Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Пофиг, чем это закончится»: как судили Кокорина и Мамаева

Суд допросил еще двух свидетелей драки с участием Кокорина и Мамаева

Пресненский суд Москвы рассмотрел дело об участии в драках нападающего «Зенита» Александра Кокорина, его брата Кирилла, полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева и четвертого фигуранта разбирательств — Александра Протасовицкого. В ходе слушания были допрошены два свидетеля. Следующее заседание запланировано на 11 апреля. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию событий.

«Газета.Ru» заканчивает текстовую онлайн-трансляцию. Спасибо, что были с нами! До новых встреч!

10 апреля в Пресненском суде Москвы прошли допросы свидетелей по делу Кокорина и Мамаева. Были заслушаны показания Геннадия Куропаткина, находившегося в компании футболистов, и работника кофейни.

Также стало известно, что компания Кокорина и Мамаева потратила почти 400 тыс. рублей в кафе и стриптиз-клубе в день драки. После зачитывания материалов дела суд объявил перерыв до 11 апреля.

Адвокат Татьяна Стукалова подвела итоги второго дня слушаний по существу.

«Только 213-я статья «Хулиганство» позволяла их удерживать под стражей. Но ее нет. Позиция защиты стоит как раз на этом. Мы предполагаем, что все будет продолжаться и дальше», — цитирует Стукалову Sport24.

О состоянии футболистов также рассказал Бушманов.
«У ребят настрой позитивный на ускоренное продолжение процесса по данному делу. Безусловно, у них присутствует усталость, но учитывая, что они долгое время находятся под стражей, это ничто по сравнению с тем, что было на прошлом этапе», — заявил адвокат.

Ромашов отметил настрой самих футболистов.
«Сами ребята настроены по-боевому. Видите, активно участвуют в процессе. Поймите, вину никто не отрицает, побои были. Но мы хотим справедливости. Не было хулиганских побуждений, поэтому незаконно их содержание под стражей», — сказал адвокат Кокорина.

Адвокат Кокорина Андрей Ромашов также прокомментировал допрос свидетелей.

«Двух мнений быть не может. Доказательства, которые хотели представить как доказательства вины, обратились в ничто и уже являются доказательством невиновности.

Показания свидетелей идут только в пользу позиции наших доверителей. Подтверждается, что их оскорбляли, поэтому произошел конфликт», — сказал Ромашов.

Адвокат также высказался о противоречивых показаниях одного из свидетелей.

«Показания баристы сумбурны. Он сам себе противоречит. Выводы построить невозможно», — отметил Бушманов.

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов подвел итоги опроса свидетелей.

«Большинство из них указывают на те моменты, которые подтверждают позицию защиты — что никакого сговора между лицами быть не могло. Также свидетели указывали на психологическое давление во время допроса. Надеюсь, суд все правильно оценит», — цитирует адвоката Sport24.

И все! Судья заявила о приостановлении заседания. Следующее слушание состоится завтра. Начало — в 12.00. Кажется, что эта история не закончится никогда.

С иронией выступил Александр Кокорин.

«А пресса говорила, что мы 2,5 млн рублей потратили», — сказал он.

Также стало известно, сколько денег потратила компания в ночном клубе, после выхода из которого произошла драка с Соловчуком.

Прокурор зачитал сумму потраченных Кокориным, Мамаевым и компанией в кафе, где произошла драка с Паком.

«В деле имеется чек из кафе. Стоимость по счету составила 264 790 рублей. В нем присутствуют алкогольные напитки», — сказал он.

Внушительная сумма.

Александр Кокорин, Александр Протасовицкий, Кирилл Кокорин и Павел Мамаев во время заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА Новости

Предстоит ознакомиться еще с несколькими томами из всей документации. Муторная работа.

Зачитали медицинское заключение о состоянии здоровья Дениса Пака после того, как он получил удар стулом от Александра Кокорина. В справке указывается, что у чиновника было диагностировано сотрясение головного мозга, а также зафиксированы ушибы на лице.

Судья сообщил также и о фото- видеоматериалах, включенных в дело. В том числе и о записи с видеорегистратора из автомобиля Соловчука.

