Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Это было неправильно»: как судили Кокорина и Мамаева

Онлайн-трансляция судебного заседания по делу Кокорина и Мамаева

17 апреля в Мосгорсуде прошло слушание по поводу апелляции футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева на продление их пребывания в СИЗО до 25 сентября. Суд оставил прежнее решение без изменений — игроков ждут еще четыре месяца за решеткой. Также сегодня состоялось слушание в Пресненском суде, в ходе которого с показаниями выступили пострадавшие Денис Пак и Сергей Гайсин. Суд перенес заседание на 18 апреля. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию мероприятий.

А мы на этом завершаем нашу онлайн-трансляцию. Оставайтесь на «Газете.Ru»!

Стоит отметить, что следующее заседание по делу футболистов пройдет завтра, 18 апреля в Пресненском суде столицы.

Вячеслав Барик, адвокат Кирилла Кокорина, младшего брата нападающего «Зенита» Александра Кокорина, дал оценку очередному заседанию.
«Если обратить внимание, то потерпевший Пак действительно похож на PSY. Но в этом нет ничего оскорбительного! Это шутка. На видео видно, что ребята максимально открыты, шутят. А Пак очень агрессивно на это отреагировал. Какие нормы они нарушали? Возможно, да, для утра в кафе это было недопустимо. Но это не значит, что они кому-то хотели мешать. Сегодня Пак сам сказал, что он первым вступил в коммуникацию с ними. Они поняли, что он услышал, сконфузились и извинились. Саша Кокорин сказал, что они скоро уходят, и попросил не обращать на это внимания.

Нам никто не говорил заранее, что сегодня будут потерпевшие. Выбрали идеальный момент, когда мы с девяти утра по судам мотаемся. Денис Клементьевич сегодня выступал как отличник. А когда пробелы были какие-то, ему подсказывали, и все это слышали. На мой взгляд, эта гонка не нужна — никакого соревнования нет. В суде Пак сказал, что он никакого срока для ребят не хочет, но по характеру действий и его представителей, как мне показалось, всё наоборот. Судя по обвинительному уклону, всему процессу, то можно прийти к выводу, что реальный срок возможен», — передает слова представителя защиты «Чемпионат.com».

Адвокат Пака также отмечает, что происходящее — «это большая трагедия» для всех:
«Почему оказалось, что никто не извинялся перед Паком во время конфликта? Это вопрос, который, к моему большому сожалению, так и не был донесен до подсудимых. Они действительно по-человечески приносили извинения, но есть юридическая процедура примирения с потерпевшими, которая возможна только в некоторых составах. Все это время мы пытались объяснить им, что по такому составу, как «Хулиганство», которое к тому же является преступлением против общественного порядка, это невозможно.

В извинения входит целый набор действий: в частности, они должны признать себя виновными в совершении определенных действий. Поскольку полностью признания обвинения не было, их извинения носят общечеловеческий характер. Они говорят: «Нам очень жаль, что так получилось». Что на это можно ответить? Всем жаль, что так получилось, и это большая трагедия для всех, кто в этом принимал участие. У них ситуация складывается не лучшим образом».

Наталия Шатихина, адвокат Пака, рассказала о том, какие еще санкции могут быть наложены на спортсменов.
«Пак четко сформулировал, что желаемое им наказание – на усмотрение суда. У нас нет никаких карательных притязаний. Суду предстоит непростой выбор: ответить на вопрос, до какой степени можно бить людей компанией в кафе. Пока обвинитель и суд справляются с процессом. Хулиганство не содержит внутри себя повреждений конкретному лицу. Это грубое нарушение общественного порядка, сопровождающееся применением предметов, используемых в качестве оружия и/или по мотивам расовой ненависти и вражды.

Почему звучит последнее, понятно: в дисциплинарных стандартах ФИФА и Россияском футбольном союзе (РФС) употребление алкоголя и некоторых наркотиков является меньшим нарушением, нежели расовая или национальная дискриминация, за которой следует незамедлительная дисквалификация. Они рассматривают поведение не только на поле, но и за его пределами. Там есть еще некоторые тонкости с эксплуатацией женщин. Вопрос участия в спортивных соревнованиях в течение обозримого будущего для человека с таким составом крайне спорен», — передает слова Шатихиной «Чемпионат.com».

Не будет просмотра видеозаписей! Не сумели найти специалиста, который смог бы организовать трансляцию. Заседание перенесено на завтра, на 14:00.

Кирилл Кокорин тем временем принес Гайсину извинения.

«Вы говорили, что я там был самым активным, неподобающе себя вел. Так как вы старше, я согласен, что не прав и нужно было поступать иначе. Я бы хотел извиниться за своё поведение. Я считаю, что не надо держать друг на друга зла столько времени», — сказал Кокорин-младший.

Объявляется перерыв. После этого в суде будут рассматривать кадры видеозаписей с мест происшествия и допросов у следствия.

Судья уточнила у Гайсина, зачем тот общался с Мамаевым, на что пострадавший ответил «Когда человек бьют по лицу, надо спрашивать, за что». При этом Гайсин отметил, что после того, как Павел ударил его, он принял решение вызвать полицию.

Защита обращает внимание на состояние здоровья Мамаева. Бушманов утверждает, что инфекцию в глаз футболист, вероятно, занес во время переезда из одного здания суда в другое. Бушманов вместе со Стукаловой уточняют у Павла, принял ли тот глазные капли и помогают ли они ему. Мамаев утверждает, что все нормально.

