Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Избежать срока: Кокорин и Мамаев сказали последнее слово

Приговор Кокорину и Мамаеву вынесут 8 мая

,

В Пресненском суде после паузы на первые майские праздники возобновился процесс над знаменитыми футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым, а также младшим братом нападающего «Зенита» Кириллом Кокориным и общим другом компании Александром Протасовицким. По итогам очередного заседания потребовал подсудимым назначить реальный срок, а обвиняемые выступили с последним словом. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию заседания.

Что ж. Один из самых непростых дней в этой эпопее подошел к концу. И, кажется, вся история тоже близится к завершению. Завершается и наша текстовая онлайн-трансляция. До свидания!

И все! На этом заседание суда завершено! Следующее слушание состоится 8 мая в 14.00 по московскому времени. Ожидается, что именно тогда будет вынесен приговор.

Также он выразил желание обойтись без реального срока.

«Хотелось извиниться перед обществом, перед родными и близкими, которым тяжело даже больше, чем нам. Я думаю, что тот срок, который мы отбыли — он равноценен содеянному. Я надеюсь на справедливое решение и на то, что наше наказание будет соразмерно. Срок повлиял на жизнь каждого из нас, на осознание всего. Он послужит хорошим уроком для многих, кто на нас равнялся. Свои выводы мы тоже сделали. Хотел попросить вас принять правильное решение, ваша честь», — заключил он.

За своего товарища вступился Александр Протасовицкий,заявив, что 20-летнему Кириллу «надо учиться в другом заведении», а не в СИЗО. Не поскупился словами и в адрес Кокорина-старшего, назвав его «отличным парнем и спортсменом».

«Такие люди не должны терять свой потенциал здесь. Я нанес Соловчуку два удара, которые я признаю. Но 17 месяцев за два удара? Я не Майк Тайсон. За каждый удар, причиненное неудобство, мы раскаялись. Здесь собрались сильные парни, когда смотришь на их выступления и слышишь, как дрожит голос — мне кажется это говорит о раскаянии», — сказал Протасовицкий.

Также Кирилл Кокорин вновь отрицает причастность в хулиганстве и сговоре.

«Мы неправильно себя повели, неправильно ответили. За свои действия готовы ответить, но не за то, за что нас обвиняют. На судах мы с ребятами общаемся, и все сделали выводы и осознают то, что совершили. Мы понесли достаточное наказание, как мне кажется, но это вам решать. Я изменился в лучшую сторону и хотелось бы выйти хотя бы на синее небо посмотреть. А то на прогулках нельзя смотреть. Хочу продолжить учиться и жить. Мы будем стараться больше никогда не попадать в такие ситуации», — завершил он.

Кирилл Кокорин пообещал в будущем вести себя корректнее, подчеркнув, что частично свою вину признает, а также принеся извинения Денису Паку.

«Извинения я приносил четыре раза, но меня, кажется, не хотят слышать. Потерпевшие — мужики постарше, они решат, что делать. Я извинился не для протокола. Прочитал 40 книжек в СИЗО — в жизни столько не читал! Узнал зато много интересного, много судеб посмотрел. СИЗО — это не наше место, мы не такие преступники», — сказал брат Александра Кокорина.

Как и Мамаев, Кокорин-старший выразил желание возобновить футбольную карьеру.

«Мы изначально говорили, что хотели ответить за то, что мы совершили. Не знаю, почему гособвинитель говорил, что показания у нас были нечеткие. Мы даже подумать не могли, что когда то могут заявить о том, что мы, профессиональные спортсмены, можем из хулиганских побуждений причинить кому-то вред. Ваша честь, хотелось бы попросить вас не ломать судьбы ребят. Хотелось бы вернуться к семье и продолжить заниматься любимым делом», — заявил форвард «Зенита».

Александр Кокорин признался, что хотел выступить со стихами, но ничего не вспомнил.

«Не знаю, почему говорят, что мы не признаем полностью свою вину. Я хотел бы еще раз извиниться перед Денисом Паком. По поводу Соловчука — хочу извинился перед ним за брата, он там находился, я мог предостеречь, сделать все, чтобы он там не находился. Извиниться перед обществом, если люди на протяжении этого времени не поменяли точку зрения. Извиниться перед командой, перед тренерским штабом, руководством, перед своей семьей, перед родителями. Тяжело говорить. Надеюсь, что действительно то время, которое мы пробыли в СИЗО — для нас оно стало уроком на всю жизнь. Было над чем подумать. Наверное, какая-то закономерность в этом есть, хоть это какой-то космический срок для меня», — сказал он.

Также Мамаев выразил желание вернуться в футбол, заявив, что «большой спорт — единственная работа, которую подсудимые умеют делать на профессиональном уровне», и принес извинения не только пострадавшим, но и своей семье.

Первым выступил Павел Мамаев. За время разбирательств он участвовал в процессе активнее всего.

«В той части, которой заявил мой защитник, вину я признаю. Я раскаиваюсь и хочу в очередной раз принести извинения потерпевшим и моей семье, которая пострадала больше меня. Наказание в СИЗО, которое мы уже отбыли, заслужено. Хотелось бы на этом ограничиться», — начал он.

Также подсудимым дали право на последнее слово.

Судья предложила выступить в прениях подсудимым. Все четверо отказались.

Прошлась Прилипко и по Соловчуку с Паком.

«Они высокомерные, самовлюбленные, комплексуют, не очень воспитанные», — сказала адвокат Протасовицкого.

Интересная характеристика, конечно.

Также адвокат Протасовицкого утверждает, что ее подзащитный не находился в сговоре в момент потасовки с Соловчуком. Более того, Прилипко обвинила пострадавшего в клевете.

«Протасовицкий не отрицал удар по Соловчуку, он вел его до машины. Никаких побуждений и сговоров не было. Соловчук врал, когда говорил, что его ни за что побили», — цитирует адвоката «Чемпионат».

Но от позиции по работе следователей не отказывается.

«Следствие оказало давление на суд со своей мерой пресечения. Спасибо, что обвинитель не расстрел запросила. Беззаконие это с точки зрения процесса? Да, беззаконие, конечно. Создается впечатление, что широкий резонанс вызвал тот факт, что в эпизоде участвует целый чиновник Минпромторга», — цитирует Стукалову «СЭ».

