Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Такая жизнь мне не нужна»: как ушла великая чемпионка

Революция в фигурном катании, золото и трагичная смерть: история Пахомовой

Пребывание в группе бесперспективных спортсменов вместе с Татьяной Тарасовой, случайное попадание в танцы на льду благодаря встрече в метро, революция и первое олимпийское золото в этом виде спорта, любовь с партнером и внезапная смерть — «Газета.Ru» рассказывает историю великой фигуристки Людмилы Пахомовой, которая скончалась, не дожив до 40 лет.

Провальное начало и приход в танцы

Будущая легенда танцев на льду Людмила Пахомова родилась в Москве 31 декабря 1946 года. Ее отцом был полковник авиации и герой Советского Союза Алексей Пахомов, который мечтал отдать дочь в парашютный спорт. Однако мать опасалась за жизнь девочки и настояла на том, чтобы она пошла в фигурное катание.

Мила, как ее называли близкие (а потом и вся страна) начала заниматься в шесть лет — сначала как одиночница.

Любопытно, что с первой же тренировки ее выгнали. Причина смешна — не тот цвет коньков.

«Меня выставили за то, что ботинки черные, — писала Пахомова в своей автобиографической книге «Монолог после аплодисментов». — А белых тогда было не достать. Даже не помню, как мы вышли из ситуации».

Так или иначе, проблема была решена, и девочка приступила к занятиям. Однако долгое время никаких успехов не было — ни в одиночном, ни в парном катании, куда Мила пыталась переходить.

Любопытно, что в то время она занималась на катке при Стадионе юных пионеров вместе с будущим легендарным тренером Татьяной Тарасовой, которая тоже выступала в парном катании. Обе девушки переживали нелегкий период карьеры и поддерживали друг друга.

«С Милой нас связывала дружба с детства и совместное пребывание в группе бесперспективных спортсменов на стадионе Юных пионеров, — писала Тарасова в книге «Четыре времени года».

— Нас с Милой переводили одновременно все ниже и ниже, пока окончательно не свели к бесталанным, уменьшая время занятий на льду. Одна отрада была в том, что мы любили ставить сами себе программы и, как нам казалось, с большим успехом их исполняли».

После нескольких лет пребывания в «бесперспективной группе» Пахомова чуть не перешла в парашютный спорт, как того желал отец. Все изменил случай: ее мама встретилась в метро с тренером ЦСКА Виктором Рыжкиным и рассказала о намерениях дочери.

«В то время, будучи уже тренером сборной СССР, я решил вернуться на лед, чтобы взяться за новое дело в нашем фигурном катании, — танцы на льду. И, конечно, я не забыл Милочку — ее пластику, артистизм…» — рассказывал Рыжкин.

В итоге тренер не только позвал Пахомову обратно в спорт, но и предложил ей встать в пару с собой.

Так неожиданно девушка оказалась в танцах на льду — фактически новом виде фигурного катания, который только начинал развиваться, — и начала выступать в дуэте со спортсменом, который был старше ее на десять лет.

При этом до этого она даже не рассматривала вариант с продолжением карьеры в танцах, однако Рыжкин убедил ее, что это очень интересно. К тому же дуэт начал заниматься в ЦСКА под руководством знаменитого тренера парников Станислава Жука — Людмила не могла упустить такую возможность.

В паре с Рыжкиным она стала чемпионкой СССР по танцам на льду. При этом впоследствии девушка вспоминала, что конкуренции внутри страны тогда практически не было, и потому сложно было оценить, насколько хорошо выступал их дуэт.

Тем более что долго он не просуществовал и распался в 1966 году — сказалась разница в возрасте и темпераменте.

Встреча с Горшковым

Однако Пахомова не планировала заканчивать на этом карьеру и приступила к поискам нового партнера, параллельно залечивая травму. Пока ей самой нельзя было тренироваться в полную силу, фигуристка помогала другим, — в том числе и паре Александра Горшкова с Ириной Нечкиной.

Спустя десять дней таких консультаций Пахомова предложила Горшкову встать в пару с ней.

«Правда, Мила сказала, что «тренера у нас пока не будет, из ЦСКА я ухожу, будем проситься на лед куда пустят — подумай». Я думал до вечера и вечером сказал, что согласен», — рассказывал Александр.

На самом деле спортсмен был приятно удивлен предложением Пахомовой, поскольку на тот момент не имел никаких регалий и даже не являлся мастером спорта, а девушка уже стала чемпионкой СССР.

В перспективы их дуэта мало кто верил, и поначалу никто не взялся его тренировать.

«Мы занимались там, где пустят. На «Кристалл» в «Лужниках» приходили в 8 утра, — вспоминала Людмила. — С одними откатаемся, потом следующие начинают тренировку, — мы и с ними откатаемся. Я была и своим, и его тренером. Пока мы не попали в руки к талантливой Елене Чайковской».

