания. Или понимания, чем он хочет заниматься на данный момент, ведь прошло не так много времени — за этот год ему, наверное, даже семья еще не успела надоесть. (Смеется.)

— В финале НБА завершающегося сезона сыграют «Кливленд» и «Голден Стэйт». Кого бы назвали фаворитом решающего противостояния, если абстрагироваться от вашего прошлого в «Кавальерс»?

— Честно скажу, очень сложно ответить на этот вопрос. «Кливленд» просто ужасно выступал по ходу регулярного сезона, но в плей-офф это абсолютно другая команда — именно тот коллектив, который мы видели в финале в прошлом году. Плюс наличие в составе Леброна Джеймса дает как минимум 50% успеха. Поэтому не могу фаворита выделить. Однако

мне кажется, что нас опять ждет семь игр.

— Немного странный вопрос, но все же — за кого болеть будете в этой серии?

— За кого? За «Химки»! (Смеется.) Они как раз сейчас играют (против «Зенита» в полуфинале Единой лиги ВТБ. — «Газета.Ru»).

— Кто, по вашему мнению, более других заслужил звания MVP сезона?

— Леха Швед. (Смеется.) А если говорить серьезно, то

Расселл Уэстбрук — он просто монстр. Я лично свой голос именно ему отдал на нашем внутреннем голосовании.

— А не смущает вас то, что Расселл в этом сезоне нередко откровенно играл на статистику и, возможно, только из-за этого сумел собрать невероятный трипл-дабл в среднем за матч?

— Скажем так, не вижу ничего плохого в том, что кто-то работает на статистику, если это не мешает результатам команды, если не ломается ритм. Да и в целом «Оклахома» ведь, по сути, именно так и начала сезон, играя через Уэстбрука, и иначе она бы не смогла.

Возможно, будь он сейчас в условном «Голден Стэйт», на пользу бы такой индивидуализм не шел. Но у «Тандер» все изначально было построено для игры через Расселла.

— А у вас в карьере было такое, что исключительно на вас вся команда играла?

— Нет, но однажды я такую встречу видел — ту, когда Кобе в своем последнем матче набрал 60 очков. В тот день, мне кажется, вообще вся Америка сидела у телевизоров, и это было просто нереальное зрелище. Помню, что ему мяч только давали и давали, а он все бросал да бросал…

— Есть ли у игроков дополнительная мотивации, если дело касается обороны против баскетболистов в ходе подобных поединков, когда есть шанс испортить чужой праздник?

— Конечно! В таких ситуациях ты особо хочешь посоперничать с противником, ведь какая тебе разница — праздник там у кого-то или нет. У тебя есть свои задачи. И в конце концов получается одно и то же всегда: у каждой команды, которая побеждает, в любом случае случается праздник. Даже если его не было по умолчанию.

— Лучший баскетболист мира на данный момент и за всю историю, на ваш взгляд?

— За все время я не скажу, а на данный момент — это Леброн.

«Новый сезон расставит все по своим местам»

— Вернемся к вашей карьере в «Лейкерс». Если в следующем сезоне личное игровое время не изменится в большую сторону, будете ли думать об обмене? Или возможно, что такие мысли уже у вас есть?

— Мыслей разных много в голове, однако об этом я пока что не задумывался — новый сезон расставит все по своим местам.

Сейчас же какие-то шаги, мне кажется, совсем неправильно делать, так как межсезонье будет очень важным для нашей команды.

— Если все же придете к решению сменить клуб, согласитесь ли вновь пойти в коллектив, находящийся в стадии перестройки?

.
— Честно вам скажу: смотря сколько заплатят. (Смеется.)

— А до завоевания чемпионства вы по такой же логике действовали?

— Нет, конечно.

Буду откровенен: не выиграй мы в прошлом сезоне, мой выбор клуба минувшим летом, возможно, был бы чуть-чуть иным. Гораздо легче было принимать решение, имея в кармане чемпионский перстень.

— Когда можно будет ждать вашего возвращения в Россию?