«Мои действия, да и действия всех ребят были не совсем правильные. Но это не значит, что мужчинам – вам, Денису Климентьевичу, Виталию Соловчуку до конца своей жизни держать обиду на нас. Это не те действия, которые принесли непоправимый вред вам и остальным потерпевшим. Если будет возможность с вами примириться когда-нибудь, я бы этому был бы рад. Мы бы нашли взаимопонимание и с вами, и с Денисом Паком», — закончил Мамаев.

Футболист Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Не выдержали нервы и у Мамаева. Хавбек «Краснодара» обратился к пострадавшему с речью, заявив о желании попросить прощения и у него, и остальных посетителей кафе, которые присутствовали там во время драки.

«На очной ставке вы говорите о том, что я принес вам извинения, что мне надо было извиниться перед всеми в кафе. На очной ставке именно вы были рядом со мной, и в уголовном деле я прохожу по эпизоду, связанному с вами. Я не лукавил, когда извинялся. Если бы мне дали возможность извиниться перед людьми в кафе, я бы извинился», — сказал Павел.

Вклинился в беседу и Протасовицкий. Подсудимый утверждает, в момент конфликта Гайсина и Мамаева он не могут действовать иначе, чем не применить физическую силу. Гайсин считает, что все можно было решить словесно.

— Слова бы не повлияли на вас…

- Во-первых, повлияли. Во-вторых, спасибо, что вы не стали бить. Иначе бы я в больнице оказался. За это спасибо.

- Вы ко мне претензии испытываете? Дело в том, что у меня отдельная статья.

- Я к вам претензии не испытываю.

Александр Протасовицкий перед началом заседания Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Александр Кокорин вступил в диалог с пострадавшим:

— Вы ранее сказали, что слышали, как Пак принял извинения от нас. А сегодня…
— Пак говорил. Я об этом сказал.
— Извините, не услышал.

С вопросами к Гайсину выступил адвокат Ромашов. Юрист напоминает, что потерпевшему предъявлялась запись с камер видеонаблюдения, где был зафиксирован момент драки. Ромашов уточнил, есть ли на этом видео фрагмент, когда Пак держался за голову после удара стулом.

«На видео есть или нет этот момент, я не знаю. Поясню: под постоянным я имею в виду, что Пак периодически касался головы. То, что Пак периодически держался за голову, это было», — ответил Гайсин.

Адвокаты возобновили диалог с Гайсиным. Бушманов напомнил пострадавшему про показания на очной ставке, в которых говорится о готовности Мамаева возместить ущерб.

«Дословно, как он приносил извинения, я не могу сказать. Вопрос же не в извинениях передо мной. Он же не может извиниться перед всеми, кто находился в кафе. Я же член общества, который находился в публичном месте, где были совершены неравноправные действия», — заявил Гайсин.

Сторона обвинения начала что-то активно и шумно обсуждать. Судья сделала замечание. Нервы не выдерживают ни у кого.

Адвокат Прилипко, представляющая интересы Протасовицкого, зачитала протокол. Гайсин заявил, что противоречий в своих показаниях не видит.

«Я описывал момент разными словами. Просто я не большой специалист в единоборствах. Меня держали за шею, и прежде всего это удушение. Я помню наш разговор с адвокатом. Что такое боль? Это не физическая величина, которую можно измерить. Удержание за шею было. Это неприятное ощущение. Поймите, брать чужого человека за шею – это когда человек не воспитан!» — заявил Гайсин.

Гайсин также не остался в стороне и вновь рассказал о том, как именно на него и Пака напал Кирилл Кокорин.

«Кирилл Кокорин подскакивал со всех сторон и пытался достать ударами меня и Пака. Удар был, это правда. Несильный, скорее, легкое касание. Да, я его не почувствовал. Я не отказываюсь от своих показаний», — заявил он.

В диалог вступил и прокурор, выразивший протест с тем фактом, что защита подсудимых обвиняет пострадавшего в даче ложных показаний.

«Прошу сделать замечание защитнику. Странные формулировки в адрес потерпевшего о том, что он врет! Что вы себе позволяете?» — сказал он.

Суд в требовании огласить протоколы отказал. Адвокаты выразили протест, после чего часть показаний на очной ставке все-таки решили зачитать.

К Барику присоединился и адвокат Павла Мамаева Бушманов. Оба юриста сообщают о противоречиях в показаниях. Прокурор протестует.

Барик протестует. Адвокат требует огласить протокол с первого допроса, где говорится о нападении на Гайсина. Барик утверждает, но следствию Гайсин не говорил об ударе со стороны Кирилла Кокорина, тогда как на судебном заседании выступил с подобным заявлением.

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл (слева) и футболист Павел Мамаев на заседании Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 год
Илья Питалев/РИА "Новости"

Занимательный диалог Гайсина с адвокатом Бариком:

— Кирилл Кокорин смог нанести вам удар?
— Я его не почувствовал, но на видео он был.
— Ваша голова не шевелилась?
— Нет, потому что ее крепко держал Протасовицкий.

При этом Гайсин подчеркнул, что сговора между компанией перед началом драки не было. Также он заявил, что ни угроз, ни извинений от Мамаева после инцидента он не услышал.

«У него времени не было, чтобы согласовать с кем-то свой удар. Письменного согласования точно не было», — заявил пострадавший.

Сам Гайсин подчеркнул, что в ответ на удар Мамаева укусил футболисту руку. Луис Суарес оценил бы.

«Дальше не помню, что с ним произошло, но Протасовицкий заступился за него», — подчеркнул пострадавший.

Адвокат Барик предложил провести следственный эксперимент с нанесением удара.

Пострадавший подчеркнул, что вследствие удара от Мамаева у него сломались очки и образовалась рана на подбороке
«Предполагаю, что у Павла не такой большой кулак, поэтому удар был ладонью», — отметил Гайсин.

Также гендиректор НАМИ вновь упомянул, что Павел Мамаев ударил его.

