Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Ложная бомба и лжесвидетельства: как судят Кокорина и Мамаева

Завершилось третье судебное заседание по делу Кокорина и Мамаева

В Пресненском суде Москвы прошло третье слушание по делу об участии в драках нападающего «Зенита» Александра Кокорина, его брата Кирилла, полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева и четвертого фигуранта разбирательств Александра Протасовицкого. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию заседания.

Третье заседание суда по делу Кокорина и Мамаева окончено. Продолжим завтра — в 12.00 по московскому времени. На этом «Газета.Ru» завершает свою трансляцию.

Подводим главные итог третьей серии шоу.

1. Потерпевший Соловчук провалился по всем статьям: поставили под вопрос законность его нахождения в России (он белорус), а адвокаты подсудимых выяснили, что ключевые моменты он либо не помнит, либо не хочет вспоминать. Таинственным образом с его видеорегистратора пропала запись разговора с подругой футболистов, после чего как раз начался конфликт. Он также перепутал свои показания по поводу Кокорина: на записях видно, что форвард «Зенита» его не трогал, а свидетельствовал сегодня Соловчук о другом. От компенсации, предложенной Мамаевым, он отказывается — но и в этом он не уверен. Дальнейшее участие главного потерпевшего в процессе остается на его усмотрение;
2. Мамаев и другие подсудимые принесли извинения Соловчуку;
3. Был опрошен официант кафе, где произошла драка с Паком, Ринат Токтаров. Судья нашла разночтения в его показаниях, но все в пределах нормы. Он разнимал дравшихся и не смог запомнить всех моментов;
4. Заседание прервалось на четыре часа из-за ложном сообщении о минировании.

Все. Решили вопросы с Токтаровым. Закончилось сегодняшнее слушание!

Адвокат Прилипко пытается уточнить, что именно помнит Токтатор. Пожалуй, уже всем понятно, что он действительно вспоминал конкретные моменты.

– Ваши первые показания – это по первому видео или исходя из всех событиях?
– Это все вместе.
– Как можно разделить?
– Не могу сказать. То, что описал по Кокорину, я видел своими глазами, я был рядом. Но некоторые моменты я забываю. Да и паника дала о себе знать.

Судья Тарасова продолжает настаивать, что показания Токтарова в разные временные отрезки расходятся. Он уверяет, что сейчас вспоминал, однако после самого эпизода имел куда более детальное представление о конфликте.

Допрос Токтарова близится к завершению. Судья зачитывает его показания и дает характеристику.

Адвокат Кирилла Кокорина пытался уточнить, видел ли свидетелей, что его подзащитный кого-то бил. Токтаров утвердительно ответить не смог, поскольку, как уже говорилось, разнимал драку.

Мамаева официант запомнил по его, мягко говоря, отличительным чертам.

«Выражались матом все, но у него очень громкий голос. Извини, пожалуйста, но и татушки дают о себе знать», — говорит Токтаров.

Как и предполагалось, свидетельские показания Токтарова незначительно отличаются от тех, что он давал при первом допросе. На это есть объективные причины: во время общения со следователем он полагался на видеозаписи. Ничего криминального.

— Вас оскорбляли?
— Нет. Я даже удивился.

Стукалова задает уточняющие вопросы. Многие из них дублируются, но это делается для того, чтобы выявить, врет свидетель или нет.

Свидетель заявил, что о причине конфликта ему неизвестно. Также он отметил, что не уверен в том, что сломан был именно тот стул, которым Кокорин бил Пака.

Адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик задал свидетелю свои вопросы. Для начала официант отметил, что Кирилл ни к кому не приставал, когда он подходил к их столику.

Стукалова вновь начала расспрашивать свидетеля. Официантом в данной сети кафе он работает 12 лет, а о том, что в его зале сидят известные футболисты он узнал только от коллеги. При этом он отметил, что Пак иногда заходит в кафе.

Токтаров поделился мнением, что без повода компания пристать не могла.
«Думаю нет. Ко мне они спокойно обращались», — заявил он.

Официант заявил, что не видел явного сговора между компанией Кокорина и Мамаева.

«Думаю, сговора не было. Они были в разных частях зоны. Я не могу видеть полной картины, потому что находился с Кириллом», — заявил он.