Наставница поверила в новоиспеченный дуэт, и началась изнурительная работа по 12 часов в день.

В этих условиях и выяснилось окончательно, что Людмила и Александр прекрасно подходят друг другу.

«Многие считали, что в нашем дуэте с Горшковым главное лицо — я, — писала фигуристка в автобиографии. — Не могу с этим согласиться.

Я более эмоциональна, чем Саша, и со своими бурными эмоциями буквально из кожи лезла вон. Мне нужен был рядом человек спокойный, уравновешенный, достаточно авторитетный, который мог бы меня урезонить. При другом партнере я бы не смогла проявить себя столь ярко».

Золотая пора

Идеально подходящие друг другу фигуристы очень быстро перешли из ранга никому не известных новичков в признанные мастера.

Уже спустя два года после начала совместных выступлений, в 1969-м, Пахомова и Горшков стали серебряными призерами чемпионата Европы, ворвавшись на международную арену, где в то время доминировали британцы.

А в 1970 году они стали первыми советскими фигуристами, победившими в танцах на льду на чемпионате Европы и мира.

В чем же заключалась причина столь быстрого успеха? Ответ прост:

Пахомова и Горшков не просто исполняли программы по старой методике, а постоянно придумывали что-то новое, меняя танцы на льду в сторону большей зрелищности и художественности.

Можно без преувеличения сказать, что они толкали свой вид спорта вперед. Именно они устроили революцию в музыкальном сопровождении танцев на льду, где до них предпочитали выбирать строгие классические произведения.

Пахомова и Горшков же показывали на льду народный танец («Соловей», «Вдоль по Питерской», «Озорные частушки») и страстное танго «Кумпарсита» — и все у них смотрелось органично.

При этом дело было, конечно, не только в музыкальном сопровождении.

Пара постоянно придумывала новые элементы — шаги, поддержки, вращения, — которые лучше выражали идею и дух того или иного танца.

Все элементы у них были связаны между собой логичными, красивыми переходами, которые вписывались в стилистику программы. Это создавало единое настроение номера и его сюжет.

Например, в программе под музыку Родиона Щедрина «Озорные частушки» Пахомова в течение целого круга делала дополнительный поворот — это напоминало движения русского народного танца и помогало создать динамику в финальной части программы, когда сил у фигуристов оставалось немного. Впоследствии эту техническую находку применяли многие другие пары.

Такого вдумчивого, художественного подхода к постановке программ до Пахомовой и Горшкова не практиковал никто.

И потому они производили фурор фактически каждым своим выступлением. Пара шесть раз выиграла чемпионаты Европы и мира, попав за такое количество титулов в Книгу рекордов Гиннеса.

«Каждый год все любители фигурного катания ждали, что покажут Пахомова и Горшков, — писала в своей книге Тарасова. — И наши ожидания были не напрасны. Чайковская любила своих спортсменов, ставила им великолепные программы. Переоценить роль этого трио в мировом развитии танцев на льду трудно».

[an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]

Сама Чайковская так объясняла успех своих подопечных:

«Почему все время говорят, что у Пахомовой и Горшкова сверхсложные программы? Да потому, что нет у них разрозненных элементов, связанных примитивными шагами.

Теперь трудно сказать, где связка обычное соединение, а где – элемент. Все это и дает невиданную ни у кого сложность танцевальных программ чемпионов.

Мы к этому шли многие годы. Мы с этого начинали. И олимпийская программа Инсбрука — самое яркое олицетворение нашего подхода к танцу!..»

Действительно самым ярким выступлением Пахомовой и Горшкова стало исполнение программ на Олимпиаде-1976 в австрийском Инсбруке.

Тогда танцы на льду только вошли в программу Игр, и советская пара уверенно победила, став первыми олимпийскими чемпионами в этом виде фигурного катания.

Особенно всем запомнилось их танго «Кумпарсита».

[an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]

Конец карьеры

После победы на Олимпиаде Пахомова и Горшков думали покататься еще один сезон, однако осенью, перед началом основных соревнований, неожиданно поняли, что смертельно устали.

«Решение уйти было внезапным, и поводом к нему послужило до сих пор незнакомое чувство – кататься не хочется,

— вспоминала фигуристка. — Мы понимали, что делаем что-то нелепое, несуразное, но не могли и впервые не хотели сопротивляться наступившей апатии».

Для тренера пары Чайковской это известие было как гром среди ясного неба. Они вдвоем с Пахомовой расплакались у нее квартире, когда дуэт пришел объявить о своих намерениях.