Напомним, что вчера, 9 апреля заседание продлилось около восьми часов и завершилось только в 22:00 мск. Тогда суд, прокурор и адвокаты успели допросить трех свидетелей. Сегодня ограничились двумя. Да и дело пошло несколько быстрее.

Продолжается заседание. На очереди проверка всей документации и оглашение материалов дела. Всех. Процесс обещает быть крайне долгим.

Футболист Александр Кокорин и его брат Кирилл перед началом заседания Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Как сообщает «Чемпионат», на сегодня допрос свидетелей завершен! Суд скоро начнет зачитывать все протоколы и справки, приложенные к делу.

Между свидетелем и Мамаевым, кстати, состоялся забавный диалог. Бариста достал свой телефон и заявил, что ему его знакомые присылают сообщения с его же высказываниями в суде. Свидетель утверждает, что все его фразы, публикуемые в СМИ, «вырваны из контекста». Мамаев иронично попросил у судьи возможность «почитать спортивные новости».
Андрацкий:

- Я думал что то, что сказанное мной останется здесь.

Мамаев:

- Это тебе не Вегас!

Андрацкий также покинул зал заседания. На очереди следующий свидетель.

Судья объявляет небольшой перерыв на 20 минут.

В диалог вновь вступил Мамаев. Спрашивает у свидетеля, на чем он основывается, давая показания — на видеозаписях, распространенных в сети, или же на своих собственных ощущениях. Андрацкий точно описать конфликт не может, а также не уверен, участвовал ли в драке сам Мамаев.

«Я не помню. Я думал, что помню. Но сейчас сомневаюсь в том, на чем основываюсь. В этом моменте я сомневаюсь», — сказал бариста.

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл (слева) и футболист Павел Мамаев на заседании Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 год
Антон Новодережкин/ТАСС

Адвокат Ромашов вновь обратился к свидетелю, поинтересовавшись у того, состоит ли он на учете в психоневрологическом диспансере. Прокурор посчитал данный вопрос давлением на Андрацкого и потребовал снять этот вопрос с обсуждения. Суд ходатайство обвинения удовлетворил. Нервы не выдерживают и у самого свидетеля.

Проверяют подписи свидетеля на подлинность.

Свидетель утверждает, что показания, которые он дал в суде сегодня, сходятся с теми же, что он сказал следствию на допросе. Адвокат Стукалова уточнила у него. Ответил утвердительно.

«Они могут быть частично неверными относительно того, что прошло полгода и я что-то забыл. Я не могу точно сказать, видел или нет удары. У меня уже начало сбиваться, что я видел на видео, а что видел своими глазами», — сказал Андрацкий.

Перечитывают первые протоколы адвокаты и прокурор. Дело затягивается. Как обычно.

Адвокат Ромашов ходатайствует о разглашении протокола после первого допроса Андрацкого. Противоречий не найдено, суд удовлетворил просьбу адвоката.

Параллельно с футболистами с вопросами выступают и адвокаты, но в диалог вмешался прокурор. Мамаев оказался данным фактом недоволен.
«Товарищ прокурор, мы же не с вами разговариваем! Дайте и нам в игре побыть», — возмутился хавбек «Краснодара».

Со встречным вопросом выступил и Кирилл Кокорин. Уточняет у баристы, действительно ли, по его мнению, первым удар Паку нанес Кокорин-младший.

«Я видел реакцию на удар. Он дернулся. Да, я уверен, что это сделали вы, Кирилл», — заявил свидетель.

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл (слева) и футболист Павел Мамаев на заседании Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 год
Илья Питалев/РИА "Новости"

Продолжает путаться в показаниях Андрацкий, очень не уверен в своих словах бариста. В диалог с ним вступил Александр Кокорин:

— Вы видели, что Кирилл ударил человека в лицо до того, как произошел эпизод со стулом?
— Кажется, да.
— Вы уверены?
— Я точно не помню хронологию.

Бушманов, адвокат Мамаева, также обратился к баристе. Спросил, пускают ли у них в кафе людей в состоянии алкогольного опьянения.

