Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Нас хотят убить»: как Степановы живут в США

Информаторы WADA Степановы заявили, что им угрожают расправой

Семья российских информаторов WADA Юлия и Виталий Степановы дали интервью, в котором рассказали о своей жизни в США после бегства из России. Как заявили супруги, они до сих пор не получили обещанного постоянного места жительства в Штатах, а также регулярно подвергаются угрозам после того, как раскрыли Всемирному антидопинговому агентству подробности о допинге в российском спорте.

Российская бегунья на средних дистанциях Юлия Степанова и ее муж Виталий, бывший главный специалист образовательного отдела Российского антидопингового агентства (РУСАДА), являются едва ли не главными антигероями в отечественном спорте после экс-директора московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова.

В феврале 2013 года Антидопинговая комиссия Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) отстранила спортсменку на два года по обвинению в нарушении правил, а именно — на основании «отклонений показаний крови в ее биологическом паспорте». Результаты бегуньи, достигнутые ею с марта 2011 года, были аннулированы, а вернуться в спорт Юлия смогла только в начале 2015 года.

К тому моменту россиянка вместе со своим супругом уже была в бегах: годом ранее Степановы выступили в главных ролях документального фильма известного немецкого журналиста Хайо Зеппельта о допинге в российском спорте, в котором от первого лица рассказали, как часто и каким образом проводились махинации, какие запрещенные препараты принимали отечественные атлеты и кто помогал им подменять положительные допинг-пробы. Семья сначала бежала в Германию, затем попросили политического убежища в Канаде, а с 2016 года проживают в США.

В том числе из-за показаний Степановых российские легкоатлеты не были допущены до летних Олимпийских игр — 2016 в Рио-де-Жанейро. Причем санкции от Международного олимпийского комитета (МОК) были приняты и в отношении самой Юлии Степановой, хотя ее активно поддерживали Всемирное антидопинговое агентство (WADA) и Международная федерация легкоатлетических ассоциаций (World Athletics) за вклад в рамках борьбы с допингом в спорте.

На протяжении долгого времени беженцы не выступали перед общественностью, объясняя это боязнью за свое здоровье и жизнь. Сейчас у супругов имеется шестилетний сын Роберт, за него родители также беспокоятся. На днях семья информаторов WADA дала интервью американскому изданию The New York Times. Причем в соображении безопасности репортеров Степановы так и не пригласили, ограничившись предоставлением лишь нескольких фотографий из своего дома.

В своем рассказе Юлия и Виталий отметили, что при переезде в США им обещали обеспечить постоянное место жительство на территории страны, однако семья до сих пор стоит в очереди на получение данного права. За все годы после переезда в Штаты они минимум шесть раз сменили место своего обитания. Из-за отсутствия прописки и гражданства у супругов нет и работы. Юлия продолжает заниматься бегом, рассчитывая все-таки в ближайшем будущем попасть на Олимпиаду. Хотя если путевки в Токио-2020 она не получит — что является наиболее вероятным развитием событий, — то со спортом покончит. Виталий же, окончив колледж в США и получив два диплома, работает консультантом, периодически встречаясь с президентом МОК Томасом Бахом и некоторыми членами комитета.

Их основной заработок идет именно от МОК. Международный олимпийский комитет выплачивает Юлии Степановой дотации, положенные спортсменке для компенсации расходов на тренировки и подготовку к Играм, но каким именно является бюджет — неизвестно.

По признаниям супругов, он существенно превышает $18 тысяч в год, которые Виталий Степанов получал в РУСАДА, еще работая там. Сами же информаторы WADA считают себя представителями американской семьи среднего класса: роскошной жизни они себе позволить не могут. По их словам, большую часть мебели в свой дом они приобрели по объявлениям в интернет-магазинах, остальное — в подарок от местных благотворителей. Автомобиль спортсменка также приобрела подержанный, а на ужин покупают пиццу на вынос по акции.