— В ближайшие три года рассматривать предложения от российских клубов я точно не буду.

— А если говорить о более далекой перспективе, на родине будете только в один клуб — «Химки», за которые вы уже выступали ранее, переходить?

— Это будет зависеть от того, сколько мне лет будет, буду ли я вообще кому-то нужен… Хотелось бы, конечно, поиграть в друзьями в одной команде, но это невозможно: все они уже завершили свои карьеры. Разве что в восьмую лигу заявляться. (Смеется.)

А вообще самые-самые для меня варианты в России — «Локомотив-Кубань» и «Химки», да. Подмосковная команда для меня родная, а «Локомотив», пусть и не самый родной клуб, но зато таковым является город, где он базируется.

— А ЦСКА?

— Насчет гипотетического перехода или неперехода к красно-синим обещать ничего сейчас не могу.

— Многие говорят, что фигура «олдскульного» центрового в НБА постепенно теряет свою значимость. Согласны с этим?

— Да, баскетбол меняется, это действительно так — за прошедшие годы он стал очевидно быстрее. Но большие ребята всегда будут в моде.

Кстати, стал замечать, что изменения происходят не только в НБА — на нее просто ориентируются. В Европе, например, сейчас тоже стали играть в «смолл-болл» — Серега Моня вот бегает с первого по пятого номера. Однако, повторюсь, без больших парней никуда не пробиться.

— Над чем-то будете особо работать в межсезонье?

— Думаю, что над игрой лицом к кольцу.

— А над «трехами»?

— Нет, этого я делать не планирую. (Улыбается.)

«Даже первое место сборной на Евробаскете-2017 не станет чем-то нереальным»

— Вы попали в расширенный состав сборной России на Евробаскет-2017. Чего можно ожидать от вашей игры на предстоящем турнире и от всей команды в целом?

— От меня можно ожидать того, что ожидают каждый год: ничего нового делать я не научился, чтобы прямо всех так удивить.

А вот про саму сборную сложно сказать. В прошлом году нас, например, травмы подвели — Швед и Виталий Фрадзон не играли, а это ведь те парни, которые многое решают. Мони тоже не было, кстати.

В целом я считаю, что команда у нас достаточно сильна. И у нас есть желание, а это главное. Так что все будет зависеть от того, что за состав поедет на турнир.

— Какой результат станет для сборной близким к идеальному, если не говорить о совсем уж фантастических сценариях.

— Думаю, даже первое место не является чем-то нереальным,

учитывая, что лидеры некоторых команд могут пропустить чемпионат Европы — тот же Тони Паркер, например. И это уравнивает шансы всех соискателей успеха.

Будет, конечно, Испания со своей сильной школой баскетбола, но какого-то по-настоящему огромного барьера между соперниками, по моему мнению, на данный момент уже нет.

— Ожидаете ли, что именно к вам, единственному представителю России в НБА, будет повышенное внимание оппонентов на первенстве?

— Мне кажется, и в прошлый раз такое было… При этом я совсем не хочу выпендриваться. Мол, я — Леброн Джеймс и все прочее. Наверное, я многое делаю для команды, но все же не являюсь тем, кого нужно втроем прикрывать.

Грубо говоря, я — не Леха Швед, не провожу с мячом половину владения. В то же время когда я в «краске», соперникам стоит друг другу помогать. (Смеется.)

— В США вы больше играете вспомогательную роль, тогда как в сборной — роль одного из лидеров. Не сложно ли переключаться между этим?

— А я над этим не задумываюсь — просто играю в баскетбол. И конечно, важно, как все это тренер использует.

«Бывает, про Россию интересуются, когда что-то бомбанет в Сирии»

— Трудно ли быть единственным россиянином в лиге? Ощущаете это каким-то образом?

— Абсолютно не переживаю по этому поводу, да и даже в голову подобная мысль не приходит, если об этом не спрашивают, конечно.(Смеется.)

— Вы с 2010 года выступаете в Штатах. Не казалось ли вам когда-нибудь, что на вас там как-то «косо» смотрят из-за того, что вы — русский?

