Юлия Беломестных (слева) и Александра Родионова
Юлия Беломестных (слева) и Александра Родионова
РИА Новости

«Иностранцы не говорили гадостей в лицо»

Бобслеистка Беломестных: выступать без флага и гимна – это не очень

Дмитрий Окунев (Пхенчхан)

Российская бобслеистка, участница Олимпиады в Пхенчхане Юлия Беломестных рассказала «Газете.Ru» о состоянии дел в российском бобслее, поделилась особенностями своей спортивной специальности, а также поведала о том, как к россиянам на Играх относились иностранные соперники.

— Не считая результата, Олимпиада вам понравилась?

— Все очень круто. Думаю, если я здесь, значит, сильная. Смогла пройти все трудности, отобралась в команду и показала себя. Мы хорошо прошли третий заезд. В целом могли выступить и лучше, конечно. Но за старт я рада.

— Ваш пилот Александра Родионова расплакалась по поводу того, что на Играх пришлось конкурировать с ямайками и нигерийками. Такая ситуация же не сохранится навечно?

— Разумеется, нет. Будем расти физически и прибавлять в опыте.

Считаю, ситуация еще поменяется в лучшую сторону. Очень надеюсь на следующую Олимпиаду.

Что до меня, я в этом спорте всего три года. А олимпийский сезон начинала как запасная. Сумела попасть в состав по итогам контрольных тренировок. Тренеры увидели во мне перспективу.

— Ваш путь в Пхенчхан-2018 был труден, надо полагать?

— На своем втором году сломала руку, что сказалось на силовых показателях. Не могла делать многие движения, что для разгоняющей очень важно.

— Вы пришли в бобслей из легкой атлетики. Если честно и откровенно: где интереснее?

— Естественно тут! В легкой атлетике я ни разу не выезжала дальше чемпионата России. Лучшим результатом было третье место. В бобслее возможностей больше. В первый же год мы поехали за границу. Для меня это было невероятно! В первых заездах на незнакомых трассах было страшно, что скрывать.

Например, в этом сезоне мы поехали в Лейк-Плэсид, и меня просто-напросто пугали тамошним желобом. Ехали более-менее, но упали.

— Перед приходом в бобслей знали историю Ирины Скворцовой, которая после столкновения на треке осталась инвалидом?

— Рассказали уже по ходу первого сезона. Всякое случается. Везде может такое произойти... Мне было очень жалко Ирину.

— Возможно, в бобслее не очень справедливое распределение ролей. Все знают пилотов, тогда как разгоняющие чаще всего остаются за кадром. Каков процентный вклад в общее дело людей вашей специальности?

— Езда по трассе, конечно, важнее. Да и на старте бегу не я одна, пилот тоже активно участвует в процессе.

— От разгоняющего там все равно больше зависит...

— Да, по идее мы должны быть сильнее, хотя случаются и исключения. Проценты? На старте – 50 как минимум. Ну а дальше – как повезет с коньками и техникой, как пилот пройдет трассу.

— Сильно волновались, когда вышли на старт своей первой олимпийской попытки?

— Мандраж присутствовал, но страха не было. Старалась держать все эмоции в себе. Заранее пыталась не думать о старте, но тяжело выступать одними из последних в программе Игр. Плюс нас назначили на вечер – приходилось ждать весь день. Мне себя винить не в чем: сделала все, что могла.

— Французский лыжник Морис Манифика после очередного поражения на трассе от Дениса Спицова сказал прессе: посмотрим, не найдут ли у него допинг через несколько лет. Вам иностранные бобслеисты делают похожие намеки?

— Наоборот, к нам подходили и поддерживали. Желали удачи. Очень приятно, что нас не считают изгоями.

Выступать без гимна и флага – это не очень, но со стороны соперников неприятных слов или жестов не было. Может, они что-то и говорят о нас за спиной, но в лицо точно нет.

— А какое-то общение с ними есть?

— В диалог входят те, кто знает английский. Я пока нет. Могу разве что жестом показать: «Все классно!» или пожелать удачи.

— С Никитой Трегубовым иностранцы подчеркнуто не здоровались...

— Знаю. Скелетонисты не так приветливы. Везде разные люди.

— Трегубов после завоевания серебряной награды еще признался, что до последнего не хотел ехать в Пхенчхан. У вас были сомнения?

— Как я могла отказаться от своей первой Олимпиады? Это глупо. Если тренеры в меня поверили, надо было ехать и бороться.

— Каким видите ваш предел на прошедших Играх?

— В десятку попасть могли.

— Вообще история с отстранениями российских бобслеистов повлияла на остальных?

— Очень плохо, что Александр Касьянов со своим экипажем не смог здесь выступить. Уверена, что они показали бы достойный результат.

Странно, что с них сняли обвинения, но на Олимпиаду не пригласили. То же самое со скелетонисткой Еленой Никитиной. Она вообще могла здесь победить!

— Расскажите о вашем бобе, в котором довелось соревноваться.

— Ему два года. Старый, но считается новым. Коньков у нас немного, приходится выбирать из тех, что есть. Думаю, у иностранцев они едут намного лучше.

— Ходили на церемонию открытия?

— Очень понравилось, что, когда вышли на стадион, многие нам кричали и держали наш флаг. Было очень приятно и неожиданно. Нельзя было не снять такое на видео.

С другими новостями и материалами вы можете ознакомиться на странице Олимпиады-2018 в Пхенчхане, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».