Прилипко в ходе заседания озвучивает практически то же, что и в начале дня, попутно описывая эпизоды, в которых был запечатлен Протасовицкий.

Наконец, слово взяла адвокат Александра Протасовицкого Татьяна Прилипко. Начала свое выступление с характеристики... следствия.

«Когда читаешь дело, хочется плакать. Это какое-то фэнтази! Кто-то говорил, что следователь - профессионал. Нет, никакой он не профессионал», — сказала она.

Также адвокат Мамаева привел несколько доводов, по которым Павел должен получить смягчение меры наказания. Так, Бушманов подчеркнул, что его клиент полностью содействовал следствию, а также был готов добровольно возместить весь ущерб пострадавшему Соловчуку. Кроме того, футболист до этого не был судим.

В эпизоде с Гайсиным, который, давая показания, заявил, что Мамаев его ударил, Бушманов отметил, что данное дело должно рассматриваться по другой статье.

«Эпизод с Гайсиным искусственно приплетать к хулиганству нельзя. Гайсин тоже был настроен агрессивно, так как схватил Мамаева, повалил на стол, но благодаря Протасовицкому дальнейшего конфликта не случилось. Гайсин первый предпринял физические действия в отношении Мамаева. В обвинении не конкретизировано, в какую область головы был нанесен удар. Но суть в другом — самое важное, что физическое воздействие было однократным и не причинило тяжелых травм. Хотя 116 статья предусматривает нанесение неоднократных ударов», — сказал адвокат полузащитника «быков».

Отрицает Бушманов и факт сговора в случае с инцидентом, произошедшем в кафе, где травмы получили Денис Пак и Сергей Гайсин. По словам адвоката, Мамаев в это время находился в стороне и ущерба двум чиновникам не нанес, потребовав снять с него обвинения о нападении на Пака и Гайсина.

Описал Бушманов и саму драку Мамаева с водителем ведущей Первого канала Ольги Ушаковой, сославшись на кадры с видеозаписей, на которых и был зафиксировано происшествие.

«Действия Соловчука привели к эскалации конфликта, ведь бывший гандболист-спортсмен весом в 108 килограмм нанес удар в подбородок. Неизвестно, чем бы все закончилось. Будь удар сильнее, мог и Соловчук сидеть на скамье подсудимых.

Специалист сделал раскадровку и сказал, что в нижнюю лицевую часть головы Мамаева было воздействие со стороны Соловчука Именно этот удар повлиял на его дальнейшие действия в отношении потерпевшего. По нашему мнению, суд должен относиться критически к показаниям Соловчука.

Как следует из расшифровки видео, между подзащитным и потерпевшим состоялся диалог. Следствие пошло по пути искусственной накрутки квалификации. Но УК РФ гласит, что лицо не подлежит ответственности за хулиганство, если конфликт был начат оскорблением или неподобающими действиями потерпевшего», — сказал адвокат.

Бушманов также подчеркнул, что Мамаев свою вину после инцидента с Соловчуком признал, но частично. Так, хавбек «Краснодара» согласился с тем, что нанес водителю телесные повреждения. Однако факт хулиганства и предварительного сговора отрицает.

«Действия Павла в отношении Соловчука обуславливались не хулиганскими пробуждениями, а его личной мотивацией», — подчеркнул Бушманов.

По окончании перерыва слово взял адвокат Павла Мамаева, Игорь Бушманов.
«Доказательство обвинения не позволяют вынести приговор — обстоятельства недопустимы тли достоверно не устанавливают материалы дела. Желаемое выдается за действительное, много переходов на личности. Профессиональный следователь ни разу не пришел в изолятор. Я просил его прийти и разъяснить позицию. Мамаев просил медэкспертизу, но нам в ней отказали», — приводит слова Бушманова Sport24.

Судья объявила перерыв.

По эпизоду с Гайсиным Барик просит оправдать своего подзащитного полностью!

Нет, все еще не завершил выступление адвокат Кирилла Кокорина. Удивляется, как можно вменять его подзащитному применение оружия, если он дал только пощечину? Также говорит, что Пак стал заложником собственного положения, так как не имеет из-за статуса права оскорблять кого-либо. Поэтому вынужден врать. Ну а Гайсин просто отстаивает позицию своего друга.

«Прошу суд переквалифицировать действия Кирилла по третьему эпизоду [Пак] на статью 116, то есть причинение побоев и назначить ему наказание, несвязанное с лишением свободы», — завершил свое выступление Вячеслав Барик.

Выступление адвоката Кирилла Кокорина яркое, как и всегда. Говорит, что его подзащитный дал Паку только легкую пощечину, а если бы у того случилась после нее закрытая черепно-мозговая травма на 21 день, то Кирилл имел бы столько же наград, сколько и брат, только в соревнованиях по пощечинам.

«Пак так и не смог ответить о признаках издевательского смеха. Кто-то считает себя несовершенным. Каждый из нас. Но кто-то признает этому значение, а кто-то нет. Тот, кто много думает об этом, слишком трепетно и близко может принять такое. Изначально компания ребят не коммуницировала с Паком, просто шутили», — говорит Барик.

Также он замечает, что чиновник вел себя агрессивно, что выдает, например, резкое захлопывание крышки ноутбука.

«Пак так и не смог ответить о признаках издевательского смеха. Кто-то считает себя несовершенным. Каждый из нас. Но кто-то признает этому значение, а кто-то нет. Тот, кто много думает об этом, слишком трепетно и близко может принять такое, — еще от Барика.

— Изначально компания ребят не коммуницировала с Паком, просто шутили».

Также адвокат отмечает, что для подавляющего большинства мужчин на постсоветском пространстве оскорбление «петухом» является самым обидным, что может быть, так как затрагивает мужское достоинство.

«Прошу переквалифицировать действия по Кириллу — по первому эпизоду на побои, так как его действия не привели к причинению легкого вреда здоровью. Так же прошу исключить квалификацию о сговоре лиц. Его не было, это ясно как день, — продолжает выступление Барик.
— С учетом всех обстоятельств прошу суд назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, по первому эпизоду».