— В целом — нет. Но, конечно, когда был мельдониевый скандал, когда Олимпиада в Сочи проходила,

когда в Сирии что-нибудь бомбанет, тогда, бывает, некоторые ребята, следящие за новостями, интересуются, что у нас в России происходит.

— Подкалывают ли каким-то образом, что вы русский, используя стреотипы?

— Конечно! Все эти «Драго», «товарищ», «где ваши доказательства» на манер Арнольда Шварценеггера из «Красной жары». Но все это по-доброму, естественно.

При этом мне кажется, что сейчас хоть и нет той стереотипности, что была ранее — якобы у нас медведи везде ходят, — однако все же остались какие-то подобные вещи. Например, что

мы можем пить без конца, что холода не боимся, что все тут такие безбашенные…

— Общаетесь ли с кем-то из баскетбольного постсоветского пространства, живя в Америке?

— Общаюсь с украинцем Виталием Потапенко, а также с Костой Куфосом и Данило Галлинари, но они, правда, грек и итальянец соответственно. Так что особо многих из постсоветского пространства я, видимо, пока что не ощущаю.
(Смеется.)

— А с грузином Зазой Пачулией не контактируете вне паркета?

— Нет. Мне кажется, что у нас с ним плохие отношения. Скажем так, я дополнительно мотивирован, когда играю против него.

— Согласны ли с тем, что в финале Запада в этом сезоне он специально травмировал лидера «Сан-Антонио» Кавая Леонарда, «заставив» того неудачно приземлиться?

— Наверное, да. Но точно об этом тяжело сказать — похоже, он очень мастерски это сделал. (Смеется.)

«Многие в «Лейкерс» испытывают к Трампу настоящую неприязнь»

— Одним из главных инфоповодов конца минувшего – начала этого года в мире стала победа Дональда Трампа на президентских выборах в Америке. Что говорили по этому поводу в раздевалке «Лейкерс»?

— На самом деле

за месяц до выборов все только и говорили, что про Трампа и Хиллари [Клинтон], — было очень интересно.

Причем даже не посвященным в политику не удалось бы мимо этих обсуждений пройти. Честно скажу, у нас в команде всего два человека за Дональда проголосовали. Остальные же его просто «хейтят» (ненавидят. — «Газета.Ru»).

— А кто проголосовал за кандидата от Республиканской партии, если не секрет?

— Не буду личные политические взгляды ребят выдавать. (Улыбается.) Скажу лишь, что 95% [представителей команды] были попросту в бешенстве, когда он одержал победу на выборах.

— Радовались ли те двое открыто?

— Для этого была не самая правильная ситуация, так что их радость была, скажем так, достаточно тихой.

Дело в том, что относительно Трампа у многих было не просто нежелание его виктории в гонке, а настоящая личная неприязнь.

И я, честно говоря, сам не знаю, почему она такая сильная, однако все говорят, что он дикий расист — некоторых ребят прямо трясет от него. Поэтому, наверное, нужно было промолчать.

Думаю, все слышали, что отдельные клубы НБА стали отказываться останавливаться в его отелях. И нашему коллективу тоже пришлось сделать подобные изменения из-за политических взглядов некоторых баскетболистов.

— Чувствуете ли какие-то изменения в жизни страны, произошедшие уже по ходу президентского срока Трампа? И как сами относитесь к нему?

— Вроде бы за пару месяцев ничего не произошло — да и не могло, в принципе. А что касается моего отношения к нему…

Мне постоянно говорили, что Дональда [и так] совсем не любят, а он хочет наладить хорошие отношения с Россией. На что я им отвечал: «Он ваш президент и ничего не желает плохого для Штатов делать — просто планирует улучшить диалог с другим государством». Но это очень сильно витало в воздухе некой «ложкой дегтя» наряду с другими актуальными претензиями — расизмом, плохим отношением к женщинам…

Я на самом деле не особо понимаю, почему он еще тогда в тюрьме не сидит. (Смеется.)