Адвокат Стукалова начала спрашивать свидетеля о женщине, которая просила ее пересадить из-за шума, который создала компания. Стоит отметить, что именно на ее место затем сел Пак.

Официант отметил, что компания никак не приставала к посетительнице, ее просто смутил шум.

В допрос адвоката Ромашова вмешался прокурор: «Будьте поласковее», на что Ромашов ответил: «Строго — не нравится, когда кто-то улыбается тоже не нравится…»

Прокурор попросила Ромашова проявить уважение ко всем присутствующим в зале суда.

Отдельно свидетель подчеркнул, что компания, в которой находились Кокорин и Мамаев, не приставала к Паку и никак не оскорбляла его.

Адвокат выяснил, что на первом допросе Токтарову показывали нарезки видео инцидента из интернета. На втором — уже с компьютера. К следователям, надо полагать, будут вопросы.

Адвокаты и прокуроры пытают свидетеля но держится он молодцом. Молодой человек, если воссоздать ситуацию по его словам, пытался всех разнимать и не видел, кто, кого и как бил. Но заседание затягивается уже просто смешно как.

Нецензурные выражения, как говорит Токтаров, следовали от всех членов компании футболистов.

Свидетель отмечает, что девушка, которая была с Кокориным, действительно имитировала половой акт, но это было похоже на шутку. Компания, как он заметил, не домогалась до посетителей и не оскорбляла их.

По словам Токтарова, компания покинула заведение через запасной выход. Полиция на место происшествия приехала чуть позже. С официантом провели два допроса — он говорит, что давления с их стороны не было.

«Я сделал уборку, потому что стали приходить люди. Люди садились, но мы не комментировали ситуацию. Не могу сказать, трогали ли этот стул (которым били Пака — «Газета.Ru»). Когда я был с Кириллом, стул находился сзади меня. Далее во время уборки я нашел стул, который шатался. Я отнес его в подсобку, потому что такие правила», — заверяет официант.

Токтаров рассказывает, что во время перепалки Протасовицкий удерживал пришедшего в кафе Гайсина, который был «агрессивно настроен». Вся ситуация продолжалась порядка 40-50 минут. В это время, по словам официанта, Мамаев бродил по залу, однако бил ли он кого-то — ответить свидетель не смог.

Судя по рассказу Токтарову, происходящее в кафе действительно напоминало цирк. Девушка, плеснувшая в лицо кому-то из посетителей напитком, и Кокорин-младший, заставлявший его «поклясться».

«Девушка стояла на скамье и ходила туда-сюда, перелезла через скамью и выплеснула на какого-то мужчину жидкость. По ее мнению, он снимал. Еще был момент: когда мы подошли к мужчине в синем костюме, Кирилл спросил «зачем ты снимал?». Он ответил: «Я не снимал». Кирилл настаивал, а я защищал этого мужчину: говорил, что он перепутал. Кирилл сказал: «Поклянись». Мужчина поклялся», — говорит свидетель.

Подтверждает свидетель факт битья посуды — это та самая дива Бобкова, которая вешалась на Кокорина. Официант не смог объяснить, зачем она это делала. Кроме того, Токтаров рассказал, что люди в зале действительно вели съемку.

Токтаров рассказывает, что стул действительно прилетел в Пака — это выяснили уже давно. После произошедшего официант встал между ним и Кокориным, а также вместе с другой сотрудницей кафе пытался успокоить Кирилла. А потом началась еще одна потасовка.

Важный момент — Пак, в отличии от Соловчука, пытался избежать конфликта. Чиновник, по показаниям свидетеля, просил пересадить его за другой стол.

«Дальше пришел господин Пак, сел за 54 стол, который был напротив того, за которым сидела компания. Он был один. Попросил при возможности его пересадить. Я подошел к хостес, сказал ей об этом. Не знаю, почему он об этом попросил. На обратном пути встретил женщину за стойкой, которая хотела взять заказ с собой. Я с ней провел много времени, потому что заказ был сложный, со множеством оговорок. Далее я направился в зал, где сидела компания и Пак», — сказал Токтаров.

Поясняет свидетель, что компания находилась в состоянии алкогольного опьянения — понял он это по перегару. Еще Мамаев, как сообщил Токтаров, дразнил сопровождавшую девушку Кокорину (ту самую, которая сидела у него на коленях).