Барик говорит о том, что его подзащитный рос рядом с Александром и брал с него пример, и хотя не успел сделать столько добрых дел, у него длинный жизненный путь впереди, и адвокат верит в своего подзащитного.

Также Барик говорит, что Кирилла выставили тут главным злодеем, что неверно в корне и вообще перевирает факты. Он реагировал на ситуацию «в силу своей возрастной эмоциональности и наивного представления о мире, добре и зле».

Также Барик подчеркивает, что подтверждены лишь удары Кирилла по туловищу Соловчука, а все остальное из области домыслов.

Следующим слово берет адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик, который начинает с мощного заявления:

«Кирилл Кокорин просил возбудить дело против Соловчука по статье 116. Приложен рапорт об обнаружении признаков преступления».

Решения по данному заявлению до сих пор не вынесли!

«Прозрение досталось ему дорогой ценой. Совесть у него есть, и она все исправит. Жаль лишь потерянного времени. Сегодня я зачитала заключение врача «Зенита», в котором говорится, что он может закончить карьеру игрока.

Анализируя свой поступок, он признает: да, оступился, да, поступил сгоряча и совершил глупость. Кокорин подавал ходатайство о даче показаний с полиграфом, что говорит о его честности.

Учитывая все вышеперечисленное, прошу вас избрать ему наказание не связанное с лишение свободы», — заканчивает свое выступление Стукалова.

Стукалова говорит о том, что маленький сын Кокорина уже говорит слово «папа», но вместо отца может видеть лишь медали и кубки. Также защитница отметила, что вчера Кокорина включили в список футболистов «Зенита», которые получат медаль РПЛ. Адвокат подчеркивает, что в этом проявляется отношение команды к футболисту. Стукалова говорит, что это заслуженно и поздравляет нападающего.

«Спасибо», — отвечает Кокорин.

«Без сомнения, личность моего подзащитного характеризуется более, чем положительно. Общественная опасность данного деяния оценивается как лёгкий вред здоровью. При вынесении наказания необходимо руководствоваться принципом гуманизма, — подчеркивает Стукалова.

— Александр Кокорин — человек неравнодушный. Он скорее отдаст, чем возьмет. Воплощал мечты тяжелобольных детей, купил квартиру малоимущей семье, оплачивал операции — это лишь малый список того, что сделал Кокорин».

Следующей выступает также защищающая Кокорина-старшего Стукалова. Она сразу говорит, что согласна с Ромашовым и в целях экономии времени будет говорить только о своем подзащитном.

«В первые дни, после того как это произошло, все начали огульно обсуждать, особенно СМИ. Даже сегодня прокурор сослалась на статью с якобы наши словами. Именно все это сформировало то, что есть сейчас. Ежедневно телевизионные каналы показывали кадры, из которых складывалось впечатление, что ребята нанесли удары просто так, — подчеркивает защитница.

Почему так были урезаны эти записи? Почему так часто они крутились по ТВ? Почему всем навязывалось такое мнение? На сегодняшний день очевидно, что между ребятами и потерпевшими возникли конфликты, а не просто так. Люди проанализировали произошедшее и сформировали свое, личное мнение».

«Выходит, что в одно и то же время было три сговора: применение побоев Паку, Второй — Гайсину, а третий — хулиганские побуждения. Как это возможно? Это бред», — говорит Ромашов и просит назначить Кокорину-старшему наказание, не связанное с лишением свободы.

«Второй и третий эпизод могут быть расценены только как мелкое хулиганство, за что предусматривается административное наказание. Просим оправдать Александра Кокорина ввиду отсутствия доказательств обвинения. Просим суд при вынесении приговора учесть нарушения при допросах свидетелей», — подытоживает Ромашов. Он закончил.

Ромашов анализирует допрос свидетелей из «Кофемании» на Никитской: «Из 17 свидетелей — 11 полностью подтверждают позицию защиты об отсутствии сговора, 6 подтверждают позицию косвенно».

Ромашов подчеркивает, что факт закрытой черепно-мозговой травмы у Пака опровергается в заключении судебно-медицинской экспертизы.

«Пак зачитывал свои показания с листка и его позиция нам, в отличие от гособвинителя, была непонятна. После экспертизы было установлено, что черепно-мозговая травма и сотрясение могли быть только при условии горизонтального удара, — говорит адвокат Кокорина-старщего.

— Припухлости в медицинских картах не отмечены, а от экспертизы Пак отказался».

Также адвокат говорит, что удар стулом стал следствием нервного срыва его подопечного из-за второго оскорбления за короткий промежуток времени.

«Необходимо учесть, что состояние Соловчука как психологическое, так и физическое, могло повлиять на искажение событий, отложившихся в его памяти, — продолжает Ромашов.

— Хотел бы обратить внимание суда на то, что Соловчук очень уж субъективно выказывается в отношении количества удара со стороны Александра Кокорина.

Прошу суд оправдать Кокорина по эпизоду причинения вреда Соловчука и исключить из дела характеристику общего сговора, так как она избыточна. Хулиганских побуждений также не было, так как поводом конфликта стали оскорбление и последующее нанесение побоев Мамаеву».

Также адвокат старшего Кокорина перечислил всех свидетелей по эпизоду с Соловчуком и отметил, что их показания на суде последовательны и дополняют друг друга, в то время как следствие во время допросов нарушала процедуру и права свидетелей.

«В показаниях прослеживается давление следствия на свидетелей: как минимум, их удерживали в течение нескольких часов, часто в вечернее и ночное время, — говорит Ромашов.

— Кроме того, тексты большинства показаний абсолютно тождественны, вплоть до ошибок и опечаток. Кроме того, следствие показывало свидетелям видео, которое находилось на компьютере. Процедура предъявления свидетелям видео до допроса и в его процессе порождает путаницу».

«На видеозаписи также отсутствуют доказательства о предварительном сговоре подсудимых. Потерпевшему невыгодно признавать оскорбление со стороны», — говорит Ромашов и отдельно подчеркивает, что его подзащитный Александр Кокорин не нанес Соловчуку ни одного удара.