«Мы такие же, как и другие обычные американцы. Выделяет нас только то, что мы — беженцы, информаторы, осведомители. Когда мы ввязались в эту историю, то не знали, что зайдет все настолько далеко. Мы до сих пор не можем поверить, что россиян не пустят на Олимпиаду в Токио. Но зато теперь мы добились того, что Россию наказывают по-настоящему, а не ограничиваются полумерами»,

— сказал Виталий Степанов.

Говоря о том, что «дело зашло слишком далеко», супруг спортсменки вспомнил последний вердикт исполкома WADA, признавший Россию в нарушении антидопинговых правил и многочисленных махинациях с данными московской лаборатории, из-за которой весь отечественный спорт получил тотальный бан на четыре года: россиянам запрещено выступать на крупных международных соревнованиях, разрешено участвовать в них лишь после получения нейтрального статуса, а РУСАДА дискредитировано.

Сами Степановы, по их словам, живут в изоляции от общества. У них нет знакомых, со своими бывшими коллегами по цеху, тренерами и другими отечественными спортсменами они связь оборвали и больше никак не контактируют. Изредка Юлия связывается со своими родственниками в социальных сетях, но не более. Как признаются супруги, на это есть свои причины. По их убеждениям, в России Степановых теперь считают предателями. Так, Юлия вспомнила высказывание президента страны Владимира Путина, который в одной из своих пресс-конференций назвал спортсменку иудой.

«В России нас ненавидят. Ненавидят за то, что мы сказали правду. В интернете про нас пишут, что мы — предатели. Нас хотят убить. Они пишут: «Их нужно устранить, они предатели, их надо отравить». В США же мы чувствуем себя в безопасности. Мы хотим остаться здесь. Обратной дороги для нас уже нет. В Америке я чувствую себя как дома. Я счастлива здесь, я рада просыпаться каждое утро со своей семьей, мне было суждено оказаться в Штатах»,

— высказалась российская бегунья.

Впрочем, как призналась Юлия, знакомые в США у них все-таки имеются, хоть и в малом количестве. В основном это близкие соседи, но общение с ними является бытовым, нежели личным.

«Я не хочу сближаться с кем-то, заводить друзей, не хочу, чтобы кто-то был рядом со мной, ведь боюсь, что мне причинят боль. Да, здесь есть дружелюбные люди. В беседе с ними я стараюсь не вспоминать свое спортивное прошлое. Одна соседка как-то сказала мне: «Мы на твоей стороне». Но после этого мой муж резко отреагировал на это, заявив, что мне запрещено общаться с кем-либо», — рассказала Юлия.

В своей карьере Степанова становилась бронзовым призером российского первенства. Лучшее же ее достижение на международных стартах — третье место в беге на 800 м на чемпионате Европы в помещении, который прошел в 2011 году в Париже. Однако этот результат был аннулирован, как и серебро национального чемпионата в 2011 году. Сейчас бегунья надеется на попадание на Олимпиаду в Токио, однако верит в это с трудом.

В любом случае, Юлия считает, что 2020 год станет для нее последним в большом спорте — 33-летняя россиянка планирует завести еще одного ребенка. В том, что Степанова вряд ли попадет на ближайшие Игры, уверен и ее муж, который не видит смысла помогать ей готовиться к соревнованиям. И Виталий, и Юлия убеждены, что свои профессиональные навыки бегунья уже исчерпала, а свою дистанцию пробегает сильно хуже отборочного олимпийского норматива. Но от психологической поддержки муж спортсменки не отказывается: и он, и экс-президент «Бриллиантовой лиги» Патрик Мадьяр выделяют у Степановой особенный характер.

«Для нас участие в Олимпийских играх — 2020 — это только мечта. Не более. Впрочем, мы продолжаем работать, чтобы у Юли оставалась цель, мотивация. Мне приятно наблюдать за тем, как она занимается своим любимым делом, получая от этого удовольствие», — заключил Виталий.