Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Тройные стандарты»: друга Кокорина оставили в колонии

Почему суд отказал в УДО другу Кокорина и Мамаева

Суд отказал в УДО другу Александра Кокорина и Павла Мамаева — детскому тренеру Александру Протасовицкому, который также принял участие в драках с водителем и чиновниками в центре Москвы. Таким образом, Протасовицкий единственный из четырех обвиняемых отсидит срок до конца. Адвокат тренера Татьяна Прилипко назвала это «тройными стандартами» и вспомнила, что даже «допытавшие человека до смерти» заключенные выходили досрочно.

Друг Александра Кокорина и Павла Мамаева — детский тренер Александр Протасовицкий, — отбудет свой срок в колонии до конца.

Клинцовский городской суд отказал приятелю футболистов в условно-досрочном освобождении, и теперь он пробудет за решеткой до 13 ноября, как и должен был изначально.

Адвокат заключенного Татьяна Прилипко назвала решение суда «тройными стандартами» и вспомнила случаи, когда совершившие более серьезные преступления люди выходили на волю досрочно.

«Я недавно читала в прессе про сотрудников колонии, которые довели пытками человека до смерти — вышли по УДО», — приводит слова юриста «Чемпионат.com».

Также Прилипко возмутил тот факт, что ее клиенту «отказали везде», хотя он проходил по тем же статьям, что братья Кокорины и Мамаев, — 213 («Хулиганство») и 116 («Побои»).

Напомним, Протасовицкий в ходе печально известных потасовок в центре Москвы, произошедших в октябре 2018 года, принял участие в избиении водителя ведущей Первого канала Виталия Соловчука и в драке с чиновниками — главой отдела Минпромторга Денисом Паком и гендиректором НАМИ Сергеем Гайсиным.

На судебных слушаниях тренер признался, что действительно нанес два удара Соловчуку, однако заверил, что сделал это случайно, поскольку пытался «развести всех руками», чтобы не допустить развития конфликта.

А по поводу потасовки с чиновниками тренер заявил, что схватил Гайсина за шею, чтобы удержать от агрессивных действий. Однако сами пострадавшие придерживались другой точки зрения.

В частности, Гайсин обвинил Протасовицкого в том, что тот применил к нему «удушающий прием», после чего младший брат Кокорина Кирилл сумел нанести по нему удар.

Также примечательно, что другой приятель Кокорина и Мамаева Карен Григорян, который не принимал участия в драках, но находился с компанией в то роковое утро, рассказал на суде, что именно Протасовицкий первым заявил друзьям, что сидящий за соседним столиком Пак похож на исполнителя корейского хита «Гангнам Стайл».

Затем, по словам Григоряна, Протасовицкий сообщил об этом и самому чиновнику, из-за чего началась перепалка, переросшая в драку.

Однако Александр Кокорин, атаковавший Пака стулом, и Кирилл Кокорин, который нанес ему несколько ударов, вышли на свободу по УДО еще 17 сентября. Также вместе с ними колонию покинул Мамаев, применивший насилие к Гайсину.

А вот Протасовицкий, который не причинил чиновникам такого ощутимого физического вреда и в основном запомнился по конфликту с водителем Соловчуком (где как минимум такую же активность проявили Кирилл Кокорин и Мамаев), останется сидеть дальше.

Официальной причиной отказа ему в УДО стали взыскания, которые Протасовицкий получил еще во время пребывания в следственном изоляторе «Бутырка» в ожидании приговора.

Адвокат тренера Татьяна Прилипко сообщила, что ее клиенту вменяют мелкие дисциплинарные нарушения — например, он однажды расправил кровать после подъема. Однако, по ее словам, обвиняемый не получал никакого уведомления об этих взысканиях, пока находился в СИЗО, а в колонию эта информация дошла только спустя два месяца после того, как Протасовицкий там оказался.

Кроме того, Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) дала заключенному положительную характеристику по итогам его пребывания в «Бутырке». Однако затем внезапно стало известно об изъянах в его поведении.

«Я думаю, что Протасовицкому придумали эти взыскания за его принципиальность, — заявила Прилипко в комментарии телеканалу «Звезда». — Давление на него оказывалось с самого начала, с предварительного следствия.

Когда был первый допрос, следователь предложил ему дать показания против Мамаева и братьев Кокориных о том, что был предварительный сговор, и уйти домой либо сесть вместе с ними».

Однако Протасовицкий, по словам адвоката, отказался свидетельствовать против друзей, за что теперь якобы расплачивается.

Также Прилипко обратила особое внимание на тот факт, что ее клиент был отправлен не в колонию Белгородской области возле города Алексеевка, как братья Кокорины и Мамаев, а отдельно от них — в исправительное учреждение под Брянском.

В результате его ходатайство на УДО рассматривалось не в связке с аналогичными прошениями звездных футболистов, а отдельно — другим судом и в другом городе, что могло повлиять на итоговое решение.

«Заместитель начальника УФСИН Валерий Максименко прилюдно заявил, что все четверо будут отправлены в одну колонию, но вышло по-другому. Мы так и не поняли, почему Кокорины и Мамаев уехали вместе, а Александр еще неделю сидел в СИЗО в ожидании этапа в другое место отбытия наказания»,

— заявила адвокат.

К слову, футболисты обещали явиться на слушание по поводу УДО Протасовицкого в Брянскую область, но слова не сдержали. В данный момент Кокорин активно пытается набрать форму в расположении «Зенита», а Мамаев вовсю осваивается в своем новом клубе — «Ростове».

Прилипко сообщила, что поведение друзей очень расстроило Протасовицкого, но он их понял.

«Саша надеялся, что они приедут, ждал их. Однако мы прекрасно понимаем, что в данный момент у них есть и свои проблемы, связанные с футболом», — отметила юрист.