— Как они себя вели?
— Шумно говорили, смеялись, вели себя вызывающе. Непристойно себя вела девушка ей. Ей Мамаев говорил: «Ты никогда не добьешься Кокорина, не надо приставать». Девушка полезла целоваться к Кокорину. За шею схватила.
— Она на него садилась?
— Да, совершала действия сексуального характера.
— Какие?
— Ну вот садилась сверху.
— Спускалась ли она?
— Нет.

Токтаров сообщает, что, по его мнению, компанию футболистов нарушала общественный порядок — посетители были недовольны. Он также отрывками слышал речь игроков об обсуждении матча.

Вызывающе ведет себя адвокат Стукалова. Предложила прокурору сменить род деятельности. Много лишних разборок, которые никак не относятся к делу.

Официант рассказывает, что приступил к работе в 8 утра. В это время за столом подсудимых было порядка 8-9 человек. Они общались. По словам Токтарова, Кокорина и Мамаева он до инцидента видел только по телевизора, Пака — никогда не знал.

Следующий свидетель — гражданин Ринат Токтаров, он работает официантом в кафе, где произошла драка с Паком и Гайсиным.

Главные тезисы допроса Виталия Соловчука, больше других пострадавшего в драках.

1. Так и не смог конкретно ответить на вопросы о том, была заведена машина во время инцидента или нет (а это важно, так как суд должен понимать, имел ли потерпевший возможность не вступать в конфликт);
2. С подсудимыми отлично поработали их адвокаты. В некоторых моментах, когда прокурор протестовал против их вопросов, судья встал на сторону футболистов;
3. Выяснили, что Соловчук не явился на судмедэкспертизу по своей воли — то ли был в клинике, то ли уверовал в то, что побои уже сошли.

Раунд за стороной подсудимых, без вопросов.

Опрос Соловчука, наконец, завершился. Суд объявляет перерыв.

Более того, Мамаев говорит о готовности возместить ущерб и за машину Соловчука, которая пострадала во время драки.

Мамаев, Кирилл Кокорин и Протасовицкий еще раз принесли извинения Соловчуку. Игрок «Краснодара» в очередной раз выразил готовность возместить ему компенсацию.

«Хочу принести извинения за легкий вред здоровья. Готов возместить итоговую компенсацию. Хочу обратиться к Виталию — может, уже на основе видео, он хорошо вспомнил и сказал правдивые показания. Кокорин Александр по большому счету на протяжении всего конфликта пытался его погасить. По большому счету никакого отношения не имеет. За свои действия я извиняюсь и готов все компенсировать», — сказал Мамаев.

А вот и эмоции пошли! Кокорин просит уточнить, куда он его бил. Соловчук показывает на плечо и поясняет, что в ухо Александр удары не наносил. Тут же Кокорин-старший протестует и говорит, что потерпевший меняет показания — до этого гражданин Белоруссии действительно указывал, что футболист бил его в область уха.

У форварда «Зенита» та же стратегия, что и у его адвоката. Видно, что подготовили футболиста к вопросам. Соловчук то и дело мнется и не может ответить на элементарные вопросы касательно ситуации драки, которую он, по его словам, запомнил.

Вмешивается в опрос и сам Кокорин. Он уточняет у Соловчука, за что тот извинялся перед ними в момент драки — потерпевший говорит о защите от агрессии.

Наводящие вопросы заключаются в том, что днем ранее Соловчук оказался не готов отвечать на вопросы о том, как работает видеорегистратор. Раунд остается за адвокатом подсудимого.

За Кокорина задает вопросы его адвокат. Татьяна Стукалова поинтересовалась, почему регистратор в машине не зафиксировал момент разговора потерпевшего с девушкой, сопровождавшей футболистов. Ответ снова всех рассмешил.
— Регистратор включается в том момент, когда машина заводится. Видимо, так.
— Так вы же не в курсе, как работает регистратор.
— Я предположил. Судя по тому, что он заработал, когда я завел машину, он так работает.

— Фары горели на протяжении всего времени с того момента, как они вышли из клуба! — говорит Стукалова.

После вопроса о том, включил ли Соловчук зажигание в автомобиле, Протасовицкий рассмеялся. Судья прерывает подсудимого и сообщает, что нельзя ссылаться на видеозапись эпизода, когда она еще не была просмотрена.

