Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
  • Вчера
  • Сегодня
  • Завтра
Биатлон / Чемпионат мира. Антхольц
Развернуть

Эксклюзив

«Поеду к Тутберидзе»: итальянец рассказал о дружбе с Щербаковой

«Впечатляет Трусова, дарю подарки Щербаковой»: интервью фигуриста Грассля

Итальянский вундеркинд Даниэль Грассль уже пробовал сделать пятерной прыжок, чем поразил даже Александру Трусову, а на чемпионате Европы по фигурному катанию проиграл всего два балла Морису Квителашвили в борьбе за бронзу. В интервью «Газете.Ru» Даниэль рассказал, почему хочет попроситься на стажировку к Этери Тутберидзе, как сложились его теплые отношения с Анной Щербаковой и признался, что чемпионат Европы в Белоруссии ему понравился гораздо больше, чем в Австрии, где не было горячей воды и еды.

«Не думал, что на подиуме будут россияне и Квителашвили»

— Тебе 17, это твой второй чемпионат Европы в карьере, и тебе не хватило всего двух баллов, чтобы получить медаль. В этом больше счастья или разочарования?

— Я был счастлив по поводу своей произвольной программы, потому что моей целью было прокатать чисто, и это удалось. Да, судьи поставили мне несколько недокрутов, но я все равно был удовлетворен.

А вот в короткой программе я в первый раз решил включить два четверных прыжка — риттбергер и лутц — и упал со второго

(лутц стоял во второй половине программы. — «Газета.Ru»).

По возвращении в Италию буду работать больше, чтобы избегать недокрутов и подобных ситуаций. Я хочу показывать все прыжки настолько чисто, чтобы судьям даже не нужно было смотреть повтор.

Но в целом я доволен итоговым результатом на чемпионате Европы, хотя и разочарован тем, что он принес мне лишь четвертое место.

— Весь мужской пьедестал заняли парни, тренирующиеся в России, — Дмитрий Алиев, Артур Даниелян и Морис Квителашвили, который представляет Грузию, но занимается в группе Этери Тутберидзе. Что подумал, увидев такие результаты?

— Все эти ребята — хорошие фигуристы. Но, честно, если бы я заранее пытался предположить, кто попадет на подиум, то не сказал бы, что это будут Алиев, Даниелян и Квителашвили.

Как минимум, я предполагал, что там окажется француз Кевин Аймоз (в финале Гран-при этого сезона он уступил только Нэйтану Чену и Юдзуру Ханю, став бронзовым призером. — «Газета.Ru»). Но Кевин даже не квалифицировался в произвольную программу. Так что да, такой подиум оказался для меня немного неожиданным.

— Можешь сравнить два чемпионата Европы, на которых ты побывал, — в Минске в 2019 году и в Граце в 2020?

— В Белоруссии было очень здорово. Это был мой первый Евро, так что все было в новинку. Кроме того, в Минске была такая большая арена… это было супер. Мои результаты также порадовали: я не ожидал, что займу шестое место, и ставил себе цель просто попасть в топ-10.

Но я выступил хорошо — откатал чисто короткую программу, став первым европейцем, который приземлил четверной риттбергер. Так что и шестое место тогда сделало меня очень счастливым.

Что касается Евро в Граце, то здесь я ставил себе задачу попасть в топ-5 и оказался четвертым. В следующем году уже хочу быть в тройке, но вообще мой самый амбициозный план теперь — одержать победу.

«Евро в Минске понравился гораздо больше, чем в Австрии»

— Насколько тебя удивил специально созданный для Евро каток в Граце под надувным шатром?

— Тут довольно маленький каток для чемпионата Европы. Я ожидал, что для таких соревнований он будет больше. К тому же в первые дни я ощущал, что лед здесь не совсем такой, как обычно, надо было привыкнуть.

Слышал, что большой каток в Граце был недоступен из-за того, что его занимала хоккейная команда, поэтому пришлось создать этот. Выходит, что хоккей в Европе более важен, чем фигурное катание (смеется).

В целом мне больше понравился чемпионат Европы в Минске — там было очень много зрителей, а в Граце на короткой программе мужчин сидели, наверное, человек 20.

На произвольной, к счастью, было гораздо больше людей. Возможно, такая посещаемость объяснялась тем, что короткая проходила днем в среду, и люди должны были работать, а произвольная — в четверг вечером.

