Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Разлука с Кокориным? Мамаева хотят оставить в СИЗО

Адвокат: у Кокорина обнаружена жидкость в коленном суставе

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, а также младший брат Кокорина Кирилл и общий друг компании Александр Протасовицкий, осужденные за драки в центре Москвы, получили возможность отправиться для отбытия наказания в одну колонию. Однако Мамаева хотят оставить в СИЗО «Бутырка» в качестве хозобслуги. Тем временем у Кокорина продолжают усугубляться проблемы со здоровьем — в травмированном колене недавно обнаружили жидкость.

28 июня стало известно, что футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, а также младший брат первого Кирилл и давний друг обоих футболистов — детский тренер Александр Протасовицкий, осужденные за драки в центре Москвы в октябре прошлого года, будут направлены для отбытия наказания в одну колонию общего режима.

Об этом журналистам сообщил заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Валерий Максименко.

«Когда из суда поступят документы, окончательно признающие, что приговор вступил в силу, они могут отправляться в исправительную колонию отбывать наказание. Все вместе будут отправлены в одну колонию в том случае, если от них лично не поступит отказных материалов, — цитирует Максименко агентство ТАСС.

— Например, если Кокорин не скажет, что не хочет отбывать наказание вместе с Мамаевым. Если такого не будет, то они все вместе будут отправлены».

И после этого заместитель директора отдельно подчеркнул для верности: «Все четверо».

Исправительное учреждение, которое выбрано для четверки осужденных, до сих пор не называется, так как это запрещено по законодательству России.

«Куда именно их направят — до момента их прибытия мы не можем это разглашать. Они сами, прибыв на место, должны уведомить тех лиц, кого посчитают нужным. Но осужденные отправятся в одно учреждение — такое решение принял директор ФСИН», — отметил Максименко.

Решение директора Федеральной службы исполнения наказаний основывается на том, что осужденные не являются участниками преступной группировки, иначе отбывать наказание в одной колонии они не имели бы права уже по закону.

«Мы не считаем их членами какой-то банды, которую надо разлучить, мы не считаем их ни преступным сообществом, ни группировкой. Я считаю, это люди, которые оступились — да, они совершили преступление, раз они осуждены судом, а проще говоря, они надебоширили»,

— рассказал замдиректора ФСИН.

Интересно, могли бы во ФСИН определить всех четверых в одну колонию, если бы судья Пресненского суда в своем приговоре не исключило из обвинительного заключения формулировку следствия о том, что свои преступления компания друзей совершила по предварительному сговору?

При этом Максименко рассказал, что отправиться в одну колонию — «это их выбор, и они имеют на это полное право».

«Может, они захотят побыть в тишине, чтобы никто не досаждал им вопросами и так далее»,

— рассуждал замглавы ФСИН.

Однако при этом существует вариант, при котором отбывать наказание футболисты и их друзья будут все-таки не вместе, а если и вчетвером, то вообще не в колонии. Максименко рассказал, что осужденные могут подать заявление во ФСИН, чтобы их оставили в отряде хозобслуги СИЗО.

Причем замглавы службы считает, что такой вариант является оптимальным для полузащитника «Краснодара» Мамаева, который за время пребывания в изоляторе заработал себе отличную характеристику.

«Исходя из того, что Мамаев в Бутырской тюрьме проявил себя исключительно с положительной стороны, ничего не нарушал, поощрен руководством СИЗО, если бы он отбывал наказание в Бутырском СИЗО, ему бы дали блестящую характеристику, на пять баллов, потому что он это заслужил», — подчеркнул Максименко.

Стоит отметить, что в случае получения хорошей характеристики у заключенного появилась бы серьезная возможность выйти досрочно.

Замдиректора ФСИН опроверг поступавшую ранее информацию, что Кокорины, Мамаев и Протасовицкий даже в теории не смогут подать заявления на условно-досрочное освобождение:

«На УДО они смогут подать сразу, здесь нет вопросов, но начальник колонии сможет дать характеристику где-то через полгода, как человек к нему приехал. В принципе, характеристику дает начальник колонии — а что может сказать начальник колонии для вновь прибывшего?»

Так что, даже несмотря на возможность подачи заявления на УДО, выйти досрочно из колонии общего режима четверке, судя по всему, не удастся. А вот если бы Мамаев остался в СИЗО, может быть, такой шанс у него и появился бы.

Адвокат младшего Кокорина Вячеслав Барик рассказал, когда стоит ожидать перевода его подзащитного и остальных осужденных в колонию.

«Сегодня, 28 июня, материалы дела должны поступить из Мосгорсуда в Пресненский районный, а в начале следующей недели в СИЗО поступит апелляционный приговор. С этого момента возникнут основания для начала решения этого вопроса. Как долго он будет решаться — неизвестно», — рассказал юрист.

А вот по поводу того, что все четверо будут отбывать срок в одном исправительном учреждении, защитник выразил сомнения.

«Впервые слышу об этом, не могу ничего пояснить. Не думаю, что всех четверых отправят в одну колонию», — цитирует Барика «Спорт-Экспресс».

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов также заявил, что не в курсе о возможности отправки Мамаева, Кокорина-старшего и остальных в одну колонию, но заявил, что его подопечный, конечно, не откажется от такого варианта.

«Хорошо. Я только поддерживаю. Вполне разумное будет решение для всех — ФСИН, подзащитных, защитников и журналистов, чье внимание сосредоточится на одном месте, а не на четырех», — рассказал Бушманов.

При этом адвокат выразил возмущение из-за того, что не может встретиться со своим клиентом уже несколько дней.

«Я три дня пытался к нему прорваться в СИЗО. Не получилось, — заявил Бушманов. — Вчера при мне позвонили и спросили: «Выведут Мамаева или нет?» Сказали, что нет. Наверное, есть какие-то указания.

3 июля пойду в изолятор, на эту дату записан. Без записи увидеться не удалось. Может, это связано с тем, что не хватает выводящих. Обращусь во ФСИН с соответствующей жалобой по данному вопросу.

Это называется нарушение прав на защиту. Мне вчера нужно было важные моменты с Павлом обсудить, я не смог этого сделать.

Сейчас уже нахожусь в командировке. А ведь нас не должны касаться проблемы ФСИН — нехватка людей, маленькие зарплаты... Не должно все это негативно отражаться на правах подзащитных и их представителей».

А вот адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова рассказала, что у нападающего «Зенита» в неволе продолжают усугубляться проблемы с травмированным и недолеченным коленным суставом.

«Каждый день Александра возят по разным медицинским учреждениям. На сегодняшний день обнаружена жидкость в коленном суставе.

В последнее время давали возможность тренироваться в изоляторе. По несколько часов ребята проводили в спортзале. Врачи считают, что если бы такой возможности не было, все было бы гораздо хуже.

Все довольны, что нашлось оборудование, которое передали родители Кокорина в качестве благотворительной помощи в декабре. Там есть оборудование, которое позволяет давать нагрузку», — цитирует Стукалову РИА «Новости».

— Нога болит, Саша пытается ее тренировать так, как это позволяют имеющиеся в спортзале тренажеры. Возможность тренироваться предоставляют».

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».