Начинается самое интересное — вопросы от подсудимых. Первым будет спрашивать Кокорин-младший.

Адвокат Протасовицкого расспрашивает о деталях жизни Соловчука: сколько жил в России, кем работал и в таком духе. Правозащитник потерпевшего протестует. Поддерживающие Кокорина и Мамаева из зала суда смеются на каждом вопросе гражданину Белоруссии. Настоящее шоу.

«Еще раз будет что-то подобное, я попрошу удалить вас», — говорит защитница Соловчука.

Соловчук, кроме того, пояснил, почему не явился на судмедэкспертизу. Спустя три недели, когда процедура была назначена, его побои уже якобы зажили.

«Экспертиза была назначена недели через три после инцидента. На теле не осталось многих следов. Поэтому не пошел на экспертизу. Я вспомнил! Отказался от явки к судмедэкспертам, потому что других признаков избиения не было. Все уже было зафиксировано», — заметил он.

Соловчук путается и, откровенно говоря, слегка поплыл. Не может ответить на уточняющие вопросы адвокатов о том, почему произошел конфликт, а также не уверен, принимать ли ему компенсацию от Мамаева. Странная ситуация.

Пожалуй, самый важный вопрос Соловчуку.

— Как считаете, оправдано ли содержание под стражей?
— Не знаком с законодательством. Не могу высказаться.

Хавбек «Краснодара» и Протасовицкий внимательнее других слушают показания свидетеля. А вот братья Кокорины переглядываются и смеются. Нервная реакция.

Мамаев, как отмечают журналисты, буквально испепелил взглядом Соловчука во время вопроса об их очной ставке.

Адвокаты подсудимых из допросов Соловчука допились своего — доказали суду, что водитель мог избежать драки, так как имел возможность сесть в машину и уехать. Это многое объясняет.

Соловчук сообщает, что до инцидента не был знаком со спортивными успехами Кокорина и Мамаева. Потерпевший отметил, что узнал их по нашумевшему видео из Монте-Карло — тогда футболисты закатили шумную вечеринку после Евро-2016.

«Не интересуюсь футболом, но помню их по видео из Монте-Карло. Я хотел просто уехать, но я понимал, что просто не успею. Ребята агрессивно напирали со всех сторон», — отметил Соловчук.

Спрашивает, на каком расстоянии Соловчук увидел людей, которые двигались в его сторону. Он рассказывает то же самое, что и в ответ на вопросы прокурора: видел троих, обоих Кокориных и Мамаева.

Адвокат Протасовицкого уточняет, как они шли, потерпевший отвечает, что шли в линию, молча, но шли именно на него.

Соловчук в этом уверен: «Предмет прилетел от них, но я не видел, кто из них бросил»

Адвокат Александра Протасовицкого Татьяна Прилипко задает вопросы, на которые у Соловчука нет ответов. В основном водитель отвечает, что он не помнит или просто не отвечает на вопросы. К примеру на вопрос «Пассивность — проявление агрессии?» ответа не последовало.

Адвокат Кирилла Кокорин продолжает выгораживать клиента особым способом.

По словам Соловчука, на момент драки его вес был около 108 кг. На вопрос о том, чувствовал ли водитель угрозу от Кокорина-младшего, тот ответил отрицательно.

«Когда он один — нет. Я в принципе от людей не ожидаю угрозы», — заявил он.

«Я не эксперт, а попытки применения физической силы были неоднократны. Может быть что-то мешало, может они сами сдерживались. Возможно, рука Кокорина удерживала Мамаева», — продолжает свой рассказ потерпевший.

По информации Sport24, внимательнее всех Соловчука слушает Мамаев. Стоит отметить, что именно Павел, по показанием свидетелей, и подрался с водителем.

«Вы клоните к тому, что я мог удалить какие-то записи. В деле есть заключение экспертов, что файлы с флеш-карты не удалялись», — заявил Соловчук в ответ на вопросы о демонтаже видеорегистратора.

Соловчук заявил, что не знает принцип работы видеорегистратора в машине, однако при этом этом заявил, что отключить его в ручную не представляется возможным. По его словам, вся электроника в машине работала исправно.

Потерпевшего Соловчука опрашивает адвокат Барик.

Подсудимые возвращаются в зал суда на позитиве.

Кокорин: «В макдаке поели и обратно!»
«Разминировали?» — пошутил Мамаев.