Ромашов сразу предупредил, что «не будет отвлекаться на лирические отступления» (видимо, намекая на прокурора), и говорит по существу.

Он отмечает, что никаких повреждений на автомобиле зафиксировано не было, а потому машина не могла завибрировать (Соловчук говорил, что почувствовал вибрацию и тогда вышел из машины). Также адвокат ответил, что у водителя не было зафиксировано травмы головы и не было полного раздробления костей носа. Ну и, само собой, он отмечает, что Александр Кокорин подбежал последним из компании и в избиении никак не участвовал.

Перерыв окончен. От защиты начинает выступать Ромашов. Описывает события утра 8 октября, только по версии защиты.

Итак, заседание возобновляется!

Сейчас свои показания будет давать свидетельница Юлия Новикова. Кстати, она уже была в суде по этому делу, но пришла еще раз.

Девушка проводила осмотр места происшествия после драки футболистов в кафе с Паком и Гайсиным. Отмечает, что лично знает только Пака, поскольку у нее в производстве было ее дело.

«Маленький срок, который запросила прокурор, говорит о слабости позиции обвинения. Но судья может переквалифицировать статью и решить по своему усмотрению», — говорит адвокат Игорь Бушманов.

Объявлен перерыв.

Если быть точнее, то для Кокорина прокурор требует год и шесть месяцев колонии общего режима, а для Мамаева — год и пять месяцев. Для Протасовицкого те же год и пять месяцев. Самое маленькое наказание государственный обвинитель требует для Кирилла Кокорина: исправительные работы 11 месяцев, один год и четыре месяца лишения свободы. Доход государства — 10% от заработка.

Бомба! Прокурор озвучил свои требования к суду: просит дать Кокорину и Мамаеву 1,5 года колонии общего режима!

«Я категорически настаиваю, что именно подсудимые спровоцировали конфликт и действовали из хулиганских побуждений. Подсудимые находились в агрессивном состоянии, которое было немотивированным».

Тарасова скрупулезно по каждому подсудимому перечисляет действия и статьи, которые им соответствуют.

Прокурор: «Доказательства защиты — филькина грамота».

Вся правда, по мнению Тарасовой, в показаниях потерпевших. При этом прокурор не нашла никаких подтверждений тому, что конфликты спровоцировали Соловчук и Пак и продолжает настаивать на хулиганстве!

Прокурор поражается поведению компании в общественном месте («Кофемании»).

«То, что совсем недавно подсудимые зверски избили человека, не мешает им веселиться в кафе и демонстрировать вседозволенность», — говорит Тарасова.

Также она отмечает, что «культурный человек» Гайсин пытался прекратить конфликт, но «получил телесные повреждения».

Напоследок прокурор говорит, что аргументы защиты надуманны.

«Соловчук был не настроен на конфликт, чего нельзя сказать о веселой компании подсудимых. Хочу обратить внимание на циничность и покорность избиения Соловчука. Если бы не Бобкова, все могло бы закончиться страшнее. Соловчук думал только о том, как остаться в живых, — чеканит Тарасова.

— Соловчук умоляет их остановиться и не трогать автомобиль, но для подсудимых это не значит ровным счетом ничего».

Прокурор анализирует видеозаписи. Считает, что были у подсудимых противоречия в показаниях, что «они совещались, перед тем как нанести увечья Соловчуку».

Также прокурор считает фразу Кокорина после извинения («Все, что я хотел выяснить, уже выяснил».) показателем того, что тот не просто принимал участие в избиении, но и «играл в нем доминирующую роль».

«Хочу обратить внимание на слова Мамаева. Он старался нас убедить, что он взял Соловчука за шею для сохранения спокойствия и агрессию не проявлял, — говорит Тарасова.

В показаниях он запутался в своей лжи. В начале допроса он сказал, что жест Соловчука был толчком, а не поглаживание. На мой вопрос о касании незнакомого человека, Мамаев сказал, что после него несомненно может последовать агрессия».

Теперь прокурор оценивает показания подсудимых и указывает на противоречия, как и у свидетелей со стороны защиты. Уже скоро обвинитель заявит, какой приговор требует!

Прокурор Тарасова также говорит, что «Соловчук, по заключению экспертов, практически остался инвалидом», а у Пака была «закрытая черепно-мозговая травма».

Кроме того, обвинитель считает, что «сторона защиты позволила себе указать свидетелям, что за дачу ложных показаний им не грозит уголовная ответственность. Теперь становится очевидно, что свидетели были введены в заблуждение — но не следствием, а стороной защиты». Речь о статье в прессе от 15 апреля с заголовком «Свидетели не врали». Похожая цитата в заголовке была в тот день и на нашем сайте.

Цитаты из речи прокурора:
«Да ты знаешь, кто мы такие? Кокора и Мамай». На этом моменте Соловчук понял, что это футболисты».

«По заключению медэкспеита, человек практически остался инвалидом».

«Никто из допрошенных нами свидетелей так и не рассказал достоверно об избиении Соловчука и Пака».

Начались прения сторон.

«Соловчук не предпринимал никаких противоправных действий и стал предметом избиения со стороны группы людей», — говорит прокурор.

Компания, по ее словам, противопоставляла себя обществу, а свои действия оправдывала «реакцией на обоснованные замечания».

В целом, ничего нового в риторике государственного обвинителя нет. Мы все это уже, так или иначе, слышали от нее во время процесса. И не по разу.

«Добрый и любвеобильный! У него среди друзей и товарищей прозвище «Миротворец», он в конфликтах никогда не участвовал. В этом случае я сыну верю, ведь Соловчук его оскорбил, да и меня тоже, упомянув семью, — рассказывает отец подсудимого о характере сына.

— Считаю, что получил по заслугам. Мой сын беспричинно вред причинить не может. Они вот сидят — все спортсмены. Когда им заниматься чем-то непорядочным?»

Также отец Протасовицкого рассказал, что его супруге делали три операции по онкологии, а дочь Александра тяжело переносит отсутствие отца.