«Я за 8 лет раза два-три видел, чтобы у нас не пускали в заведение. Один раз это был в стельку пьяный человек. Второй — совсем вонючий бомж. Бывает, приходят люди под алкоголем, кушают», — заявил Андрацкий.

Мамаев вступил в диалог с Андрацким. Спрашивает, употреблял ли тот наркотики за прошедший год и готов ли сдать необходимые анализы.

«Никаких абсолютно», — заявил бариста, подчеркнув, что готов пройти тестирование.

Футболист Павел Мамаев в Пресненском суде города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Адвокат Прилипко просит огласить показания свидетеля на допросе у следователей. По ее словам, в протоколе не указано, попал ли по Кокорин стулом по лицу Паком. Судья утверждает, что оглашение протокола состоится позднее.

Рассказ Андрацкого о том, что его коллеги «знают и восхищаются» Александром Кокориным, несколько повеселил футболиста.

Также Андрацкий заявил, что не видел, чтобы до конфликта с Паком компания футболистов конфликтовала с кем-либо еще в кафе.

За свидетеля взялся адвокат Барик. Просит Андрацкого полностью восстановить картину произошедшего. Бариста утверждает, что компания футболистов и их товарищей ни с кем из посетителей кафе до конфликта не общалась. После того, как завязалась драка, остальные посетители заведения встали со своих мест.

В диалог с бариста вступила адвокат Стукаловой. Поинтересовалась местом, где обычно сидит Пак, а также стажем работы Андрацкого в заведении. Около восьми лет, говорит, там работает. А вот про Кокорина ничего рассказать не смог.

«Видел ли его ранее? Нет. Мне периодически рассказывали, что кто-то из футболистов туда заходил. Все восхищались, но я не концентрировал свое внимание на этом. Поэтому не могу сказать ничего про Кокорина», — сказал свидетель.

Футболист Александр Кокорин и Александр Протасовицкий на заседании Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Немного путается в показаниях Аднрацкий. Многих деталей и мелочей не помнит.

«Как на самом деле было – я не могу ручаться», - говорит свидетель.

Бариста Андрей Андрацкий утверждает, что не видел и не слышал момента примирения двух сторон. Также он не смог ответить, кто из конфликтующих первым покинул заведение. Однако, по его словам, полиция приехала в кафе после того, как все разошлись.

Прокурор пожаловался на давление со стороны Ромашова и обратился к судье. Судья утверждает, чтобы адвокат продолжил допрос очевидца, но без давления.

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл (слева) и футболист Павел Мамаев на заседании Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 год
Антон Новодережкин/ТАСС

Ромашов продолжает задавать множество уточняющих вопросов. Андрацкий утверждает, ссылаясь на своих коллег, что Пак был постоянным посетителем кафе.

«Когда начался конфликт? Спустя какое-то время после прихода Пака. Вначале был конфликт, затем — удар стулом. Были крики. Я бы даже назвал это ором. Это был не один человек. Содержание криков я не помню», — рассказал свидетель.

К опросу свидетеля присоединился адвокат Ромашов. По словам бариста, компания выпивала виски, о чем было известно и ранее. При этом, кто и сколько выпивал, он не знает. Пожаловался на поведение подсудимых.

«Я слышал конкретный мат. Слова из нецензурной брани слышал. Я не знаю, к кому они обращались. Насколько я знаю, персонал попросил быть потише. Затем это попросил Пак», — сказал он.

Рассказ про саму драку:

«Сначала это была словесная перебранка, а потом прошло рукоприкладство. Самым агрессивным был правый передний (Кирилл Кокорин). Он выпрыгивал из-за спины кого-то другого и бил. Я видел этот удар, он ударил правым кулаком, целился в область лица. Помню про один раз. К тому моменту там было уже прилично людей, порядка 20: менеджеры, управляющий и официанты. В этот момент Пак стоял на ногах в защитной позиции. С ним шла словесная перебранка. Потом уже он получил стулом».

Правда, в итоге свидетель запутался и признал, что не помнит хронологию событий.