Ожидается, что слушание должно возобновиться после того, как конвой проверит подсудимых. Но слишком уж долго долго это идет.

Судя по всему, заседание сегодня будет долгим, поскольку пока еще даже не допросили Соловчука — а он ведь главный потерпевший. Запасемся терпением.

Сейчас проходит процедура возобновления слушания. Очевидно, что после суматохи по поводу угрозы взрыва все проверяют еще более тщательнее. Пранкеры, сообщившие о минировании, совсем не думают о людях, которые целый день вынуждены сидеть в зале суда.

Как отмечает Sport24, потерпевший Соловчук слегка прихрамывает.

Подсудимых, к слову, пришли поддержать их друзья и близкие. Намного больше человек, чем было изначально. Будто знали, когда приходить.

По информации «СЭ», Светлана Кокорина, мама братьев-арестантов, во время перерыва вступила в конфликт с оператором одного из телеканалов. Ей якобы не понравилась слишком навязчивая съемка.

Подсудимых также доставили в суд. Продолжаем.

Кроме того, судья, прокурор и Виталий Соловчук вернулись в зал для слушаний.

В здание суда зашла супруга Павла Мамаева Алана. Она, вопреки всем скандалам о разводе, поддерживает мужа и присутствует на всех заседаниях.

Как сообщает «Чемпионат.com», перед зданием Пресненского суда сейчас большая очередь — досмотр проходит еще тщательнее.

Когда же возобновится суд так и остается неизвестным. Подсудимых на горизонте не видно.

Журналисты возвращаются в здание суда, обвиняемых пока не привезли..

Неудивительно, что сообщение оказалось ложным. Заседание будет продолжено с минуты на минуту.

К счастью, собака ничего в здании не нашла. Скоро, наверное, заседание продолжится.

Как передает Sport24, куда повезли подсудимых — неизвестно. Это может быть СИЗО или изолятор временного содержания. Ведь согласно инструкции, место назначения не разглашается даже работникам суда. Так исключают возможность побега.

Если вы думали покидать наш онлайн, то зря. Вот официальное сообщение от пресс-службы Пресненского суда:
«В связи с поступившим сообщении о заложенном в здании взрывном устройстве осуществлена эвакуация посетителей и сотрудников суда. После проведения правоохранительными органами всех необходимых проверочных мероприятий суд возобновит свою работу, в том числе и рассмотрение уголовного дела в отношении Кокорина, Мамаева и т.д.»

С момента эвакуации присутствующих на заседании и подсудимых прошло... 40 минут! Автозак же с Кокориными, Мамаевым и Протасовицким отвезли от Пресненского суда.

Подсудимых также вывели из суда. В сопровождении полицейских их усадили в автозак, передает «Чемпионат.com».

Кстати, перерыв может продлиться и дольше. Совсем даже не 40 минут.

«Пока нет ясности, сколько будет закрыт суд. Час, два, три, семь. А, может, и до завтра», — цитирует пристава «СЭ».

Сообщается, что сигнал о минировании поступил по электронной почте. Здание опустело — кинологи с собаками на подходе.

Кокорин пошутил на сообщение об эвакуации суда: «Нас оставьте только!»

Это надолго... Проверка занимает не менее 40 минут, а то и час. Журналистов просят отойти от здания суда как можно дальше.

В здании суда эвакуация. Подозрение на взрывное устройство. События развиваются по голливудскому сценарию.

Пресс-атташе дал судье какой-то документ, после чего она удалилась из зала. ПЕРЕРЫВ

«Я просил остановиться наносить побои и не трогать машину, говорил, что она не моя. Я не проявлял агрессии, держал руки в безобидном положении, — заявляет Соловчук. — Дальше я сел в машину, уехал на другую сторону Садового кольца, к концертному залу «Чайковский». Вышел посмотреть, что с автомобилем. Смутно помню. Как оказалось, охранник концертного зала вызвал скорую и полицию. Говорил, что я несколько минут сидел в машине неподвижно, вся машина в крови была, форточка разбита. Потом приехала полиция и скорая, меня увезли в Боткинскую больницу

На вопросы адвоката потерпевший отвечал следующее:

«Я видел на видеозаписи два удара Мамаева кулаком в голову. Меня повели к машине. В этот момент Мамаев начал бить авто: по зеркалам, изнутри бить автомобиль. Еще один человек разбил форточку. В этот момент Александр Кокорин попытался рассказать, как правильно жить. В этот момент от меня отстали. Я на всякий случай извинился, чтобы от меня отстали, и попытался уехать. В этот момент Кокорин, кажется, крикнул: «Не вздумай заявлять в полицию, я сфотографировал номера».