Отец Александра рассказывает, как и когда тот начал заниматься футболом:

«Как переехали из Якутии — с 9 лет. Они почти одновременно с Павлом Мамаевым играли в одной команде. Потом поступил в академию «Спартака», закончил ее. Был агентский договор с Андреевым, играл в «Зените-2». В 20 лет получил травму — разрыв крестов. Операцию делали у нас, неудачно. Это стало причиной расставания с большим спортом, сейчас он тренирует детей».

А у нас сейчас будет допрос отца Протасовицкого! Это интересно. Прилипко сама привела его, и судья не возражал.

Адвокат Протасовицкого Тамара Прилипко неожиданно выступила с ходатайством о том, чтобы приобщить к делу благодарственные письма к ее клиенту за организацию детского турнира. Однако сама же признает, что они никем не заверены и просто были отправлены ей на один из месенджеров.

Все, Новикова объяснила, что не просто забрала рандомный стул, а получила его от сотрудников кафе. На этом ее отпускают.

Теперь слово взяла адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова. Она ходатайствует о приобщении к делу заключения врача «Зенита» Михаила Гришина, который недавно, в конце апреля, посетил футболиста. Напомним, нападающий до сих пор восстанавливается от разрыва связок колена и нуждается в специальных процедурах для реабилитации.

«Гришиным был проведен осмотр Кокорина с целью оценки состояния правого коленного сустава. Выявлены признаки воспаления связки, признаки артроза. Есть значительная отрицательная динамика. Рекомендовано МРТ, а также ежедневные тренировки в тренажерном зале, аэробные упражнения, занятия в бассейне два раза в неделю, применение внутрисуставных инъекций, введение протеза с сустомиальной жидкостью, массаж и мануальная терапия», — цитирует Стукалову «СЭ».

Судья разрешает приобщить этот документ к делу.

Александр Кокорин и Александр Протасовицкий перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Теперь с Новиковой общается сама судья.

— Какая у вас должность?
— Дознаватель.
— Для чего забирали стул?
— Была видеозапись, на которой видно, что Паку нанесли телесные повреждения при помощи стула.
— А сотрудники кафе поняли, почему вы это делаете?
— Сначала они сказали, что ничего не знают и без одобрения руководства ничего не будут делать. Но после беседы с юристами сами стали участвовать в процессе осмотра.

Адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов допрашивает Новикову.

— Куда вы доставили стул?
— В отдел дознания. Скорее всего, он сейчас в моем кабинете.
— Сами осматривали стул?
— Да.
— Он был крепкий?
— Не шатался.
— А какие у него были крепежные приспособления?
— Не помню.
— Сиденье было деревянным?
— Наверное. Но я сейчас не помню.

В общем, Новикова сейчас уже мало что помнит в подробностях, прошло семь месяцев со дня событий.

«Я приехала в то кафе около полудня вместе с участковым и экспертом. Сперва сотрудники отказались разговаривать со мной, пришлось вызвать менеджера. Пообщавшись с юристом, нам все-таки дали добро на осмотр места происшествия. Я приехала изымать тот стул и спросила у менеджера, что ему о нем известно. Он ответил, что стул после инцидента починили, после чего они выдали стул мне.

Я у них спросила, может, был еще какой-то другой стул, но они указали именно на этот. Там были какие-то повреждения, он был не новый. Когда я закончила осмотр места происшествия, все участвовавшие в этом люди расписались», — рассказывает девушка.

Денис Пак
РИА Новости

Понятно, почему Новикова решила прийти в суд еще раз. Именно эта девушка изымала у кафе тот стул, которым Александр Кокорин ударил Пака. На одном из предыдущих заседаний сотрудник этого заведения во время допроса заявил, будто бы она просто взяла какой-то рандомный стул и увезла его на экспертизу. Видимо, теперь Новикова (на прошлом заседании она была Павловой — тогда еще не вышла замуж) хочет объяснить ситуацию со своей точки зрения.

Подруга Александра Кокорина Дарья Валитова публиковала проникновенный пост в инстаграме, по которому можно было понять, что женщина уже почти смирилась с тем, что футболиста посадят в тюрьму.

«И кто-то мне скажет, что это все случайность, что ребята за обычную драку уже сидят полгода, и все идет к тому, что им дадут реальный срок!

Нет, товарищи, это не совпадение... это просто реальность, где люди с чинами имеют влияние и нечеловеческую жестокость! Как по сценарию, они говорят, что это был сговор, и что они сами ничего ребятам не говорили, хотя по камерам четко видно, что они ведут очень эмоциональный диалог... и что один из них так же пытается применить физическую силу, но его сдерживают!» — заявила Валитова.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Я правда никогда не думала, что в мире есть такие злые, подлые и мстительные люди, которые вообще не хотят нести ответственность за свои слова и поступки! То, что было вчера, лично для меня не поддается никаким нормам и пониманию! Мало того, что спустя полгода у потерпевших более жесткие показания, так они точь-в-точь одинаковые. Еще и по бумажки зачитанные! И кто-то после этого мне скажет, что это все случайность, что ребята за обычную драку уже сидят полгода, и все идет к тому, что им дадут реальный срок! Нет товарищи, это не совпадение, это просто реальность, где люди с чинами имеют влияние и нечеловеческую жестокость! Как по сценарию они говорят, что это был сговор и то, что они ничего ребятам не говорили, хотя по камерам четко видно, что они ведут очень эмоциональный диалог, и что один из них так же пытается применить физическую силу, но его сдерживают!Правда, от всего этого вранья у меня столько боли, но я ничего не могу с этим сделать! Мы никто в этой системе! Я очень надеюсь на правосудие, и то, что наше государство обратит внимание, как ломают судьбы молодым людям, семьям и детям .....просто потому, что кто-то не хочет принимать свои ошибки и всяческим образом пытается прикрыть себя, наказывая других! Бог им судья!Ребята признают, что их действия были слишком жесткими после того, как их оскорбили, но о каком сговоре, о каком запланированном хулиганстве может идти речь? Если все свидетели подтверждают, что это был обычный конфликт, что Пак был таким же агрессивным и кричал, то что он не просил его пересаживать! Неужели теперь любой человек может так просто оклеветать других, потому что его это как-то задело? Надеюсь, что нет и то, что суд примет во внимание показания и доказательства, что это не хулиганство, за которое ребятам могут дать от трех лет и более!!!!!

