Халк, выступавший в России за «Зенит», сейчас является одной из главных звезд китайской лиги
Халк, выступавший в России за «Зенит», сейчас является одной из главных звезд китайской лиги
Marca

По следам России: как Китай покупает футбол

Китайские клубы переплюнули российские по части переплаты за футболистов

Футбольный Китай в последние годы догнал и перегнал Россию по части колоссальных трат на иностранных футболистов и тренеров. У нас было модно скупать лучшие кадры мира несколько лет назад, географические соседи заняты тем же прямо сейчас — и приковывают внимание всей планеты. Что представляет собой китайская футбольная революция с ее многомиллионными трансферами — зарождение новой сверхдержавы или денежный замок на песке, анализирует «Газета.Ru».

Серьезный проект или калиф на час?

После того как футбольный Китай вышел на современную медиасцену, буквально взорвав всемирный трансферный рынок, удивляться новому порядку сумм в мировом футболе стало моветоном. Таким же моветоном вскоре стало и обсуждение баснословности сумм, уплаченных за переезд в Поднебесную Халка и Акселя Витселя или объем годовых контрактов Карлоса Тевеса и Эсекьеля Лавесси.

Время неумолимо. С момента, когда словосочетание «китайский футбольный бум» стало прочно обосновываться в топе всех интернет-поисковиков, прошло без малого два года. А значит, первая — количественная — фаза революции позади. Наступает момент, когда критическая масса трат неизбежно должна привести (или не привести) к прорыву качественному.

В клубном футболе два года — срок показательный. За это время шейх Мансур и Роман Абрамович пережили со своим детищем — «Манчестером Сити» и «Челси» соответственно — болезненный момент становления. Перехода от ярлыка дерзких выскочек, швыряющихся шальными деньгами, к статусу настоящих топ-клубов.

В отечественном футболе на стыке тысячелетий за два года пришли и ушли из ЦСКА деньги чеченских бизнесменов, передавших клуб в золотую — как выяснится позже — эру правления клубом Евгения Гинера. Примерно этот же срок в начале века ушел у «Газпрома» на превращение «Зенита» из «третьей силы» РФПЛ в клуба-гегемона в нашем футболе.

За те же два года Сулейман Керимов наигрался в проект «Анжи». Тот самый «Анжи», главными символами которого были, пожалуй, Гус Хиддинк и Самуэль Это'О. Лучший тренер в истории сборной России и самая дорогая из суперзвезд, игравшая когда-либо на российской земле. Чьи €20 млн годового контракта раскололи порядок трат в мировом футболе на «до и после».

Фамилия камерунца уже успела позабыться, а вот пример «Гуса Ивановича» в контексте злобы дня актуален и сейчас. Ведь именно Керимов, вызволив обрусевшего тренера на берега Каспия, вывел актуальную и для сегодняшнего Китая формулу — «Чтобы руководить россыпью звезд, нужен тренер-суперзвезда». Так в Махачкале на смену Гаджи Гаджиеву появился Гус. В компанию к Жусилею, Ахмедову, Виллиану и Роберто Карлосу. Так, в свою очередь, появлялись Жозе Моуриньо в «Челси» и Роберто Манчини в «Манчестер Сити». На смену казавшимся скромными на их фоне Клаудио Раньери и Марку Хьюзу.

Обилие параллелей с клубным футболом не кажется избыточным в контексте нового перехода, сотрясшего мир на прошлой неделе. Легендарный и одиозный экс-наставник сборной России Фабио Капелло отныне связан 18-месячным контрактом с клубом «Цзянсу Сунин», где, по данным агентства «Синьхуа», будет зарабатывать €10 млн в год.

Конечно же, на первый взгляд, Капелло — это сильно, знаково и с приставкой «супертоп». Вот только, как это часто бывает, звучность имени пока идет для китайских управленцев впереди футбольной мудрости.

В самом факте перехода именитого наставника нет ничего неожиданного. На китайской земле давно и плодотворно трудятся звездные коллеги Капелло по тренерскому цеху — Луис Фелипе Сколари и Свен-Еран Эрикссон. Китай слишком тщательно следит за трендами, чтобы упустить из виду торжество итальянской тренерской школы. Показательнее то, что альтернативами дона Фабио значились фигуры Манчини и Раньери. Отказы которых вовсе не расстроили азиатских футбольных боссов. В какой-то момент перехватить пытались даже Массимилиано Аллегри.