Прокурор указывает судье на то, что две слушательницы улыбаются. Судья отклоняет жалобу — «это не запрещено». Также сделали замечание одной из журналисток по причине того, что она громко печатает.

Соловчук добавляет, что у него были ссадины и синяки по телу. Но незначительные, по сравнению с сотрясением, сломанным носом и прооперированным коленом.
Что касается колена, то у мужчины диагностировали еще до происшествия разрыв передней крестообразной связки. Когда его Мамаев сбил с ног, произошел снова разрыв. Операция еще не была проведена, сейчас решается, нужно ли это. Если ее делать снова, то через десять лет надо будет менять коленный сустав.

Стало ясно и то, какое наказание Виталий требует для обвиняемых — на усмотрение суда.

А вот и подробности стычки, которые передает «Чемпионат.com».
«Мамаев упал сам, без моей помощи. Кирилла Кокорина я толкнул в правое плечо. Это даже был не толчок, я просто выставил руку и положил на плечо. Подбежал Мамаев и сбил меня с ног. Удар пришелся в область груди. Сзади была ступенька, я в нее уперся ногой, потом упал. После подбежали остальные и начали наносить удары: два Кокорина, Мамаев и Протасовицкий. Кто-то там еще был, я не помню. Так как я лежал на земле, ногами меня было бить удобнее. В основном удары пришлись в область туловища, также были удары по голове. Была одна девушка, которая кричала и просила, чтобы они остановились. В какой-то момент даже пыталась закрыть меня своим телом — то ли присела, то ли прилегла. Но ее оттолкнули и сказали: «Иди отсюда, не мешай». Дальше просто ходила и просила перестать. Но на нее, судя по тому, что избиение продолжалось, никто не реагировал. Избиение то продолжалось, то затухало. Периодически мне давали какие-то жизненные напутствия. Всё продолжалось около 10 минут. В какой-то момент меня кто-то поднял — не помню, кто это был.
Сдачи я дать не пытался — в такой ситуации это сложно сделать», — заявил потерпевший.

«Куда именно приходились удары? У меня было сотрясение, сломан нос, кровоподтеки по всему лицу. Нос сломался после удара Павла Мамаева. Когда меня подняли, я стоял, наклонившись вперед, вытирал лицо, как увидел, что Мамаев бежит, замахивается и бьет меня ногой по лицу. После этого из носа пошла кровь, я услышал хруст. Понял, что у меня сломан нос», — рассказал о полученных увечьях мужчина.

Водитель также рассказал детали потасовки, попавшей на видеокамеры.
«Что делал Кокорин? Они продолжали в обнимку стоять. Не понимали, кто что делал. Было несколько ударов в область лица. Удары были кулаком, но это было очень быстро, и я начал убегать к машине, выбежал на тротуар и направо.
Обернувшись, увидел, что за мной бегут Мамаев и Кирилл. Далеко я не убежал, потому что машина была заведена, да и смысл бежать? Когда они за мной бежали, Мамаев споткнулся и упал. Кирилл попытался меня ударить, я оттолкнул его рукой. Мамаев подбежал, подпрыгнул и ударом то ли руки, то ли ноги сбил меня с ног.

Каким было расстояние до машины в этот момент? Метров 20-30. Мамаев упал сам, без моей помощи», — говорит Виталий.