«Я работаю за барной стойкой — это в метрах 10-15 от места, где они сидели. Я мог не все слышать и видеть. Знаю, что кто-то из персонала просил их быть потише, но просьба была проигнорирована. Насколько я понимаю, Пак сделал замечание или попросил — я не знаю, в какой это форме было», — рассказывает свидетель.

Также он отметил, что компания Кокорина и Мамаева, «либо вообще по жизни неадекватная, либо они были просто пьяны».

Дальше надо дословно цитировать диалог:

— Что значит шумно?
— Это значит громко.

— Нецензурно выражалсь?
— Да.

— Как выглядело, что они целовались?
— Не совсем по формату нашего заведения.

— Привлекали ли они внимание посетителей?
— Конечно.

— Поступали ли жалобы?
— Мне — нет.

«Понедельник, утро, все как всегда. В 8 или 9 утра группами по два-три человека заходила компания, заняла большой стол в углу. Их было порядка 15 человек. Женщины среди них были, — рассказывает бариста.

— Заказали еду, напитки. Начали шуметь. С ними были девушки, они там с ними целовались, садились на них. Что-то кричали, ходили».

Следующим свидетелем будет некий Андрей, бариста из «Кофемании».

Так, с Куропаткиным вроде бы закончили.

«Следователь не записал мой рассказал. Он не фиксировал все в протокол. Просто сидел спокойно, веселился, слушал. Потом показывал мне видео. Говорил: «Смотри, все удары идут в голову», — рассказывает Куропаткин адвокату Игорю Ромашову.

Записывать допрос следователь стал после того, как первый раз показал видео.

Кроме того Куропаткин не узнал одну из своих подписей. «Вообще не моя», — говорит свидетель.

«Я вначале рассказывал следователю, но он не записывал ничего. Говорил со мной матом, смеялся…» — отвечает на слова прокурора Куропаткин. При этом он говорит, что подтверждает записанные показания частично, а также заявляет, что следователь говорил ему подписать все листы допроса, потому что «так положено».

«В показаних Куропаткина мы нашли противоречие. Вначале свидедеть говорил, что не видел начало конфликта между Соловчуком и Мамаевым. Сегодня же он сказал, что видел начало конфликта», — заявила прокурор Светлана Тарасова.

Противоречия в показаниях найдены! Сейчас будут зачитываться протоколы.

Прокурор попросила перерыв, чтобы обратиться к материалам дела. Будет сверять нынешние показания Куропаткина с теми, что он давал в полиции. На предмет разночтений. Интересненько.

Теперь про Соловчука спрашивает адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов.

«Он вышел дерзкий из машины. Не знаю, что он начал говорить, но вышел в себе уверенный. Мы такие небольшие, а он такой здоровый, и начал разговаривать в агрессивной форме», — рассказывает свидетель.

Куропаткин подчеркивает, что водитель не собирался гасить конфликт.

Стукалова допрашивает свидетеля по поводу инцидента с водителем и роли Александра Кокорина в нем.

«Он пытался сделать все, чтобы конфликт угас. Пытался кого-то оттащить из нашей компании, не помню кого. Даже не оттащить, а просто подходил, говорил, что не надо ничего делать», — рассказывает Куропаткин.

Теперь Куропаткина допрашивают адвокаты. В полиции его продержали 16 часов, показания он подписывал не глядя.

Вот эта информация, по идее, в пользу арестантов.

Прокурор уточняет про «присаживание на коленки», которое Куропаткин оценивает как шутку и дурачество. Что касается инцидента с Паком, то Геннадий подтверждает, что форвард «Зенита» хотел подсесть к чиновнику, чтобы поговорить, а не подсел, потому что тот снова оскорбил компанию. На вопрос прокурора о том, что Куропаткин расценил как оскорбление матерное слово чиновника, тот отвечает:

«Все его так расценили».

Куропаткин рассказывает о том, как давал показания:

«Нас вызвали в три-четыре утра, на тот момент мы не спали сутки. Нас туда привели, посадили каждого в отдельный кабинет. Мне матом сказали: «Ну что, присядете сейчас за все?!». Я два часа сидел, мне хоть воды принесли. Делать ничего нельзя было, единственное, что разрешили — встать и пройтись».