Китайское наступление на рынке

На первый взгляд, максимализму амбиций китайских руководителей можно только поаплодировать. С другой стороны — разброс между кандидатурами «коучей», связанных между собой лишь итальянской пропиской в паспорте, не может не настораживать. Тот же Аллегри — абсолютный триумфатор Серии А последних лет, выигравший с «Ювентусом» все что можно внутри страны и остановившийся в полушаге от победы в Лиге чемпионов. И что гораздо важнее, он в кратчайшие сроки сумел сделать из «старой синьоры» законодателя мод всего мирового футбола.

Новатор и стратег, превративший схему 3-5-2 с ее многочисленными трансформациями в новый культ, Аллегри теперь многими справедливо приравнивается к небожителям, изменившим современный футбол, — Хосепу Гвардиоле и Жозе Моуриньо.

Капелло же не работал с большими клубами со времен чемпионства, добытого ровно 10 лет назад с мадридским «Реалом» (после которого он все равно был отправлен в отставку). Далее последовала лишь откровенно невыдающаяся работа со сборными Англии и России. За последнее десятилетие грозный тиран прославился только баснословной суммой неустойки, которую взыскал с Российского футбольного союза. И откровенно репутацией человека, давно «едущего с ярмарки» и живущего лишь старыми заслугами.

Сам факт этого перехода бросает ощутимую тень на любимый лозунг местных чиновников последнего времени — «В Китай едут в самом расцвете».

Абсурдность ситуации дополняется тем, что подписание Капелло происходит в тот момент, когда высшее руководство КНР только-только стало пресекать совсем уж запредельную бесконтрольность трат. Так, еще в самом начале 2017 года Государственное управление по делам физкультуры и спорта КНР всерьез задумалось об ограничении расходов клубов на трансферы и зарплаты.

Годовой фонд зарплат Лавесси, Тевеса, Халка и Витселя – ведет к суммарному оттоку из страны капитала в размере почти $200 млн.

Разумеется, когда на кону стоит навязчивая идея превращения в новую футбольную сверхдержаву (основная китайская идея фикс на данный момент — принять у себя чемпионат мира, а со временем и выиграть его), эти цифры кажутся каплей в море. Финальную цель, названную председателем КНР Си Цзиньпином, никто не отменял. К 2020 году в стране должно активно играть в футбол 50 млн человек (плюс 30 млн школьников) и быть постелено 70 тыс. игровых полей. Государство открывает тысячи обучающих центров, приглашает немецких тренеров, вводит футбол в обязательную школьную программу.

Крупнейшие китайские строительные и технологические компании, идущие на рынок инвестиций в местные клубы, получают преференции в виде снижения ставки подоходного налога (с 25 до 15%) и снижения налога на предпринимательскую деятельность (3% вместо 20). Во многом благодаря этому компания Alibaba, принадлежащая Джеку Ма, одному из богатейших людей Китая, уже заключила контракт на €600 млн, по которому будет спонсором шести следующих Олимпиад, а Пекин добился права проведения зимних Игр в 2022 году.

Практически неограниченный рост инвестиций помог одержать Китаю несколько знаковых тактических побед на коротком этапе. Только в 2016 году, по данным Аssociated Press, клубы из Поднебесной потратили на покупку игроков €450 млн. Китайский футбол уже вышел на пятое место в мире по расходам, уступая лишь Англии, Германии, Испании и Италии. Важнейшая промежуточная цель — максимальное повышение уровня Суперлиги как мирового продукта — достигнута: общая сумма телеконтракта Лиги на ближайшие четыре года (2016–2020) составит $1,25 млрд. Кроме того, хотя бы один матч местной Суперлиги из каждого тура непременно попадал в топ-10 самых популярных трансляций игрового уикенда по всему миру.

Однако при всем своем многомиллионном лоске китайский футбол на сегодня совершенно убыточен. Так, убытки одного из главных грандов Суперлиги – «Гуанчжоу Эвергранд», принадлежащего крупному застройщику и гиганту онлайн-ритейла, — только за минувший год составили около €215 млн.

Выбрать путь США, а не Катара

Первое, о чем должны задуматься топ-руководители китайского футбола, — это наличие внятной стратегии развития в долгосрочной перспективе, используя опыт предшественников. Варианты этого развития давно апробированы молодыми футбольными державами — такими, например, как США и Катар. Китаю остается лишь выбрать наиболее подходящий для местных реалий путь и воплотить его вехи на практике.