Допрос потерпевшего продолжился рассказом о начале инцидента.
— Я хотел уже уезжать, как рядом с машиной разбился стеклянный предмет, и осколки полетели в машину, в районе переднего колеса. Вышел посмотреть, есть ли повреждения. Обходил машину спереди, в это время уже двигались Мамаев и Кокорин. Вроде еще Протасовицкий. Спросил, кто бросил бутылку. Кокорин ответил, что он. Спросил, зачем. Начались угрозы, оскорбления. Ребята спрашивали, почему я назвал кого-то из них петухом. Я не понимал, о чем они говорят, всячески старался сгладить конфликт. Мне было непонятно, почему они агрессивно ко мне настроены. Я говорил спокойно, очень тихо, без каких-либо оскорбительных выражений. Я стоял на расстоянии в метр где-то.
Все могут определить, выпивший человек или нет. Они были шумной компанией, привлекающей внимание. Это не смех и веселье. С претензиями ни с того, ни с сего подошли. От них запах алкоголя исходил. Мамаев взял меня за лицо, за подбородок. Они стояли в обнимку. Я попытался рукой убрать его руку от лица, они вдвоем отшатнулись от меня. Мамаев протянул руку к лицу, оттолкнул меня и начал наносить удары. Я развернулся.
— Вы удар наносили?
— Нет, я поднял руки вверх, — ответил Соловчук.

Павел Мамаев
РИА Новости

Первым выступил водитель. Тот самый, с которым и произошел конфликт у молодых людей.

«Подсудимые мне уже знакомы. Все. Для оговора никаких оснований не имею. 8 октября я работал водителем у Ольги Викторовны Ушаковой. Я привез ее на утренний эфир — это было около 6 утра. Искал место, где припарковать автомобиль, высадил ее около концертного зала «Чайковский», там на площади была передвижная студия Первого канала. Оттуда переехал на Брестскую улицу, там рядом гостиница «Пекин». Сидел в машине, ждал Ольгу Викторовну. Около семи часов утра открылась задняя правая дверь, и в машину села незнакомая девушка. От нее исходил запах алкоголя. У нее была сбивчивая, несвязная речь. Спросила, таксист ли я, сказал, что нет. Она сказала, что ей холодно, я попросил ее покинуть автомобиль. Она сказала, что ей холодно и она останется. Я обращался к ней вежливо и культурно. Через какое-то время дверь открыл молодой человек, взял ее за руку и сказал, что это не их машина, и увел ее», — передает слова Виталия Соловчука «Чемпионат.com».

Привели подсудимых в зал. Александр Кокорин с улыбкой поздоровался с матерью и остальными присутствующими.

Павел Мамаев доставлен в суд
РИА "Новости"

Тут четырехкратный олимпийский чемпион по биатлону Александр Тихонов поделился мнением о футболистах, сравнив их дело с судом над легендой спорта СССР Эдуардом Стрельцовым.
«Я вспоминаю дело Стрельцова. Он не совершал этого преступления, а отсидел ни за что. А эти сегодня играют немногим лучше, чем я играл в футбол на тренировках. А им платят сумасшедшие деньги, которых они совершенно не заслуживают. И разве это их первое нарушение? Не заслуживают они такого внимания, которое сейчас есть к этому делу. Мне их абсолютно не жалко. Я девять с половиной лет просидел за границей ни за что. Моя вина не была доказана, а тут пока делили мое имущество. Меня два месяца перевозили из лагеря в лагерь и требовали, чтобы я подписал чистый лист бумаги. Мне этого хватило.

Я бы их на пару лет в нормальный трудовой лагерь отправил. Их надо заставить пахать, как пашут биатлонисты. Они же лентяи! Я российский футбол терпеть не могу», — приводит слова Тихонова «Советский спорт».

К зданию суда уже прибыл Кирилл Логинов, отчим Александра Кокорина. До начала заседания остается совсем чуть-чуть, но, видимо, снова будет задержка.

И, пока ждем начала слушания, еще один достаточно крупный чек.

Стоит отметить, что в ходе следствия было выяснено, что 8 октября 2018 года опальные футболисты потратили 264 790 рублей в кафе «Кофемания», а также 123 410 и 8000 рублей в клубе «Эгоист». Фотографии предоставлены порталом «Чемпионат.com».

Кстати, Дарья Валитова, жена нападающего «Зенита» Александра Кокорина, раскритиковала СМИ за излишнее освещение ее личной жизни.
«Я обычно не люблю давать какие-либо комментарии, но все, что сейчас происходит в СМИ в отношении моей семьи, уже перебор! Видимо, писать нашим журналистам вообще не о чем, поэтому они решили раздуть ситуацию с показанием свидетельницы Бобковой. Я хочу закрыть эту тему раз и навсегда! У нас с Сашей всегда была позиция, что наши отношения не публичные! И всё, что происходит в нашей семье, остаётся только в ней! Будь то радостное событие или проблемы.