Прокурор спрашивает, почему свидетель не жаловался. «Ну, вот сейчас вам говорю», — отвечает Куропаткин, который подчеркнул, что ему никто не говорил, что можно жаловаться.

На вопрос о том, оказывалось ли на него давление, свидетель отвечает, что ему сказали подписать показания.

Куропаткин подчеркивает, что Пак все время был агрессивен, причем даже после попадания Кокорина по нему стулом. Также свидетель твердо уверен, что Кокорин попал потерпевшему по руке. Рассказывает, что дальше начался конфликт и постоянные разговоры. Вот такой у них случился диалог с прокурором:

— Что делали в это время остальные?
— Я не видел. Дальше мы отошли, начался конфликт. Все общались-общались, но не помню, что там было. Я подошел к Паку: «Зачем вы такое говорите?»

— Как вы с ним разговаривали?
— Ртом.

Куропаткин рассказывает о появлении Пака, который сел в угол с компьютером и лицом к компании. Был ли он один, свидетель не помнит.

«Не знаю, не наблюдал за ним. Не знаю, что заказывал. Дальше мы сидели, и кто-то сказал, что он похож на артиста Гангам стайл. Он услышал это, повернулся и пересекся взглядом с Протасовицким. Он сказал: «Извините, вы похожи на этого человека».

Он ему раз сказал извините, а Пак ему в грубой форме — у него выражение лица злое такое было. Саня раза три извинялся перед ним, что он похож. А Пак в ответ нам сказал плохое слово: одно из них точно было то ли шайка, то ли кучка, а второе начинается на у и заканчивается на ы.

Дальше к нему подошел Кирилл и спросил: «Это ты нам?». Саша хотел с ним поговорить, взял стул. Кто знает Кокорина, это добрый человек, Он махнул стулом и попал по руке.

«Целовался ли я с Кокориным? Нет. Присаживался — да. Мы же друзья», — говорит Куропаткин.

В «Кофемании» Куропаткин заказал виски, но в компании были те, кто пили воду, колу и сок. Отдыхали, по словам свидетеля, молодые люди нормально, просто веселились. При этом вели себя не слишком громко.

«Когда водитель уехал, мы сели в такси — поехали покушать. Не помню, как называется — вроде, «Кофемания». На каких машинах мы ехали я не помню, не скажу вам. Две машины было. С кем я был не помню, не обращал на это внимания», — повествует Куропаткин.

Прокурор спрашивает про действия и истерику Екатерины Бабковой. «Не помню, защищал кто-то Соловчука или нет».

Соловчук, по словам свидетеля, знал, кто перед ним, при этом сама компания слов «ты знаешь, кто мы?» не произносила.

Вот что свидетель рассказывает о поведении Соловчука, водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой, пострадавшего на парковке.

«Соловчука подняли и начали спрашивать, зачем он так говорит. С ним Протосавицкий разговаривал, я с Пашей беседовал, братья Кокорины шли рядом, но я на них не смотрел. Видел, что у Соловчука была кровь на лице. Вел себя иначе: до этого был агрессивным, разговаривал на повышенных тонах, сейчас был спокойнее. Перед тем, как сесть в машину, сказал, что все понял и сейчас уедет».

О начале драки Куропаткин рассказывает, что Мамаев ударил в ответ. Вернее, попытался. На уточняющий вопрос прокурора о том, был ли это удар или толчок, Куропаткин сказал, что удар.

«Паша хотел махнуть рукой, но не попал. Водитель начал убегать, я больше не видел. Потом они как-то переместились на тротуар, я не видел, и побежали в другую сторону от «Эгоиста». Я побежал за ними, но у меня из кармана выпали телефоны, поэтому я остановился, чтобы их собрать. Собрав, побежал к ним. Водитель уже лежал на земле, все стояли вокруг него. Девушка одна была, но не помню, как ее зовут».

«Она рассказала, Саша с Кириллом как раз шли. Ему сказали: «Ты знаешь, что про нас так сказали?». Он подошёл к машине и спросил у Соловчука, зачем он так сказал. Он хотел объяснить как-то дерзко, вышел из машины — 120 кг! Рядом охранники стояли, — говорит Куропаткин об инциденте на парковке и словах подсевшей в машину к Соловчуку девушки.