«Я реву. Она ревет. В доме нашлась бутылка шампанского. Выпили мы по бокалу, успокоились немного, — рассказывала Пахомова. — Помнится, Лена говорила нам, что это, конечно, очень горько, очень тяжело, но что, наверное, так надо, хотя она не представляет себе, как нам теперь жить дальше…»

Олимпийским чемпионам устроили проводы в «Лужниках», где они в последний раз исполнили свою «Кумпарситу». После этого фигуристы ушли в другую жизнь, отказавшись от всех предложений по выступлению в ледовых шоу.

Любовь

Стоит отметить, что Пахомова и Горшков были парой и в жизни. Татьяна Тарасова писала в своей книге, что Людмила была очарована внешностью будущего супруга, еще когда только начинала сотрудничество с ним:

«Однажды Мила перед тренировкой сказала мне в раздевалке: «Ты знаешь, я нашла себе партнера!» — «Кого?» — спросила я.

«Ты его знаешь, очень красивый мальчик! Ну, такой худенький, с большими глазами. С печальными».

Горшков тоже вскоре начал смотреть на Пахомову несколько иначе.

«Какое-то время Мила была для меня недосягаемая. Мы так были загружены работой, что было ни до чего.

Однако роман начался спонтанно, в 1967 году, во время чемпионата мира.

Около Милы все время был поклонник, англичанин, призер чемпионата мира. С ним она ходила гулять. И я вдруг понял, что мне это неприятно, меня это стало волновать.

А спустя полтора месяца, во время чемпионата мира в Вене, я стал решительнее. И как-то все там и произошло», — вспоминал Горшков.

Пара поженилась в 1970 году – после того, как выиграла свое первое золото чемпионата мира. Однако тогда в их жизни мало что изменилось из-за того, что они стали мужем и женой. Все заботы о хозяйстве на себя брала мать Пахомовой, потому что спортсменам было совершенно некогда заниматься бытом.

«Утром вставали — был готов завтрак. Завтракали и уходили на тренировку. Приходили — уже готов обед. Обедали, отдыхали, уходили. Все было вымыто, поглажено, постирано.

Бытовой стороны семейной жизни я не знала, пока мы катались, — признавалась Пахомова. — Первый свой обед я приготовила в 30 лет.

Еле уговорила маму поехать отдохнуть на дачу, потому что она боялась, что мы без нее с голоду умрем».

Однако после завершения карьеры чемпионка освоила премудрости семейной жизни. В 1977 году в семье фигуристов родилась дочь Юлия.

Тренерская карьера

Однако превращаться в домохозяйку Пахомова не собиралась –пошла тренировать в ЦСКА. Даже на роды ее увозили с катка – спортсменка работала до последнего.

Спустя примерно год после начала тренерской карьеры чемпионку назначили наставником сборной СССР. Она работала с двумя известными танцевальными дуэтами — Ирина Моисеева / Андрей Миненков и Наталья Аненко / Генрих Сретенский.

Лучшими результатами ее учеников стали серебряные и бронзовые медали чемпионата Европы.

Также среди воспитанников Пахомовой был и Игорь Шпильбанд, который побеждал на юниорском чемпионате мира среди юниоров в паре с Татьяной Гладковой, а затем стал одним из лучших тренеров по танцам на льду в мире и до сих пор удерживает этот статус.
Кроме того, Пахомова написала три книги: «Хореография в фигурном катании», «Монолог после аплодисментов», «И вечно музыка звучит».

Внезапная смерть

Нет сомнений, что Пахомова еще привнесла бы много нового в фигурное катание, если бы не болезнь, которая сократила ее жизнь до 39 лет.

В конце 1979 года чемпионка впервые почувствовала серьезное недомогание, и после полного обследования выяснилось, что ее беспокоит злокачественная опухоль лимфатической системы (лимфогранулематоз).

Пахомовой было необходимо соблюдать режим, предписанный врачами, чтобы иметь хоть какой-то шанс на выздоровление, однако она предпочла отдать все силы тренерской работе.

«Ей сказали: «Хочешь жить – серьезно лечись». Она была в шоке, — вспоминал Горшков. — Три часа сидела в нашей машине и плакала. А потом был стационар, из которого она… сбегала на тренировки. А на катке холод, сырость, ей же противопоказано! Я пробовал ее убедить – это было бесполезно.

После курса лечения наступало некоторое облегчение, но ненадолго. Ей было запрещено курить, но Мила покуривала. Иногда тайком, иногда открыто.

Я говорил: «Не надо…» Она однажды мне ответила: «Жизнь, которую мне предлагают, мне не нужна. Хочу жить полноценно!»

До самого последнего дня Пахомова расписывала планы тренировок для своих учеников. Умерла она 17 мая 1986 года. Прощание организовали на катке ЦСКА. Очередь отдать последнюю дань памяти фигуристки выстроилась от метро «Аэропорт».

Ее похоронили на Ваганьковском кладбище в Москве, рядом с отцом.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице фигурного катания, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».