Я не буду давать никаких комментариев и говорить о своих эмоциях, потому что вас это не касается! Это наша семья и наше дело! Мы не обязаны вас посвящать в это! Поэтому все эмоции и переживания я оставлю при себе! А те, кто пишет, что моя безэмоциональная реакция это безразличие, то вы реально бездушные люди! Если для вас ваши отношения, ваша семья и ваш ребенок это шоу и повод для хайпа, то тогда не удивительно! Меня воспитали так, что все, что касается отношений, остается и обсуждает в них! А не с подружками, друзьями и тем более со СМИ», — написала Валитова в инстаграме.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Я обычно не люблю давать какие- либо комментарии,но все что сейчас происходит в СМИ в отношении моей семьи уже перебор!Видимо писать нашим журналистом вообще не о чем,поэтому они решили раздуть ситуацию с показанием свидетельницы Бобковой.Я хочу закрыть эту тему раз и навсегда!У нас с Сашей всегда была позиция,что наши отношения не публичные!И все, что происходит в нашей семье остается только в ней!Будь то радостное событие или проблемы.Я не буду давать никаких комментариев и говорить о своих эмоциях,потому что вас это не касается!Это наша семья и наше дело!Мы не обязаны вас посвящать в это!Поэтому все эмоции и переживания я оставлю при себе!А те кто пишет,что моя безэмоциональная реакция это безразличие,то вы реально бездушные люди!Если для вас ваши отношения,ваша семья и ваш ребенок-это шоу и повод для хайпа,то тогда не удивительно!Меня воспитали так ,что все что касается отношений,остается и обсуждает в них!А не с подружками,друзьями и тем более со СМИ.

Публикация от Daria Valitova (@dariavalitova)

Особый резонанс вызвала в СМИ девушка, которая была с Кокориным и Мамаевым во время инцидента и давала показания 9-го числа. После драки с водителем у клуба, по словам Бобковой, компания отправилась в кафе. Отмечается, что у некоторых участников потасовки имелись небольшие повреждения, при этом тему драки никто не поднимал и не вел себя вызывающе. Также Екатерина Бобкова (так зовут девушку) призналась в своей нетрадиционной сексуальной ориентации, прокомментировав связь с Кокориным.

«Я лесбиянка, не испытываю к мужчинам влечение!»

Также стал известен точный диагноз, поставленный Денису Паку врачами. После удара стулом от Александра Кокорина чиновник получил сотрясение мозга, а также ушибы мягких тканей лица.
Кроме того, в ходе слушания были названы суммы денежных средств, которые компания потратила. В частности, чек из ночного клуба, где отдыхали футболисты, составил в общей сумме более 130 тысяч рублей. В кафе, где произошла драка с Паком, компания потратила почти 270 тысяч рублей.

Футболист Александр Кокорин перед началом заседания Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА Новости

Накануне же прошел второй день слушаний, В ходе которого были допрошены еще двое свидетелей. Первым с показаниями выступил Геннадий Куропаткин, водитель и друг Александра Кокорина. Затем слова взял Андрей Андрацкий, бариста в кафе, где произошел конфликт Кокорина и Пака. Главные слова вторника — в нашем материале.

«Мамаев ударил водителя в ответ»: что рассказали свидетели В Пресненском суде Москвы прошло третье слушание по делу об участии в драках нападающего...

Коротко о главном: 9 апреля, в первый день заседания сначала прокурор зачитывал обвинение, с которым все подсудимые согласились только частично. Особенное негодование вызвало у всех четырех арестантов обвинение в предварительном сговоре.После этого начался допрос свидетелей. Успели опросить только троих из 45-ти.

Футболист Александр Кокорин, обвиняемый в хулиганстве и побоях, на заседании Пресненского суда города Москвы.
РИА Новости
Не выдержали: суд перенес слушания по делу Кокорина и Мамаева В Пресненском суде Москвы прошло третье слушание по делу об участии в драках нападающего...

Заседание начнется в 12.00 по московскому времени.

Здравствуйте, уважаемые читатели «Газеты.Ru». Пресненский суд Москвы продолжает рассматривать дело об участии в драках нападающего «Зенита» Александра Кокорина, его брата Кирилла, полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева и четвертого фигуранта разбирательств Александра Протасовицкого.