«Диалога не было. Я только в лицо получил. Я схватил его после удара и оттолкнул. Зачем? Просто компания подошла близко, я кого-то оттолкнул. Не факт, что это был Мамаев», — сказал Гайсин.

Адвокат Бушманов попросил у Гайсина дать показания на основе собственных ощущений, не опираясь на записи видеонаблюдения. Конкретного ответа чиновник дать не смог.

«Физического действия не было. Были дискуссии. Имею в виду слова, которыми выражался Мамаев в отношении к Паку. Но это было агрессивно. Поймите, когда я пришел, я понимал, что происходит агрессия группы лиц. Что конкретно произошло, я не знал. Но понимал, что эта толпа напала на Пака», — заявил Гайсин.

Пострадавший отметил, что Пак не говорил ему, кто именно оскорбил и ударил его. При этом главных виновников конфликта Гайсин считает братьев Кокориных.

«Там был не только Протасовицкий, но и Кирилл, Павел. Я пытался им объяснить, что надо успокоиться, закончить историю. А Александр начал сильную дискуссию. Агрессию проявили Александр и Кирилл», — заявил он.

Футболист Александр Кокорин и его брат Кирилл перед началом заседания Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

По словам Гайсина, после произошедшего он вместе с Паком отправился в травматологию, где им оказали помощь. Также рассказал о том, насколько серьезные повреждения он получил от Протасовицкого.
«Если бы он хотел сильного физического повреждения, он бы его принес. Был удушающий прием, и повторюсь, что он скорее всего не хотел нанести тяжких телесных повреждений», — заявил Гайсин.

Обратилась к Гайсину и адвокат Стукалова.

- Почему Александр Кокорин его ударил? Беспричино?

- Вопрос не совсем ко мне. Я сам удивился, ведь ситуация начала успокаиваться.

- А потом?

- Я не знаю, меня в тот момент ударил Мамаев.

- За что?

- В данной ситуации я сам хочу у него спросить: за что?!

Футболист Павел Мамаев в Пресненском суде города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

В диалог с Гайсиным вступили адвокаты. Первым с вопросами к потерпевшему обратился Ромашов, попросив описать драку Александра Кокорина и Дениса Пака.

«После моего прибытия прошло от двух до пяти минут. Как я уже говорил, я пытался беседовать, уладить ситуацию, поговорил с Павлом и Протасовицким. На мой взгляд, ситуация начала успокаиваться. Слева от меня стоял человек, как я понял, работник кафе, поэтому к нему я обратился с просьбой вызвать полицию. И пошел удар мимо меня в сторону Пака. Он в этот момент отшатнулся. Рука по ощущениям прошла очень близко. В районе 300-500 мм от моего лица, достаточно высоко», — сказал он.

Также Гайсин выразил мнение, что ему неважно, какую именно меру наказания назначат подсудимым.

«На усмотрение суда», — ответил он, отметив, что исковые требования против обвиняемых подавать не будет.

Функционер утверждает, что в результате драки он получил ссадину на подбородке и повредил губу.

По словам Гайсина, факта примирения между двумя сторонами конфликта он не увидел.

«Мне извинений никто не приносил. Паку извинений тоже никто не приносил. Что касается пожатых рук и объятий, даже вопроса такого не стояло», — сказал гендиректор НАМИ.

Также Гайсин заявил, что Кирилл Кокорин назвал Дениса Пака «китайцем», подчеркнув, что компания агрессивно вела себя по отношению к другим посетителям кафе. В том числе и тем, кто пытался заснять инцидент на видеокамеру.

«Один из посетителей достал телефон, к нему подошли из этой компании. Была девушка, которая лазила по столам. Потом ситуация начала успокаиваться. Дискуссия с их стороны продолжалась, Пак уже молчал. С их стороны финальной фразой было, по моему, со стороны Кирилла Кокорина: «Китаец, уезжай. Скажи спасибо, тебе еще повезло». Эту фразу точно сказали не Александр и Павел. Точно не Протасовицкий. Либо Кирилл, либо свидетель», — заявил он.

Пострадавший утверждает, что пытался разрешить конфликт мирным путем, а также не отвечал на агрессию нападавших. Также он уточнил, как именно на него напал Протасовицкий.

«Вряд ли он хотел со мной решить конфликт по доброму, по доброму так не поступают. Остальное сложно сказать. Я испытывал боль. Протасовицкий использовал удушающий прием», — сказал он.

Также Гайсин заявил, что во время конфликта он получил удар от Мамаева.

«Пока я спрашивал, вызывали полицию или нет, Пака ударили по лицу. Это сделал Александр Кокорин. После этого удар по лицу получил уже я — его нанес Павел Мамаев. Скорее всего, он сделал это полураскрытой ладонью. Далее Протасовицкий схватил меня за шею и произвел удушающее воздействие», — заявил пострадавший.

Прокурор уточнила у Гайсина насчет агрессивного поведения нападавших.

«Было понятно, что товарищи были не в совсем трезвом состоянии. В неадекватном – это 100%. Моя задача была их успокоить,» — ответил он.

Сразу описал события, произошедшие 8 октября прошлого года. Гайсин утверждает, что компания находилась в нетрезвом состоянии, а он в свою очередь пытался «защитить Пака от нападавших, которые продолжали на него накидываться».

«У нас с Паком была назначена деловая встреча на 9 утра, но я задержался, поэтому прибыл на 5-6-7 минут позже. Меня проводили к столику, в дальнем левом углу были возбужденные молодые люди, их было достаточно много — порядка 10 человек. Сначала я подумал, что произошел инцидент, не связанный с Паком, но когда подошел ближе, все стало понятно. Я пытался успокоить присутствующих, встал между ними и пытался изменить ситуацию, просил их успокоиться. От молодого человека, как потом оказалось — Кирилла Кокорина, достаточно активно исходила агрессия: он набрасывался на Пака. У меня была дискуссия с господином Протасовицким», — заявил гендиректор НАМИ.

