Пора по камерам: как разошлись дороги Кокорина и Мамаева

Мамаев получил в «Бутырке» первую передачу

Семь лет за решеткой и пожизненное отстранение от футбола — максимально возможные наказания, грозящие Александру Кокорину и Павлу Мамаеву, которые сейчас находится в СИЗО, а последний уже получил в «Бутырке» первую передачу. «Газета.Ru» разбиралась, как действительно могут поплатиться игроки за совершенные утром 8 октября преступления.

Получат ли реальный срок?

Пока все развивается по худшему для Кокорина и Мамаева сценарию. Футболисты, против которых возбудили уголовное дело по статье «Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору», отправились в СИЗО на два месяца — до 8 декабря. Согласно статье 109 УПК РФ — это максимальный возможный срок.

Тверской суд не убедили извинения и раскаяния футболистов.

«Я не собираюсь скрываться и готов помогать следствию. Также готов к сдаче своего загранпаспорта. .

Я хочу публично извиниться перед пострадавшими, поскольку я не имел права себе позволять такого. Мое поведение было вопиющим и я готов загладить весь моральный и материальный ущерб, который был мною нанесен», — говорил Мамаев в зале суда.

Принес свои извинения и Кокорин, однако футболист «Зенита» во время заседания выглядел менее открытым и свои слова зачитывал с бумажки.

Произошло то, во что многие до последнего не верили, — футболисты уже в тюрьме.

Утром 12 октября их доставили московский следственный изолятор №2 или, по-простому, «Бутырку», а Мамаев уже даже получил там первую передачу. Следующие десять дней игроки проведут в карантинных камерах.

По словам ответственного секретаря ОНК Москвы Ивана Мельникова, жалоб и претензий у Кокорина и Мамаева нет. Спустя десять дней их переведут в камеры спецблока с более комфортными условиями, видеонаблюдением и особо пристальным вниманием к безопасности. Также там меньше людей, сообщает «Р-Спорт».

«Указанные лица поступили в СИЗО-2, размещены в разных камерах карантинного отделения, обеспечены всем необходимым: спальное место, средства гигиены», — заявил официальный представитель столичного управления ФСИН Сергей Цыганков.

Срок пребывания в «Бутырке» будет вычтен из итогового приговора (если он состоится). Причем, каждый день в СИЗО будет равен полутора дням в колонии.

Грозит ли футболистам реальный срок? Согласно статье, по которой привлечены игроки, они могут оказаться за решеткой максимум на семь лет. Также среди возможных наказаний: штраф, обязательные работы, исправительные работы или ограничение свободы до семи лет.

Изначально в реальный срок для игроков верилось с трудом. Букмекеры предлагали ставить на это с коэффициентом 6. После попадания игроков в «Бутырку» эта цифра уменьшилась вдвое, а некоторые линии и вовсе были закрыты.

МВД настроены решительно — судить игроков необходимо по всей строгости закона.

«Самое важное, что сейчас мы можем сказать — два героя программы, герои в отрицательном плане, находятся у следователя, юридическая оценка их действиям будет дана. Я убежден, что они будут привлечены к ответственности в соответствии с законом.

Не важно, кто они есть: футболисты, хоккеисты и прочие спортсмены, или обычные люди, как мы с вами», — рассказал пресс-службы ГУ МВД по Москве Юрий Титов в эфире передачи «Пусть говорят».

Суровая мера пресечения наталкивает многих людей из мира футбола на мысли о том, что дело носит показательный характер.

«Произошедшая ситуация с ребятами поражает до глубины души. Мы знаем их не один год. Я знаю их и как профессионалов, и как людей. Должна быть очень веская причина, чтобы парни так поступили. То, что случилось, и то, что происходит сейчас, выходит за разумные пределы. Давайте не будем делать поспешные выводы. Правосудие и линчевание стоят по разные стороны!» — написал полузащитник московского «Спартака» Александр Самедов у себя в фейсбуке.

Вполне вероятно, что именно два месяца в СИЗО станут для игроков той самой воспитательной мерой. В их пользу говорят как минимум отсутствие судимостей, раскаяние и готовность возместить ущерб преступления.

Сыграют ли еще в футбол?

Даже если футболисты получат по семь лет (что, конечно, очень маловероятно) у них все равно останется теоретическая возможность продолжить футбольную карьеру. Мамаеву будет 37, Кокорину — 34. В этом возрасте еще можно выступать на профессиональном уровне и зарабатывать деньги. Однако существует вероятность, что игроки получат пожизненную дисквалификацию.

Как сообщал «Чемпионат», РФС рассматривает именно этот вариант в качестве возможного наказания. Но он встретил много критики.

«Я вообще не считаю, что этот вопрос находится в компетенции РФС. Это дело правоохранительных органов, суда.

Действия, которые совершили Кокорин и Мамаев, абсолютно не связаны с футболом, и я не понимаю, почему РФС должен на это реагировать.

Если завтра какой-нибудь футболист не заплатит налоги — это аналогичная ситуация, нарушение закона, – то РФС должен как-то на это реагировать? Не думаю. Если они выйдут и расскажут о купленном матче или объяснят свои поступки протестом против политики РФС, тогда какую-то связь с футболом еще можно найти, но пока что та плоскость, в которой лежат их правонарушения, никак не пересекается с футбольной. Не нужно выступать полицией нравов и дублировать функции суда — он сам вынесет решение.

Самое главное, суд тоже не может вынести такое решение — о пожизненном отстранении от футбола. Штраф, условный или реальный срок — это возможные наказания, но говорить о подобном запрете не приходится. А у РФС, на мой взгляд, не имеет компетенции по этому вопросу. Хотя там, конечно, могут придерживаться иного мнения», — цитирует «Спорт-Экспресс» спортивного юриста Михаила Прокопца.

«Краснодар» и «Зенит» отреагировали на скандал с участием игроков по-разному. «Быки» сразу же обозначили свою жесткую позицию и начали работать над расторжением контракта с Мамаевым.

В зале суда футболист просил не арестовывать его из-за того, что в команде могут с ним расстаться. Теперь у «Краснодара» основание на это есть. И на 99 процентов клуб это сделает.

Более того, согласно данным некоторых СМИ, игрок должен будет заплатить «Краснодару» €30 млн (более 2,3 млрд рублей).

«Зенит» же выбрал более плавающую позицию. Клуб резко осудил Кокорина, однако предложил дождаться результатов следствия. По информации «Спорт-Экспресса», клуб из Санкт-Петербурга и сторона Кокорина, чьи интересы представлял его отчим Кирилл Логинов, провели консультации о продлении соглашения.

Переговоры были заморожены до прояснения судьбы спортсмена. Если Кокорин получит реальный срок, контракт с ним может быть расторгнут.

Таким образом, в «Зените» нападающего со счетов не списывают. А условный срок не является помехой для выступлений за клуб (если в приговоре не будет прописано дополнительных ограничений).

Тем не менее, сине-бело-голубые вывели продажу футболок с фамилией Кокорина из своего фирменного магазина.

Также «Зенит» поменял баннер в аэропорту Пулково. Долгое время там висела фотография Кокорина с надписью «Вместе смело», и, учитывая последние события, приобретала дополнительный смысл.

Пока нам только остается ждать новостей. Вот только футболисты вряд ли узнают их первыми, ведь в СИЗО пользоваться мобильными устройствами категорически запрещено.

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».