Публикация от Daria Valitova (@dariavalitova)

Напомним, ранее мать Кокориных в своем инстаграме высказывала опасения по поводу того, что ее сыновьям, скорее всего, дадут реальный срок.

«Еще полгода назад мы были самой счастливой семьей на свете! Я не помню ни дня, чтобы мы не смеялись!

Никто даже представить себе не мог, что когда ты выйдешь на улицу в своей любимой стране, тебя могут оскорбить мерзкими словами и потом тебя же и посадят за это за решетку.

Твоя правда станет никому не нужна. Вранье всегда было красивее правды! Мои мальчишки, мы пройдем весь этот ужас вместе. Я всегда буду рядом, куда бы вас ни отправили. Нас хотят разлучить на большой срок.

Это очень тяжелое испытание, но я обещаю соединять вас все это время. Мы выдержим. Спасибо вам за вашу поддержку и улыбки, которые и сейчас появляются на ваших лицах. Они очень греют мне душу. Я вас люблю», — писала женщина в соцсетях.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Ещё полгода назад мы были самой счастливой семьёй на свете! Я не помню дня, чтобы мы не смеялись! Никто даже представить себе не мог, что когда-то, выйдя на улицу в своей любимой стране, которую ты очень любил, тебя могут оскорбить мерзкими словами и потом тебя же и посадят за решётку за это. Твоя правда станет никому не нужна. Враньё всегда было красивее правды! Мои мальчишки, мы пройдём весь этот ужас вместе. Я всегда буду рядом, куда бы вас не отправили. Знаю что вы будете далеко друг от друга первый раз в своей жизни. Нас хотят разлучить на большой срок. Это очень тяжёлое испытание, но я обещаю соединять вас все это время. Мы выдержим. Спасибо вам за вашу поддержку и улыбки, которые и сейчас появляются на ваших лицах. Они очень греют мне душу. Я очень вас люблю����❤️

Публикация от Svet (@svetcox)

Также на слушание явилась мать братьев Кокориных Светлана. Ее глаза казались заплаканными, и адвокаты пытались утешить женщину, поздравляя с чемпионством «Зенита» и уверяя, что она держится бодрячком.

Александр Кокорин и Светлана Кокорина
instagram.com/kokorin9

На заседании, кстати, присутствуют жены футболистов — Алана Мамаева и Дарья Валитова (подруга Кокорина-старшего).

Алана Мамаева и Дарья Валитова
РИА Новости

У нас небольшой перерыв!

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Прокурор действительно просит огласить показания не явившихся свидетелей. Это некто Крысенко, Шувалова и Поздняковиене (подруга Мамаева, которую супруга футболиста считала его любовницей). Однако гособвинитель согласна и отказаться от оглашения, если защита против.

Адвокаты, конечно, против. Напоминают, что предыдущие свидетели указывали на то, что следователь во время допроса показывал им видеозапись драки, по которой они восстанавливали цепь событий, вместо того, чтобы рассказывать только о своих личных впечатлениях.

«Послушайте, что мы будем оглашать? Очередной просмотр видеозаписи? В этой истории можно было поймать любого человека на улице, показать ему видеозапись и взять показания. Категорически против оглашения этих показаний», — приводит «СЭ» слова Ромашова.

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов возражает против приобщения к делу документов прокурора о том, что три свидетеля так и не явились в зал суда.

«Я понимаю, что после этого прокурор попросит огласить показания этих не явившихся свидетелей (речь о показаниях, которые они давали осенью на допросе у следователя вскоре после потасовок. — «Газета.Ru»). Но эти документы говорит о вмешательстве органов следствия на судебной стадии. Все же видели, что здесь людей могли держать по 15 часов! Вот они и боятся приезжать на заседание. Ввиду грубых попраний процессуального законодательства», — отметил юрист.

Однако судья пошла навстречу прокурору и приобщила документ.

Адвокат футболиста Александра Кокорина Андрей Ромашов перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Прокурор просит приобщить к делу были документы о том, что три свидетеля так и не были найдены и не явились в зал суда, несмотря на все усилия гособвинения.

Бушманов закончил. Слово взяла прокурор Светлана Тарасова. Она долго оглашает протоколы очных ставок между обвиняемыми и потерпевшими, несмотря на возражения адвокатов. По крайней мере, сейчас кажется, что ничего нового эти сведения не содержат.

Бушманов также организовал независимую экспертизу по раскадровке видео потасовки Мамаева с водителем. Его эксперты пришли к выводу, что Соловчук якобы первым нанес удар по футболисту. Прокурор возмущена такими выводами и называет их какими-то чудесными.

Новость о благотворительности Мамаева: он помог устроить операцию некой Ирине Малышевой из Апшеронска (город в Краснодарском крае), которая подверглась нападению, — ей изрезали лицо. Из-за повреждения лицевого нерва женщина с трудом могла даже открыть рот, начала терять зрение. На связь с ней вышла Алана Мамаева, а ее супруг помог финансово.

«Мне позвонила девушка, представилась Аланой, предложила помощь с операцией в Берлине, взяла все расходы на визу и дорогу. Потом уже я выяснила, что Алана — жена Мамаева. Она спала в клинике на соседней кровати со мной. Павел постоянно звонил жене по видеосвязи, интересовался ходом лечения. Все расходы на лечение, по словам Аланы, взял именно Павел. Лицевой нерв удалось восстановить», — приводит слова девушки Sport24.

Наконец Бушманов прилагает и положительную характеристику на Мамаева из СИЗО. Там он получил благодарственное письмо от начальника «Бутырки» за участие в матче между заключенными, который положил начало серии мероприятий по развитию здорового образа жизни в следственных изоляторах по всей стране. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию того необычного матча — можете почитать: красочно и с фотографиями. Встреча прошла 14 февраля, и Мамаев посвятил ее своей супруге Алане.