Началась вторая часть заседания. С показаниями выступает Сергей Гайсин, пострадавший в ходе инцидента в кафе.

По информации «Чемпионата», супруга Александра Кокорина Дарья Валитова хотела подойти к клетке, где заключен ее возлюбленный, чтобы показать ему фото их сына. Однако приставы в грубой форме запретили ей это сделать. После этого Дарья расплакалась.

Гайсин уже зашел в зал суда. Скоро заседание возобновится. Ожидаются адвокаты подсудимых.

Адвокат Мамаева сообщил, что у Павла проблемы со здоровьем.

«У Павла инфекция. Видимо, грязными руками тер глаз. Вчера было чуть-чуть, а сегодня совсем красный глаз. Врач? Напишем соответсвующее заявление. Все будет хорошо», — заявил он.

Павел Мамаев доставлен в суд
РИА "Новости"

Объявляется перерыв. Пак покинул зал суда, не сказав ни слова.

Sport24 сообщает, что в зал суда прибыл гендиректор НАМИ Сергей Гайсин. Еще один участник драки. Пострадавший. Видимо, он также сегодня выступит с показаниями.

Также Пак подчеркнул, что никто из нападавших до допроса не связывался с ним и не предлагал возместить ущерб.

Пак ответил, что никаких сообщений не видел.

«После событий 8 октября мне в день поступало несколько сотен пропущенных звонков. Я телефон отключил и не пользовался на протяжении недели или десяти дней», — сказал пострадавший, после чего его допрос был окончен.

Александр Кокорин вновь выступил с обращением. На этот раз перед судом.

«До допроса следствию я звонил несколько раз Денису Клементьевичу написал ему, признался, что это я, хотел поговорить», — отметил форвард «Зенита».

После инцидента, по словам Пака, он обратился к сотрудникам предъявить ему запись с камер видеонаблюдения, чтобы понять, кто именно на него напал. При этом следствие перед допросом у чиновника запись изъяло.

Судья попросила у Пака описать нападение со стороны братьев Кокориных.

«В отношении меня было несколько ударов. Сначала был Александр, потом Кирилл. Был ли еще один удар от Александра? Я не помню точно, кто это был. Удары были, но кто их нанес — мне оценить сложно», — заявил чиновник.

Александр Кокорин и Денис Пак (коллаж)
РИА "Новости"

Также чиновник выразил сомнение, что Александр Кокорин перед тем, как нанес удар стулом, хотел сесть на него.

«Я не воспринимал его действия как человека, который хотел присесть. Один из компании даже пытался его удержать», — сказал Пак.

В диалог с чиновником вступил прокурор, задавший пострадавшему уточняющие вопросы. Пак утверждает, что вся компания футболистов до инцидента нецензурно выражалась, а также во время драки «выражала агрессию в адрес посетителей».

«В том числе, в отношении человека, который сидел слева, также того, кто пытался снять что-то на телефон. Других посетителей облили. Кто-то ходил по скамейкам, бил посуду», — заявил Пак.

Пак на слова подсудимого не ответил.

Денис Пак
РИА Новости

Кирилл Кокорин также извинился перед пострадавшим, подчеркнув, что, по его мнению, «можно было отреагировать по-другому на оскорбление» со стороны чиновника.

«Вопроса не прозвучало», — ответил Пак.

Суд предоставил обвиняемым возможность обратиться в Паку с вопросом. Александр Кокорин попросил у пострадавшего извинения.

«Хотел бы повторно извиниться за свои действия в кафе. Также готов, если потребуется, возместить моральный и материальный ущерб. Если есть такая возможность, хотел бы помириться. Конфликт был неприятным, но прошло много времени. Я уверен, что мы друг друга поймем», — сказал Кокорин.

Александр Кокорин на очередном слушании
РИА "Новости"

При этом пострадавший подчеркнул, что ранее о Кокорине и Мамаеве не знал.

«До инцидента не знал о них. Я обратился с заявлением для привлечения к ответственности лиц, которые мне не знакомы. По остальным лицам не обращался. Кто понял, что нападавшими стали футболисты? После того, как написал заявление в пресненском ОВД», — отметил Пак, также заявив, что после инцидента никто из компании обвиняемых не оказывал на него давления и не угрожал.

Также Пак подчеркнул, что ему было обидно за слова, сказанные ему компанией, которая сравнила чиновника с корейским певцом.

«Я пострадал и морально, и физически. Мне было обидно. Они оскорбили мой народ и меня лично», — заявил он.

Стукалова уточнила у Пака, является ли тот юристом по образованию. Чиновник ответил утвердительно, после чего в диалог с потерпевшим вновь вступил Ромашов. Адвокат спросил, видел ли он, чтобы нападавшие договаривались о драке заранее.

«Я не видел, чтобы они об этом заранее договаривались вербально. Согласовывал ли свои действия Кирилл Кокорин с Мамаевым? Я не слышал. Мне сложно сказать, были ли их действия спонтанными», — сказал Пак.

Адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик пробует выяснить, почему Пак обиделся на сравнения с китайцами и выкрики «гангнам стайл».

«Как вы отличаете издевательский смех от неиздевательского? Вы принимаете на свой счет все, что говорят об азиатах в вашем присутствии?» — спрашивает Барик.