— Конкретных слов, о чем они разговаривали, я не слышал. Они стояли довольно близко друг к другу. Соловчук начал что-то агрессивно говорить — по нему это было видно. Паша взял его за куртку, а он в ответ его ударил в область скулы. Я это видел».

О времени, проведенном в «Эгоисте», Куропаткин рассказывает следующее:

«Побыли там и вышли. Были там часа 2-3, точно не помню. Сидели там, музыку слушали. Не знаю, кто что пил, но я — виски. Кто-то сок пил, кто-то воду».

Сколько с компанией было девушек, он не помнит, как их зовут — не знает.

Куропаткин рассказывает, что Пака и Гайсина видел один раз в жизни и никакой личной неприязни к ним не испытывает.
«Кокорина знаю с детства. Кирилла тоже знаю много лет. Пашу Мамаева знаю минимум 4 года. Между нами дружеские, хорошие отношения, с каждым из подсудимых, — рассказывает свидетель.

— Приехали из Санкт-Петербурга с Кокориным и Мамаевым. Это был вечер, ближе к ночи. Поехали в клуб, побыли там. Потом поехали в ночной клуб «Эгоист». Я плохо знаю Москву и не знаю, где он располагается».

Сегодня первым свидетелем будет Геннадий Куропаткин, который был в компании с братьями Кокориными, Мамаевым и Протасовицким, а также был одним из главных действующих лиц в показаниях вчерашнего свидетеля Карена Григоряна.

«Жить буду, надеюсь», — также сказал Кокорин-старший по поводу состояния травмированной ноги.

Кокорин перед началом заседания ответил на вопрос журналистов о том, как его жена Дарья Валитова отреагировала на информацию, полученную в ходе вчерашних допросов свидетелей:
«А что она узнала? Все вчера сказали. Или что она лесбиянка? А вы думаете, что все узнали только вчера? Это вы узнали только вчера, что полгода назад было. Вы только пишите, кто в чем одет был. Лучше бы писали, что происходит на процессе», — ответил форвард «Зенита».

Подсудимых ввели в зал суда. Заседание начинается.

«Ребята, ну сколько можно? У вас же тоже есть карма! У Пака уже отец умер!» — ответила адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова одному из журналистов, обратившемуся к ней за комментарием.

Любопытно, что в рейтинге лучших спортсменов 2018 года, как сообщает Cq.ru, Кокорина обошел даже киберспортсмен Роберт Фахретдинов,

Кокорин с Мамаевым уже в суде, приехала и мама Кокорина.

Сегодня будут продолжаться допросы свидетелей. Интересно, сколько успеют? И начнут ли вовремя? Вчера задержали заседание на час 45.

Во время вчерашнего заседания мы узнали, что:

«PSY — национальный герой Кореи, а Пак очень похож на него» (слова адвоката Кокорина).
«Таких петухов не вожу» (так выступил Виталий Соловчук в адрес компании перед тем, как его избили).
«Зачем мне наркотики, я и так слишком волшебная» (слова свидетельницы Екатерины Бобковой, которая не помнит, целовалась ли с Кокориным, но вообще — лесбиянка).

После этого начался допрос свидетелей. Он был муторным и долгим. Успели опросить только троих из 45-ти! Это было временами комично, временами откровенно смешно, зато последний из трех свидетелей, посетитель «Кофемании», который не был знаком ни с Паком и Гайсиным, ни с компанией футболистов, говорил четко и по делу.

Вчера состоялось первое заседание, на котором сначала прокурор зачитывал обвинение, с которым все подсудимые согласились только частично. Особенное негодование вызвало у всех четырех арестантов обвинение в предварительном сговоре.

Начало заседания запланировано на 12.00 мск.

Здравствуйте, уважаемые читатели «Газеты.Ru». Пресненский суд Москвы продолжает рассматривать дело об участии в драках нападающего «Зенита» Александра Кокорина, его брата Кирилла, полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева и четвертого фигуранта разбирательств Александра Протасовицкого.