Кокорин болел из камеры: Мамаев забил семь мячей В Пресненском суде после паузы на первые майские праздники возобновился процесс над знаменитыми...

Речь Бушманова продолжается. Самый подготовленный адвокат на данный момент. Теперь он перешел к инциденту в кафе между футболистами и чиновниками. Говорит, что Мамаев никак не мог причинить вред Паку, поскольку «расстояние в момент конфликта между ними составляло не менее 3 м 70 см по диагонали».

Кокорин, Пак и Мамаев
РИА "Новости"

Рассказ Бушманова более подробен, чем у предыдущих ораторов. Вот интересные детали из положительной характеристики Мамаева от соседей:

«Никогда не был замечен в алкогольном опьянении или за курением, не употреблял нецензурную лексику. Часто проводил время с детьми, устраивал турниры по футболу для них. За детскую площадку возле дома соседи ему благодарны отдельно, поскольку она была построена на средства Мамаевых».

Также адвокат сообщает, что Мамаев перевел 500 тысяч рублей на имя избитого водителя Соловчука в надежде на примирение. Пострадавший может в любой момент получить эту сумму, предъявив паспорт и номер перевода».

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл (слева) и футболист Павел Мамаев на заседании Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 год
Илья Питалев/РИА "Новости"

Адвокат рассказывает и о проблемах детей Мамаева со здоровьем, вызванных длительным отсутствием отца.

Так, малолетний сын футболиста Алекс стал заикаться. В медицинской справке говорилось, что его беспокоили ночные кошмары, и он около десяти дней кричал во сне.

Футболист Павел Мамаев на заседании Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Бушманов отмечает, что сотрудники МВД якобы снимали на видео Мамаева во время допроса в Главном следственном управлении МВД, а затем передавали эти кадры СМИ. Футболисту это не понравилось, и он попросил провести служебную проверку по данному факту, однако получил ответ о том, что никакой съемки на самом деле не было.

«Однако мы видим, что эти записи до сих пор находятся в СМИ», — подчеркнул Бушманов.

Самое интересное — характеристика Мамаева из «Краснодара», который вскоре после ареста футболиста открыто заявил, что приложит все усилия, чтобы расторгнуть с ним контракт.

«Мамаев работает в должности спортсмена-профессионала. За время действия договора нарушений не было. Справляется с надлежащими обязанностями. Подчиняется распоряжениям генерального директора и главного тренера. Правила внутреннего распорядка соблюдает. Трудности в общении не испытывает. За время работы показал себя в качестве квалифицированного сотрудника», — цитирует характеристику «СЭ».

Под этим отзывом подписался генеральный директор «Краснодара» Владимир Хашиг.

Сергей Галицкий и Павел Мамаев
РИА Новости

И стандартная характеристика на Мамаева:

«На учете у психиатра и нарколога не состоит. Соседи по квартире в Краснодаре претензий не имеют. К уголовной ответственности ранее не привлекался».

Бушманов зачитывает факты, которые могут быть смягчающими.

Так, ущерб машине избитого водителя Соловчука был незначителен.

Мамаев явился в полицию по собственной воле, не убегал, содействовал следствию. Дело возбудили за два часа до его прибытия в участок. Также футболист не отрицал своей вины, просил организовать встречу с Соловчуком для личного примирения, но получил отказ.

Кроме того, ему не позволили пройти медицинскую экспертизу, о которой игрок ходатайствовал, чтобы доказать, что сам тоже получил повреждения в потасовке.

Футболист Павел Мамаев, обвиняемый в хулиганстве и побоях, у здания Пресненского суда Москвы.
РИА Новости

Бушманов указывает, что Мамаев был готов возместить моральный ущерб всем пострадавшим от его действий и просил не отправлять его в СИЗО и избрать иную меру пресечения, поскольку это может привести к потере им работы — в данном случае футбольной карьеры.

Теперь очередь адвоката Мамаева Игоря Бушманова. Он начинает выступление с того, что отмечает расхождение между словами избитого водителя Соловчука, написанными в заявлении в полицию, и тем, что он говорил затем.

«Соловчук сначала просил привлечь к ответственности «неизвестных ему граждан, набросившихся на него и избивавших, а затем скрывшихся». А потом говорил, будто узнал Кокорина и Мамаева», — отмечает адвокат.

К сожалению, подобных несостыковок в этом деле довольно много.

Футболист Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

На Протасовицкого дали положительную характеристику в спортивном клубе, где он работал тренером.

«Трудится в качестве тренера по футболу семь лет. Проявил себя грамотным специалистом, с широким набором навыков, готовит футболистов разной возрастной категории. Его спортсмены — победители и призеры различных соревнований по футболу и бадминтону. Имеет авторитет и среди детей, и среди взрослых.

На высоком уровне выполняет поставленные задачи по подготовке спортсменов. Отзывчивый, требовательный, настойчивым. В любом деле стремится достигать высоких результат, не нарушая этических норм. Коммуникабельный, отличный товарищ и тренер», — приводит цитату Sport24.

Теперь начинает выступать адвокат Протасовицкого Тамара Прилипко. Она сразу начинает говорить о потасовке в кофейне между футболистами и чиновниками Денисом Паком и Сергеем Гайсиным. Юрист отмечает, что ее клиент, который хватал Гайсина за шею, таким образом лишь пытался прекратить разборки.

«Протасовицкий не причинял боли Гайсину. Его действия были направлены на погашение конфликта. Протасовицкий не наносил по Гайсину ударов — он лишь удерживал его», — утверждает Прилипко.

Также она дает характеристику на подопечного:

«Протасовицкий не судим, к уголовной ответственности не привлекался, не состоит на учете у психиатра».

Александр Протасовицкий перед началом заседания Пресненского суда города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Барик озвучил и отзывы о Кокорине-младшем, данные в СИЗО:

«За время содержания режим не нарушал, с сокамерниками поддерживает нормальные отношения, конфликтных ситуаций не создает. На меры воспитательного характера и критические замечания реагирует адекватно. Жалоб и претензий по условиям содержания к администрации СИЗО не высказывал».