«Я оценивал все по контексту, который был в той ситуации. Нет, я не всегда воспринимаю на свой счет слова об азиатах. Задевает меня это или нет, зависит от большого количества факторов, которые предшествуют конкретному событию. Психо-эмоциональную оценку каждый человек производит в зависимости от контекста», — размеренно отвечает Пак.

Интересный факт. Пак признался, что даже просил прощения у компании, когда они решили покинуть заведение.
«Я сказал: «Извините, если я вас чем-то обидел». Хотел успокоить их, чтобы они больше не нанесли вреда мне и моему коллеге. В ответ услышал «Тебе повезло, что жив остался», — рассказал чиновник.

По поводу Кирилла Кокорина Пак заметил, что после его ударов они образовались сколы на зубах. По словам чиновника, на видеозаписи видно, как он поднимает с пола осколок одного зуба.

Адвокат Кокорина Ромашов пытается выяснить, действительно ли стул задел голову Пака. Чиновник подтверждает, что были повреждены мягкие ткани головы, «кровь натекла», были синяки и шишки. Следует вопрос: «Что вы понимаете под словом «шишка»?

«Еловую шишку, наверное, — отшучивается Пак, однако затем добавляет. — Это припухлость, изменение мягких тканей».

Также чиновник отметил, что после удара стулом Кокорин-старший на какое-то время отошел от него, но приблизились другие люди. Кто что именно делал в этой куче-мале, запомнить было нереально. Однако он слышал, как Александр Кокорин смеялся на фоне происходящего.

Футболист Александр Кокорин, обвиняемый в хулиганстве и побоях, на заседании Пресненского суда города Москвы.
РИА Новости

Адвокат Кокорина Андрей Ромашов тоже задал вопросы Паку. Чиновник подтвердил, что произносил слово «хамло» по отношению к футболистам во время перепалки. При этом он заверил, что нецензурной (видимо, матершинной) лексики не употреблял. На вопрос о том, как он понял, что словами «гангнам стайл» и «китаец» хотели оскорбить именно его, Пак ответил, что вся компания повернулась к нему после уточняющего вопроса и стала смеяться над ним.
Далее последовали вопросы про потасовку с Кокориным.

«Как я поняли, что стул направлен в голову? Увидел траекторию его движения этого стула, когда Александр замахнулся. Говорил ли он мне что-то при этом? Я не слышал», — отвечал Пак.

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов задает вопросы Паку по поводу своего клиента, пытаясь узнать, наносил ли конкретно он какой-либо вред чиновнику. Мужчина дает неожиданный ответ, касающийся его коллеги — чиновника Сергея Гайсина:

«На меня Мамаев не нападал. Павел нанес удары Гайсину. Он пытался отстраниться, вокруг него было много людей. В это время Потасовицский применил удушающий прием».

Александр Протасовицкий перед началом заседания Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Прокурор спрашивает, на каком наказании для футболистов настаивал бы Пак. Тот отвечает, что оставляет все на волю суда. Также он не хочет на данный момент подавать какие-либо исковые требования к подсудимым (видимо, речь идет о компенсации ущерба).

Неожиданно гражданская супруга Кокорина Дарья Валитова выкрикивает «Нет!» в тот момент, когда прокурор уверяет, что Пак действительно обращался к официанту с просьбой пересадить его в другое место и пытался не пересекаться с агрессивной компанией. Пристав просит женщину помолчать.

Супруга футболиста Александра Кокорина Дарья Валитова
РИА Новости

Также Пак заявил, что во время потасовки ему пытались провести захват за шею.

«Насколько я помню, Александр Кокорин продолжал бить меня, когда пришел Гайсин. Потом, когда компания решила уйти, Кирилл Кокорин еще раз повторил, что я китаец, использовав при этом нецензурную лексику. Так что никакого примирения между нами сразу после инцидента не было. Градус агрессии на протяжении всей потасовки не спадал.

Эта компания осознавала, что сила на их стороне. Я попросил сотрудников кафе вызвать полицию. Потом я пошел в УВД, где написал заявление о нападении. Наконец я обратился в больницу. Мне поставили такой диагноз — закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, повреждение скол эмали передних зубов».

Пак отмечает, что его избиение сопровождалось оскорблениями и угрозами.

«Меня называли китайцем, говорили, чтобы я возвращался в свой Китай и делал замечания там. Я был один, а их сразу пять. И эти люди вели себя агрессивно. Я испытывал угрозу здоровью.

Кто-то из толпы выкрикнул, что меня убьют».

Пострадавший переходит к рассказу о самом избиении.
«Первым ко мне подошел Кирилл Кокорин, а потом и Александр. Он взял стул, который находился рядом с моим столиком и нанес удар, целясь мне в голову и желая нанести вред здоровью. Однако я успел подставить руку, так что удар пришелся как по руке, так и по голове.

Затем Кокорин Кирилл тоже стал бить меня в область головы. Сколько было ударов, я точно не помню. Это нападение или избиение длилось несколько минут — наверное, около двух-трех. После этого другие посетители кафе и сотрудники вмешались и попытались успокоить компанию».

Григорий Сысоев/РИА "Новости"

Пака спрашивают, сидел ли в кафе кто-то еще другой с ноутбуком, — видимо, чтобы удостовериться в том, что Кокорин и Мамаев не могли обращаться к другому лицу. Но чиновник говорит, что не видел и не помнит такого. Также он затруднился при ответе на вопрос о том, кто именно произносил фразы про «гангнам стайл».
«Я старался абстрагироваться от этой ситуации. Крики доносились от разных людей — в основном, звучали звучали мужские голоса. Тогда я спросил у них, обращаются ли они ко мне. Тогда вся компания повернулась в мою сторону, и я понял, что был прав. Потом я в довольно корректной форме сообщил, что они ведут себя по-хамски и неуважительно по отношению к людям, которые находятся в кафе», — отметил чиновник.