— Не кажется ли вам, что к нему слишком повышенное внимание?

— Мне кажется, что это нормально: президент одной из самых влиятельных стран мира, имеющий такое прошлое, должен иметь повышенное внимание к своей персоне.

— После выигрыша Трампа на выборах центровой «Филадельфии» Джоэль Эмбиид в своем твиттере пошутил по поводу итогов президентской гонки, написав, что Америка «решила сливать сезон». А какое самое необычное высказывание или запись в соцсетях вам приходилось слышать или читать по этому поводу?

— Было очень много высказываний, но я их не разделяю — и это не из-за моих политических пристрастий, просто

мне кажется, что нельзя судить человека, пока результаты его работы еще не видны. Думаю, что нужно все же анализировать ситуацию и воспринимать ее адекватно, взвешенно.

— Если бы Трамп захотел прийти в НБА, в каком амплуа у него были бы наибольшие шансы на успех?

— Он же вроде бы неплохой бизнесмен по жизни… Так что ему, наверное, в какой-то маркетинговый отдел нужно было бы идти.

— А на площадке?

— Думаю, он был бы неплохим судьей. (Смеется.)

«Пока еще не решил, где буду жить после окончания карьеры»

— Часто ли вам сейчас удается приезжать в Россию?

— Каждое лето. По ходу сезона, к сожалению, не могу себе этого позволить — плотный график мешает.

— А на какое время обычно сюда возвращаетесь?

— Как правило, я туда-обратно в это время года летаю, но большую часть лета провожу все же здесь.

— Уже думали, где останетесь на ПМЖ после окончания карьеры?

— Пока еще не решил. И здесь классно, и там классно. Здесь живут родственники, близкие друзья, там… В общем — нужно все взвесить. На самом деле мне кажется, что я просто еще не созрел морально, чтобы решать такие вопросы — есть ощущение, что я еще действующий баскетболист, и на то, что будет дальше, немного все равно. Так что еще не начал с этим вопросом серьезно определяться.

— Бытует мнение, что многим спортсменам очень сложно приходится после окончания карьеры — якобы за них всю сознательную жизнь решали бытовые вопросы, а тут все на них разом сваливается. Так ли это?

— Да, так и есть. Конечно, я занимаюсь какими-то бытовыми вещами, однако со многим мне помогают. Но при этом нужно понимать, что делают это не потому, что мы такие беспомощные и сами ничего не можем, а чтобы не отвлекать от профессиональной деятельности. Решается за нас, безусловно, очень многое, и я бы не сказал, что это плохо, ведь таким образом мы остаемся более сконцентрированными на своей работе.

А уже после окончания карьеры у некоторых хоть и возникают с повседневными моментами трудности, но все это достаточно быстро «лечится».

— Насколько хорошо вы уже говорите на английском?

— Мне кажется, что в целом уже неплохо разговариваю. Фильмы смотрю — все понимаю. В речи же, конечно, все упрощаю, но вообще, наверное, нормально говорю по-английски.

— Внимательно ли следите за результатами «Химок» и кого считаете главной звездой вашей бывшей команды?

— Главная звезда команды — Леха Швед, конечно. Знаю, что он феерит в составе химчан, хотя далеко не всегда получается смотреть матчи. Даже сейчас не знаю, получится ли у меня посмотреть полуфинал Единой лиги ВТБ против «Зенита» или нет…

Кстати, тот же Швед абсолютно точно дотягивает и до уровня НБА.

— Почему он тогда не возвращается в Америку?

— Сложно сказать, ведь его сезоны в «Миннесоте» и «Нью-Йорке» были действительно неплохими.

Возможно, в «Никс» ему просто предложили слишком крошечную зарплату. Это я не про то, что он гонится за деньгами, нет, просто совсем уж себя недооценивать тоже нельзя.

— А за ЦСКА в Евролиге следите? Видели, как армейский клуб уступил в «Финале четырех» в этом году?

— Нет. И это не из-за того, это там были красно-синие, а по другим причинам.