Алексей Филиппов/РИА "Новости"

Барик оглашает перед судом положительную характеристику на Кокорина-младшего:

«Не судим, не привлекался к ответственности. Не состоит на учете у психиатра и в наркологическом диспансере. Не женат, уважают соседи и друзья. Активен, занимается спортом. Жалоб на него по месту проживания не поступало. Из университета дана такая характеристика: «Кирилл — студент факультет финансов и банковского дела, обучается на программе бакалавриата, поступил на основании аттестата. Отличался старательностью и аккуратностью, пользовался уважением однокурсников».

Первым доводы в защиту своего клиента высказывает адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик. Выясняется, что младший брат Кокорина подавал заявление в полицию на водителя Виталия Соловчука, с которым компания вступила в драку утром 8 октября. Кирилл просил возбудить уголовное дело по статье 116 Уголовного кодекса России — о побоях, видимо, считая, что водитель виноват в произошедшем не меньше, чем остальные участники потасовки. Однако ему отказали. Судя по всему, Барик указывает на это, как на подтверждение негативного настроя по отношению к обвиняемым.

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл Кокорин на заседании Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Заседание начинается!

Как и на всех предыдущих заседаниях, места в зале заняли в основном родственники подсудимых. Из прессы в зал допустили только представителей информагентств.

Пока у нас не начинается заседание, подсудимые сидят в своей «клетке» и откровенно скучают. Кокорин ответил еще на ряд вопросов о чемпионстве:

«Как узнал о чемпионстве? Кто-то из сторонних сказал. Жду медаль? Не в медали же дело. Главное, что выиграли, долгожданная победа. Последний матч не смотрел. Почему? Матч ТВ».

Александра Кокорина завели в зал суда, и его кто-то поздравил с чемпионским титулом в РПЛ с «Зенитом». «Спасибо», — ответил нападающий на поздравление.

Начало заседания задерживается из-за адвоката Протасовицкого Тамары Прилипко, которая сегодня должна предоставить доказательство в защиту своего клиента.

Александр Протасовицкий на заседании Тверского районного суда Москвы, 6 февраля 2019 года
Владимир Астапкович/РИА "Новости"

Адвокат Мамаева Бушманов дал небольшой комментарий перед началом этого заседания.

«Заключение обвиняемых скоро будет составлять уже год (в СИЗО сутки идут за два дня в колонии. — «Газета.Ru»). Это более чем достаточно для такого преступления с учетом наличия смягчающих обстоятельств, наличия сведений по компенсации одному из потерпевших. Мы за справедливое наказание и за правильную квалификацию действий наших подзащитных. Надеюсь, суд даст правильную правовую оценку случившемуся», — передает слова юриста Sport24.

Футболист Павел Мамаев во время заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Когда же приговор? Адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова считает, что все может выясниться уже 8 мая.

«С 6 мая будет представлять доказательства защита Протасовицкого и младшего Кокорина. С этого же дня уйдем в прения, а 8 мая может состояться приговор. Статья 213 (часть 2 — о хулиганстве в составе группы лиц), как считаю, в деле не подтвердилась. Никаких подтверждений, что Александр бил водителя Соловчука, нет», — цитирует юриста РИА «Новости».

Александр Кокорин (справа) и Александр Протасовицкий в суде
РИА Новости

Послушаем еще мнение адвоката Мамаева о прениях сторон, которые могут начаться сегодня:

«Это одна из самых важных и кульминационных этапов судебного процесса. Во время прений подводятся итоги, и каждая сторона убеждает судью в своей правоте. Важны, конечно, и исследования доказательств, и допросы свидетелей, потерпевших, подсудимых. Но прения позволяют четко прояснить позицию и дать суду возможность в приговоре ее либо опровергать своими доводами, либо с ней соглашаться».

Адвокат Игорь Бушманов общается с журналистами после заседания Тверского районного суда Москвы, 6 февраля 2019 года
Владимир Астапкович/РИА "Новости"

Подсудимые ждут начала слушаний, а вы пока можете почитать текст Cq про 10 лучших моментов в истории киберспорта.

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Если дело дойдет сегодня до прений, то нас ждут такие горячие обсуждения, каких еще, пожалуй, не было. Дело в том, что суд не имеет права ограничивать выступление какой-либо стороны по времени, если разговор идет по существу, так что речи адвокатов, скорее всего, будут насыщены деталями и максимально эмоциональны. Кроме того, во время своих высказываний стороны могут обмениваться репликами или возражениями, а значит мы увидим новый виток противостояния гособвинителя и защиты футболистов.

Футболист Павел Мамаев в Пресненском суде города Москвы, 10 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Если все адвокаты успеют высказаться, то уже сегодня стартует следующая фаза судебного процесса — прения сторон. Что это такое? Во время прений сторона защиты и обвинения выступают по очереди, высказывая свою окончательную позицию по делу с учетом всех выясненных фактов, а также имеющихся смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Так объяснил это в комментарии «СЭ» адвокат Мамаева Игорь Бушманов:

«Прения — это краткое изложение доказательств, которые исследуются судом, их сопоставление между собой. В прениях указываются обстоятельства, которые влияют на изменение квалификации, анализ обстоятельств, связанных с личностью подсудимых. Формулируется окончательная квалификация возможного наказания и его вида».

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов (на переднем плане) и сам футболист
РИА Новости

Ожидается, что сегодня прокурор Светлана Тарасова запросит наказание для всех подсудимых. А до выступления гособвинителя слово возьмут адвокаты Мамаева, Кирилла Кокорина и Протасовицкого, которые на прошлом заседании еще не успели предоставить доказательства в защиту их клиентов.

Брат футболиста Александра Кокорина Кирилл Кокорин во время заседания Пресненского районного суда Москвы, 9 апреля 2019 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Заседание Пресненского суда начнется в 12.00 по московскому времени, если, конечно, не будет задержки (что вряд ли).

Здравствуйте, уважаемые читатели «Газеты.Ru»! После паузы на первые майские праздники возобновляется процесс над футболистами Александром Кокориным, Павлом Мамаевым и их друзьями. «Газета.Ru» следит за развитием событий в режиме онлайн.

Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин, обвиняемые в хулиганстве и побоях, во время заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"