Пак подчеркивает, что компания Кокорина и Мамаева доставляла неудобства не только ему, но и всем остальным посетителям кафе.
«Я находился на расстоянии примерно трех-четырех метров от этих людей. И там были и другие посетители. Компания вела себя очень вызывающе, и стало понятно, что деловую встречу провести не удастся.

Тогда я обратился к официанту с просьбой проводить меня за другой столик. Но он не смог этого сделать — наверное, потому, что заведение было заполнено. Тогда я решил поработать на ноутбуке, пока жду своих коллег.

Вдруг я услышал крики «Гангнам стайл» в издевательском тоне и что-то про ноутбук. После этого я стал думать, что это обращаются ко мне. Я ведь человек с азиатской внешностью, и эта песня азиатского исполнителя. Тогда я подумал, что моя внешность не устраивает компанию», — продолжает Пак.

Кокорин, Пак и Мамаев
РИА "Новости"

Итак, Пак начинает давать показания!
«8 октября в 8.55 я приехал в кафе на запланированную встречу. На ней же должен был присутствовать другой чиновник Сергей Гайсин. Меня проводили к столику для троих персон. Напротив меня оказалась шумная компания примерно из десяти человек.

Эти люди вели себя шумно, уже с утра пребывали в состоянии алкогольного опьянения и явно выказывали неуважение к обществу. А ведь заведение в тот момент было заполнено другими посетителями, среди которых была и беременная женщина.

Что именно плохого делали люди из этой компании? В качестве примера хамского поведения могу привести тот факт, что одна девушка села на колени к Александру Кокорину и начала с ним целоваться, а затем положила голову в область его паха. Все это было очень неприятно», — начал Пак.

Пака сопровождают два адвоката — Шатихина и Борзова. Сам чиновник одет демократично — в темные джинсы, рубашку и свитер и рубашку.

В зал заходит Денис Пак! Тот самый чиновник, которого ударил стулом Кокорин. Нас ждут горячие показания.

Александр Кокорин и Денис Пак (коллаж)
РИА "Новости"

У Черепановой спросили о тяжести травм Пака и Соловчука, пострадавших в ходе потасовки с футболистами. Она отвечала одинаково: что не может дать точной информации, потому что не ознакомилась с документами полностью из-за отпуска.

Итак, приступили к изучению показаний! Первым зачитывают слова судмедэксперта Натальи Юрьевны Черепановой. Телевизор пока бездействует, видео нет.

Тем временем выясняется, что и Черепанова, по сути, ничего сказать не может.

«Я ушла в отпуск, так что делать экспертизу поручили другому — Михайлову. Полностью я документы не изучала, потому что начался отпуск, и их изъяли. Выходит, что комментировать диагноз я не могу».

Адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик передал подсудимым записку. Футболисты, которые отгорожены от всех остальных стеклом (так называемым «аквариумом»), активно обсуждают сообщение юриста. Однако догадаться об его содержании пока не представляется возможным.

В зале заседания очень душно. Мамаев начинает потихоньку раздеваться, снимая кофту. Участники заседания пока не могут разобраться, кто где должен сидеть. Тем временем в зале начинают устанавливать телевизор. Видимо, разбирательства начнутся с просмотра очередного эпизода драк.

Итак, людей запустили в зал суда! Кокорин и Мамаев на месте — поздоровались с присутствующими. Похоже, с опозданием на час заседание наконец-то начнется.

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Стоит отметить, что среди адвокатов все еще не видно защитника Мамаева — Игоря Бушманова. Очень странно.

Желающих посетить заседание так много, что, кажется, не всем хватит места в зале суда. Туда даже принесли дополнительные лавки. Если раньше кто-то мог наблюдать за ходом разбирательств по телевизору, то теперь его забрали для просмотра видеодоказательств, так что всем желающим необходимо присутствовать в зале.

Родственники и адвокаты футболистов держатся кучкой, не решаясь подойти к толпе журналистов. Не время для комментариев.

На месте присутствует гражданская супруга Александра Кокорина Дарья Валитова. Жены Павла Мамаева Аланы пока не видно.

Супруга футболиста Александра Кокорина Дарья Валитова перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Несколько адвокатов подсудимых прибыли в Пресненский суд Москвы. Прокурор задерживается. Ждем.

Адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик дал комментарий прессе перед началом второго за день заседания:
«Мы каждый раз ожидаем лучшего. Но этого не происходит. Ребята посчитали, 37 секунд заняла речь прокурора во время апелляции на продления срока ареста до 25 сентября. Ни одного довода, ни одного доказательства. Всего того, чего требует закон, в суде не происходит. Мы как юристы ожидаем одного, но понимаем, что это никогда не происходит у нас.

Мы с коллегой обсуждали все заседание, что намеренно суд эти формальные процедуры проводит. Этот формализм направлен на то, чтобы придать внешнюю видимость законности всему происходящему. А законности там нет».

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл Кокорин во время заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Кокорина и Мамаева тем временем уже доставили в Пресненский суд Москвы! Совсем скоро здесь начнется заседание по существу дела. В отличие от рассмотрения апелляции, на таких заседаниях подсудимые должны присутствовать лично, а не по видеосвязи.

Футболист Павел Мамаев в Пресненском суде города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Напоследок Игорь Бушманов поделился ожиданиями от предстоящего заседания в Пресненском суде Москвы, которое должно начаться в 13.00. Там будут допрошены свидетели конфликта футболистов с чиновниками Паком и Гайсиным. Возможно, появятся и сами пострадавшие, которые тоже должны высказаться.