Первый вариант — назовем его «путем Катара». Эта страна получила право проведения чемпионата мира – 2022. Популяризации футбола Доха добивается многомиллионными вливаниями стареющих иностранных суперзвезд, а также постройкой немыслимых по стоимости арен. Так, национальный чемпионат в разное время украшали и продолжают украшать своим присутствием Габриэль Батистута, Клаудио Каниджа, Марсель Десайи, Штефан Эффенберг и Ромарио. Внутри местного первенства работают исключительно пришлые тренеры-иностранцы.

Обратный вариант развития — последовательный и перспективный — представлен на примере США. Еще с конца прошлого века в MLS ( высшем футбольном дивизионе системы футбольных лиг в США и Канаде) существует программа «Generation Adidas», предоставляющая финансовую поддержку клубам, берущим в свой состав молодых, подающих надежды игроков. Плодами этой программы американцы пользуются и по сей день. Именно из нее и вышли все те, кто ковал славу национальной сборной на протяжении последних 15 лет и превращал экзотический для мировой общественности продукт в узнаваемый бренд, — Тим Ховард, Клинт Демпси, Дамаркус Бисли, Фредди Аду, Лэндон Донован, Брэд Гузан, Джози Алтидор.

Разумеется, при широких возможностях, заезжих суперзвезд во все времена хватало и там — чего стоят хотя бы приглашения в местный чемпионат Дэвида Бекхэма, Тьерри Анри, Робби Кина, Андреа Пирло, Стивена Джеррарда, Фрэнка Лэмпарда, Дидье Дрогба, Карлоса Вальдеррамы и Алессандро Несты. Однако принципиальная разница от «катарского» состоит в том, что уже

с 2008 года MLS обязывает все без исключения клубы Лиги иметь программу по развитию молодых игроков. Каждый клуб поддерживает собственную юношескую академию, игроки которой соревнуются в едином чемпионате.

Бюджет клубов лиги и «потолок зарплат» для игроков устанавливается в начале каждого сезона и одинаков для всех клубов. Так, в сезоне-2017/18 на каждый клуб пришлось по $3,845 млн, а максимальная зарплата игрока не имела права превышать $480 тыс. (для экстраординарных случаев со временем было специально введено так называемое «правило Бекхэма», позволяющее каждой команде выводить за «потолок зарплат» ровно одного игрока).

Абсурд из-за лимита

С самого начала главной целью местной федерации футбола было установление финансового равенства между клубами и, как следствие, предотвращение бесконтрольных расходов и пропасти между клубами-олигархами и всеми остальными (все эти проблемы уже сейчас для Китая актуальны как никогда). Стоит ли удивляться, что самым высокооплачиваемым легионером из всей россыпи суперзвезд, пересекших Атлантику, стал бразилец Кака, заработавший за сезон в «Орландо» €6,6 млн (сравните с 50 млн в год Лавесси или £32 млн Карлоса Тевеса).

В связи с этим перестает удивлять и средний уровень чемпионата. Который в короткие сроки стал таким, что, например, приехавший в «Торонто» из «Ювентуса» Себастьян Джовинко в 29 лет начал оттуда снова вызываться в сборную.

Главная проблема Китая в том, что пока он, присматриваясь к опыту предшественников, не перенимает ни один из них. Пытается усидеть на двух стульях, продолжая тратить. Отсюда возникают классические противоречия. Так, ужесточающийся вроде бы на бумаге лимит не мешает скупать клубам-олигархам новых Халков и Витселей, зато бьет по недорогим легионерам типа Ахмедова. Лимит приводит и к переоценке футболистов с китайским паспортом: например, трансфер местного полузащитника Чжана Чэндуна из скромного «Бейцзин Гуоань» обошелся клубу «Хэбэй Чайне Форчун» в немыслимые €20,5 млн.

Рыночная стоимость игрока составляет всего €475 тыс., а переплата в 43(!) раза связана именно с пресловутыми особенностями местного лимита, который пока не приводит даже к росту и развитию местных молодых игроков. Сегодня лишь китайский футболист — 20-летний нападающий Чжан Юньин — играет в Европе, на нерегулярной основе выходя за голландский «Витесс». Не так давно в европейских клубах представительство игроков из Поднебесной было гораздо шире.

А пока, продолжая сотрясать мир слухами о возможной покупке Лионеля Месси с предложением ему годового оклада в €100 млн, Китай продолжает жить и тратить «на своей волне».

В самое ближайшее время Китаю предстоит выбор. И от того, каким он будет, можно будет судить, получим ли мы в скором времени новую футбольную державу с большой буквы или очередной замок на песке, памятью о котором станут лишь безумное количество нулей в контрактах. С полным нулем на выходе.