«Я никогда не гнался за деньгами»

— Что нужно сделать простому русскому парню, чтобы попасть в НБА? Помимо обилия тренировок и работы над собой.

— Нужно загранпаспорт получить и визу американскую обязательно. (Смеется.)

Думаю, что для начала нужно обладать хоть каким-нибудь талантом. А так… Вопрос, конечно, сложный — обычно всегда говорю про «много тренироваться», и все, а тут вы это за меня уже сказали. (Смеется.)

На самом деле один из самых важных моментов в жизни спортсмена — его окружение, ведь все может закончиться, даже не начавшись.

Один из моих тренеров как-то давно сказал мне: «Тимоха, никогда не гонись за деньгами — они сами придут, если будешь все правильно делать». И я просто старался быть нормальным пацанчиком, тренировался много и действительно не гнался за деньгами. Вот так все и получилось: сначала один контракт, затем — другой.

Это все зависит от окружения опять же… Очень многих ребят в Америке знаю талантливых, но вокруг них такой сброд, тянущий их на дно, — и это могут быть даже их родственники, так что помочь им просто нереально. К сожалению, они не понимают, что им необходимо сделать шаг вперед и все это оставить — при этом никто не говорит, что нужно отказываться от родственников.

Сложность в том, что, если ты не условный Леброн, ты не можешь сделать брата своим агентом. В случае с Джеймсом все понятно: он в любом случае свое получит. А вот касательно других такое не работает… Многие думают, что будет классно сделать своего родственника своим же агентом, чтобы он получал проценты от сделок и тоже хорошо зарабатывал. Но на деле-то он ничего не знает об агентской работе, даже самых банальных вещей.

— По десятибалльной шкале как бы оценили состояние детско-юношеского баскетбола в России?

— Могу сравнивать лишь с Америкой, так как про другие страны судить не могу. Если по десятибалльной шкале… Думаю, что США — восемь, Россия — три.

Практически все здесь зависит от финансирования, так как без него попросту невозможно привлечь молодого тренера, желающего тренировать, — с какими детьми он может работать, если даже себе квартиру не снимет, получая по 15–20 тыс. рублей в месяц… В этом вся и проблема.

— Почему вы не поставили десятку Штатам? Там тоже есть куда расти в этом вопросе?

— Да, конечно. У нас спортивная составляющая все-таки более централизована, а там — разобщена по организациям разнообразным, там все это — бизнес.

— Стоит ли российскому спорту избавляться от бюджетного финансирования?

— Считаю, что от него избавляться не нужно — кто сказал, что это плохо?

Я сам в свое время получал деньги от региона и ничего зазорного в этм не видел на самом деле. (Смеется.)

Мне кажется, все дело в том, что у нас не любят платить за развлечения. Билеты стоят условно по 100 рублей, но все говорят: «Фу, это ведь «Химки», что я буду за это платить». И тогда приходится регионам финансировать команды — для тех, кто все-таки хочет смотреть баскетбол. Конечно же, никто бы не стал выделять деньги, если бы болельщики были готовы платить за билеты, покупали экипировку, телеправа хорошо продавались бы.

В целом это сложной вопрос — о госфинансировании профессионального спорта. Но вот то, что на детский нужно выделять, — это точно.

— Сколь сильно помогают в популяризации баскетбола любительские турниры, в которых попробовать себя может каждый желающий?

— По моему мнению, это одна из главных составляющих. Как раз к вопросу о госфинансировании — нам не нужны бюджетные деньги, чтобы какие-то мероприятия организовывать, ведь есть и другие способы. Например, бренд KFC, который уже много лет проводит проект KFC BATTLE.

По своему детству скажу: была дикая нехватка подобных качественных турниров. А если они и проходили, то до них еще доехать нужно было за свои средства, притом что в другой город не всегда можно дешево добраться…

А тут тебе едва ли не у твоего дома — ну или в твоем городе почти наверняка — классное мероприятие организовывают. Просто выходи на улицу и показывай, что умеешь! И это, конечно, прекрасно.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Национальной баскетбольной ассоциации, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».