«По итогам всех заседаний по существу дела суд будет решать, какой вид наказания вынести. Краеугольным камнем здесь является обвинение в спланированном хулиганстве. Из-за этой статьи могут дать реальный срок. Но я подчеркиваю, что предварительный сговор отрицают все свидетели, которых допрашивали в Пресненском суде. Это очень важный момент в деле. Надеемся, на это обратят внимание», — приводит слова адвоката Мамаева «СЭ».

Адвокат Игорь Бушманов общается с журналистами после заседания Тверского районного суда Москвы, 6 февраля 2019 года
Владимир Астапкович/РИА "Новости"

Адвокат Мамаева признался, что не очень верил в успех апелляции.
«Особых надежд не черпали, хотя всегда стремимся добиться справедливого вердикта. Однако суд не дает нам поводов верить, что решение будет таковым. Конечно, нам бы не хотелось, чтобы до конца разбирательства Кокорин и Мамаев пребывали в СИЗО, так как это негативно влияет на здоровье, а также на степень качества рассмотрения дела.

Ребята сейчас испытывают дискомфорт и полное непонимание происходящего».

Защитник Кокорина Игорь Бушманов все же нашел в себе силы немного поговорить со СМИ и поделиться впечатлениями от апелляции.

«Как могу оценить наши доводы? Мы, адвокаты, в основном исходим из того, что обвиняемые являются очень известными личностями. В случае выхода из СИЗО они всегда находились бы в публичном поле зрения общественности. Они не смогли бы никуда скрыться. Но, к сожалению, суд это не учитывает, как и все остальные факторы».

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов (на переднем плане) и сам футболист
РИА Новости

Адвокаты Александра Кокорина не захотели общаться с прессой после заседания. Видимо, добавить к вышесказанному нечего. Тем более что Ромашов еще до начала заседания говорил, что шансов на выход из СИЗО просто нет.

Друг Кокорина и Мамаева — бывший футболист Александр Протасовицкий, который участвовал в беспорядках с ними за компанию, произнес вдохновенную речь.

«От слушания к слушанию повторяются одни и те же слова, но это правда! Все так и есть! У нас у всех есть несовершеннолетние дети, и это проходит как-то мимолетом. А я бы хотел заострить именно на этом внимание!

Они-то уж точно ни в чем не виноваты. А получается так, что несправедливым решением их лишили возможности на общение, на контакт с нами, на полноценное развитие. Хотелось бы услышать какие-то доводы прокурора, а не одну заученную фразу, ничем не подтвержденную».

Футболист Александр Кокорин и Александр Протасовицкий на заседании Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Адвокат Кокорина Татьяна Стукалова пыталась убедить суд в том, что ее клиент не сможет никуда скрыться, если его отпустят под домашний арест или подписку о невыезде — слишком известная личность.
«Кокорин играет за сборную России! Количество фанатов и в целом популярность футбола говорят о том, что скрыться он никак не сможет.

Кроме того, приходит очень много писем с благодарностями в адрес Кокорина. Он ведь помогал инвалидам, делал спортивные поля... Таких звезд футбола можно пересчитать по пальцам. Но Кокорину нужно пройти реабилитацию после травмы, иначе в сентябре из СИЗО может выйти инвалид!»

Адвокат футболиста Александра Кокорина Татьяна Стукалова и адвокат Игорь Бушманов перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Павел Мамаев заявил, что их апелляции рассматриваются лишь формально, без попытки вникнуть в суть дела.
«Речь прокурора заняла ровно 30 секунд и не имела доказательной базы.

Буду короток. Это заседание уже восьмое. Чтобы мы ни делали, кажется, будто все распечатывают и даже не читают. Мы всю жизнь отдали спорту, и говорить о нас, будто мы будем вести какую-то преступную деятельность… В нашем деле все очень прозрачно, четко, мы не чиним никаких препятствий ни следователям, ни прокуратуре. Хотелось бы, чтобы суд принял решение обоснованно. Не просто для галочки продлить, не просто говоря одни и те же фразы».

Суд принял решение!

«Жалобы защиты оставить без удовлетворения, постановление суда первой инстанции — без изменения», — сообщила судья. Таким образом, Кокорин и Мамаев останутся в СИЗО до 25 сентября 2019 года.

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Александр Кокорин неожиданно заговорил!

«Я посчитал, сколько заняла речь прокурора. Это 37 секунд! 37! Понятно, что подставить можно каждого, отправить на это дело... Вон, охранник стоит у двери, он тоже может выступить. Хочу каждому сказать. Можно работу потерять, но главное – себя не потерять. Главное, придя вечером домой, относиться к себе так, что этот день провел достойно. Надеюсь, что прокурор, придя домой, будет доволен. Наверное, он к этому шел по карьерной лестнице», — цитирует футболиста «СЭ».

Александр Кокорин на очередном слушании
РИА "Новости"

Прокурор Морозов отвечает на все пламенные речи подсудимых и адвокатов лаконично:
«Считаю, что оснований для отмены решения суда о продлении ареста до 25 сентября не имеется. Судом первой инстанции при продлении срока были учтены данные личности, а также тяжесть обвинения. В связи с чем полагаю, что постановление суда от 3 апреля является законным и обоснованным. Жалобы прошу оставить без удовлетворения».

Александр Кокорин пока хранит молчание. Говорит только его адвокат Андрей Ромашов. Он пытается доказать, что подсудимые не имели никакого предварительного сговора по поводу драки с чиновниками и не являются настолько опасными нарушителями, чтобы изолировать их от общества в СИЗО.

«Эти доводы нашли подтверждение после 12 дней судебного заседания. Мы опросили порядка 16 свидетелей, просмотрели обоих эпизодов с драками. Действия подсудимых не носят определенный и осмысленный характер. Они возникли в результате оскорблений в обоих случаях.

