Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Как в зоопарке»: откровения осужденного друга Мамаева

Осужденный друг Кокорина и Мамаева не смог объяснить отказ ему в УДО

Осужденный вместе с футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым Александр Протасовицкий впервые после выхода из колонии рассказал о причинах произошедшего и несостоявшегося УДО. По его признаниям, в ходе процесса он себя чувствовал «как в зоопарке».

Бывшие футболисты сборной России Александр Кокорин и Павел Мамаев освободились из колонии еще в сентябре, а еще один проходивший обвиняемым по делу о драках в центре Москвы Александр Протасовицкий вышел из исправительного учреждения позже. Оба спортсмена не отбыли полный срок: суд удовлетворил их ходатайства об УДО. А вот Протасовицкому было отказано с формулировкой «не достиг цели наказания».

Если при рассмотрении прошений Кокорина и Мамаева об условно-досрочном освобождении из колонии в Белгороде направили положительные характеристики, то их другу пришло три взыскания — в том числе и за застеленную в неположенное время кровать. Сторона Протасовицкого полностью отрицала вменяемые ему нарушения, а адвоката Татьяна Прилипко причиной отказа в УДО назвала «самодурство» судьи. Сейчас он продолжает настаивать, что не понимает, почему отсидел дольше других.

«Почему меня не выпустили по УДО? Мне и самому интересно. Никогда ни с кем не конфликтовал. Вообще не представляю, какие могут быть конфликты с администрацией. Мы всегда были вежливы и культурны, к нам нормально относились. Для меня стало удивлением, когда перед судом об УДО появились эти взыскания. Меня еще в СИЗО вывели на комиссию. Ребята на тот момент уже уехали, а я оставался в «Бутырке», ждал этапа. Ко мне обратился сотрудник — почему, мол, сплю под одеялом. Я говорю, этого не происходит. Максимум, ноги прикрыл. Он позвонил на корпус, убедился в этом — все-таки у нас везде онлайн-камеры стоят, вопрос был закрыт.

А потом в лагерь пришли три взыскания. Причем, одно за тот день, когда я ехал в вагоне на этапе», — рассказал Протасовицкий в интервью «СЭ».

Как пояснил бывший заключенный, он не может назвать имя человека, которому было выгодно его нахождение в колонии.

«Чья-то инициатива. На ровном месте такого не происходит. Чья именно — пусть остается на совести этого человека», — отметил он.

Напомним, что Протасовицкий стал одним из фигурантов громкого дела об избиении чиновников Дениса Пака и Сергея Гайсина, а также водителя Виталия Соловчука, работавшего в тот момент у ведущей Первого канала Ольги Ушаковой. В октябре прошлого года компания в составе футболистов, Протасовицкого, младшего брата форварда «Зенита» Кирилла Кокорина и их спутниц устроила две потасовки. По итогам разбирательства братья Кокорины были осуждены на год и шесть месяцев лишения свободы, а Мамаев — на год и пять месяцев. В ходе процесса суд неоднократно продлевал арест — подозреваемые находились в следственном изоляторе восемь месяцев. Многие представители спортивного мира и общественности посчитали, что суд был «показательным».

«Мы понимали, что глобально решение принято и все идет по сценарию. Но не знали итога. Кто-то развивал события так, как нужно, но мы ничего не знали. И это держало в напряжении. Что касается, общественного мнения, то да — сначала все отвернулись, потом стали понимать, что идет перебор с наказанием. Но общественное мнение могло повлиять на то, чтобы нас арестовали, но не на то, чтобы отпустили. И вот это казалось не очень справедливым.

Напрягало, что процесс был открытым. Сидишь за стеклом и чувствуешь себя как в зоопарке. Только внутри клетки. Как будто люди пришли поглазеть на тебя», — признался Протасовицкий.

Кокорины и Мамаев впоследствии были помещены под стражу в исправительной колонии №4 в Алексеевке (Белгородская область), а 17 сентября отпущены на свободу после удовлетворения их ходатайств об УДО. Протасовицкий же отбывал наказание в городе Клинцы Брянской области и освободился в ноябре.

«Почему дружеская посиделка вылилась в такое безобразие? Нет объяснения. Думаю, это все-таки случайная цепь событий. Так вот шаг за шагом развивалась нехорошая история. Один конфликт, второй... Настроя кого-то избить у нас точно не было. Не думаю, что алкоголь стал причиной. Дело в другом. Не хочу копаться в деталях того вечера, уже это все много раз обсудили. Мы свое наказание понесли и вернулись — это главное», — считает Протасовицкий.

После освобождения Кокорин подписал новый контракт с «Зенитом», а Мамаев, расторгнув соглашение с «Краснодаром», перешел в «Ростов» на правах свободного агента. Оба футболиста смогут играть за свои клубы после того, как откроется новое заявочное окно — 1 января. В свое время Протасовицкий тоже занимался футболом, где и познакомился с Мамаевым, и даже, как он уточнил, вызывался в составе юношеской сборной России на Кубок содружества. По его мнению, что его товарищи, несмотря на заключение и долгий перерыв, смогут вновь заиграть на высоком уровне.

«Они классные футболисты и однозначно вернутся на свой уровень. В нашей стране немного таких. Верю, что все будет хорошо», — сказал он.

Участники самой нашумевшей драки года лично пока так и встретились, поскольку «у каждого пока очень много дел». Однако Протасовицкий считает, что в будущем они обязательно найдут время для встречи.