В первом эпизоде последовало ругательное, жаргонное слово, во втором — матерное», — отметил юрист.

Адвокат футболиста Александра Кокорина Андрей Ромашов перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Высказался и младший брат Кокорина Кирилл, который тоже принимал участие в потасовках.

«Я поддерживаю доводы всех наших адвокатов. А слова прокурора мне кажутся необъяснимыми. Как я в 19 лет могу повлиять на судебные решения, если они все ходят с охранниками? Как я могу сбежать? И какой в этом смысл, если я хочу продолжить учиться в России?» — задался юноша риторическими вопросами.

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл Кокорин на заседании Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Сам Мамаев апеллирует к суду, опираясь на мнение президента России Владимира Путина.

«В этой ситуации хотелось обратить внимание суда на недавние слова президента. Он заявил, что надо стараться выбирать адекватную меру пресечения. Все здравомыслящие люди нашей страны понимают, что мы не особо опасные преступники, чтобы нам выбирать такую меру пресечения.

Здравый смысл должен когда-нибудь взять свое. Прошу изменить меру пресечения. То, что заявляет прокуратура, это идет вопреки словам нашего президента и нашего государства», — цитирует Мамаева «СЭ».

Футболист Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Судья зачитывает слова Мамаева.

«Павел считает решение о мере пресечения излишне жестоким, необоснованным. На формальных предположениях. Есть достаточные основания для принятия решения об альтернативной мере пресечения. Изменились основания, на основе которых было принято решение о взятии под стражу. Просит любую альтернативную меру пресечения, в том числе домашний арест», — цитирует судью «СЭ».

Футболист Павел Мамаев, обвиняемый в хулиганстве и побоях, у здания Пресненского суда Москвы.
РИА Новости

Другое дело, что официально статью «Хулиганство» из дела футболистов никто не убирал, и аргумент о том, что свидетели на пяти заседаниях суда ни о каком сговоре не говорили, выглядит внушительно, но не обладает формальной силой. Так что шансов выйти сегодня из СИЗО у Кокорина и Мамаева и вправду немного.

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Адвокат Кокорина Андрей Ромашов немного раскрыл карты по поводу того, как защита собирается убеждать суд в том, что игроков нельзя держать в СИЗО.
«Мы будем требовать изменения меры пресечения. Все свидетели подтвердили, что предварительного сговора не было», — цитирует юриста «СЭ».

То есть адвокаты будут настаивать на том, что Кокорин и Мамаев не должны проходить по статье «Хулиганство в составе группы лиц по предварительному сговору», которая предполагает заключение до семи лет и позволяет следствию требовать того, чтобы подсудимые ждали окончательного приговора в СИЗО. Если футболистам будут вменять только «Нанесение легкого вреда здоровью», то это автоматически означает, что они не должны быть в «Бутырке».

Футболист Александр Кокорин после заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Любопытно, что Кокорин и Мамаев не присутствуют на апелляции. Видимо, не особенно верят в успех. Футболисты участвуют в заседании посредством видеосвязи, а потом выедут на второе слушание за сегодня — уже по самому существу их дела, которое состоится в 13.00 в Пресненском суде Москвы.

Футболист Павел Мамаев в Пресненском суде города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Заседание началось! Присутствует чуть больше десяти журналистов. Возможно, им тоже уже все понятно, поскольку особого ажиотажа не наблюдается.

Адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов дал краткий комментарий журналистам перед началом заседания. По мнению юриста, шансов на то, что футболистов выпустят из СИЗО, просто нет.

Адвокат футболиста Александра Кокорина Андрей Ромашов
РИА Новости

Итак, в здание Мосгорсуда начали запускать людей. Судя по всему, в 09.00 заседание по апелляции Кокорина и Мамаева не начнется. Всем еще нужно пройти в зал, занять нужные места.

Александр Кокорин и Павел Мамаев во время рассмотрения апелляций в Мосгорсуде
РИА Новости

Предварительное следствие по делу было завершено к апрелю, и стороны даже приступили к разбирательству конфликта по существу — уже заслушиваются свидетели. Однако суд не изменил своего мнения по поводу опасности Кокорина и Мамаева для расследования и продлил их арест до 25 сентября. Сегодня защита игроков в очередной раз постарается доказать, что больше нет смысла держать их за решеткой.

Алексей Филиппов/РИА "Новости"

Первый срок ареста Кокорина и Мамаева был назначен до 8 декабря. Тогда обвиняемые и их адвокаты были настроены довольно оптимистично по поводу скорого выхода из СИЗО, однако суд продлил срок их ареста до 8 февраля, а затем и до 8 апреля. Причиной для таких решений служило то, что прокурор и следователи считали футболистов потенциально опасными для свидетелей и полагали, что, оказавшись на свободе, они могут повлиять на изучение дела.

Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин, обвиняемые в хулиганстве и побоях, во время заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Напомним, футболисты находятся под арестом с 11 октября 2018 года — в тот день они добровольно явились в отделение полиции после угроз о том, что их могут объявить в федеральный розыск. Тогда же началось расследование по поводу драки игроков с чиновниками Денисом Паком и Сергеем Гайсиным, а также с водителем ведущей Первого канала Ольги Ушаковой.

Александр Кокорин, Александр Протасовицкий, Кирилл Кокорин и Павел Мамаев во время заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА Новости

Первое заседание начнется в 9:00 по московскому времени.

17 апреля состоится слушание в Мосгорсуде по поводу апелляции защиты футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева на решение суда продлить им пребывание в СИЗО до 25 сентября. Позже пройдет шестое слушание самого дела в Пресненском суде. «Газета.Ru» следит за развитием событий в режиме онлайн.