Но в любом случае в Минске арена всегда была заполнена, и это вызывало совершенно другие эмоции на льду. На том Евро я также нашел возможность немного прогуляться по городу, и мне очень понравилось.

В Граце мне тоже хорошо, но здесь я уже был много раз на соревнованиях и до чемпионата Европы. Мне этот город кажется обыкновенным, ничего особенного (смеется).

— Российские фигуристы рассказывали, что в первый день в Граце у них в отеле не было горячей воды. Ты с таким не сталкивался?

— Говоря начистоту, организация была не самой хорошей.

Когда мы приехали в отель, там не было еды и горячей воды. Причем воды не было вплоть до предпоследнего соревновательного дня.

Организаторы постоянно пытались решить эту проблему, но долго не получалось.

Шаттл до арены всегда опаздывал, а ведь нам около получаса добираться до катка. В общем мне гораздо больше понравился чемпионат Европы в Минске. Там и в России фигурное катание является важным видом спорта, так что никаких проблем с организацией не было.

«Хочу попроситься на стажировку к Тутберидзе»

— Ты очень много работаешь с различными специалистами на стажировках. Однажды тебя можно будет увидеть в России, как Шому Уно?

— Мне очень нравится Россия, и я хотел бы поехать летом на стажировку в группу Этери Тутберидзе. Я спрошу у нее, можно ли мне будет приехать летом на две недели или в мае. Знаю, что это будет очень сложно, но я хочу попробовать новые техники. Мой тренер Лоренцо Магри постарается помочь мне все это организовать.

— Насколько я знаю, раньше ты уже стажировался у других российских тренеров.

— Да, я занимался в Италии в лагере Алексея Мишина. У нас в стране проходит много стажировок с его участием, и фигуристы из сборной Италии всегда занимаются с ним. Мне действительно комфортно работать под руководством Мишина — с ним я оттачиваю прыжки.

— Тройной аксель?

— Нет, он сказал, что не будет менять мой триксель, потому что он и так в порядке (смеется).

— А как ты выучил риттбергер?

— Свой первый четверной риттбергер я прыгнул, когда стажировался у Евгения Рукавицына — тренера Дмитрия Алиева. Это было два года назад. В тот же год я прошел стажировку у Светланы Соколовской — тренера Александра Самарина. С ней мне также очень понравилось работать.

Все эти наставники приезжают в Италию, в Фондо, и неделю проводят занятия. В прошлом сезоне я, к сожалению, не поехал на это мероприятие, потому что должен был учиться. Думаю, в этом сезоне также не смогу присутствовать из-за уроков. Но вообще мы любим устраивать стажировки с разными тренерами, потому что мой наставник хочет попробовать разные техники, изучить что-то новое, смотреть, как работают другие.

— Какой четверной ты исполнил первым на соревнованиях?

— Лутц. Его я выучил полностью под руководством своего тренера Лоренцо Магри.

— Твоя короткая программа этого сезона под «Реквием» Моцарта начинается с необычных жестов, словно ты в невесомости гоняешь каплю воды то вверх, то вниз.

— Да! Эти жесты придумал мой хореограф Бенуа Ришо. Они должны лучше подчеркнуть легкость моего образа — в первой части программы я ангел. Светлый ангел. А вот во второй, когда музыка становится более сильной, я становлюсь уже темным ангелом, и таких взмахов там нет.

— В произвольной программе под «Single Man» и «Nocturnal Animals» Абеля Коженевски у тебя был костюм с жуткими каплями крови на сердце, словно там раны от выстрелов.

— Да, не все поняли этот костюм, так что я его заменил, сделал более спокойным — голубого цвета. История, которую я показываю, посвящена мужчине, который потерял свою жену в автокатастрофе. В середине программы я вижу, как моя любовь умирает… Да, это драматичный сюжет. Поначалу мне было сложно выражать такие чувства, но с каждым турниром замечаю прогресс.

«Пробовал летом пятерной прыжок»

— Ты владеешь очень сложными четверными прыжками — лутцом, флипом, риттбергером…

— Да, я вставил их все в мои программы на чемпионате Европы! Даже в короткую включил лутц и риттбергер, хотя знал, как трудно будет это осуществить. Понимаете, в короткой я нервничаю гораздо больше — там есть всего три прыжка и ошибаться нельзя. Но я упал с одного элемента.

А вот в произвольной я был очень спокоен и сделал свою работу — показал все три квада — лутц, флип и риттбергер. На чемпионате мира мы с тренером думаем оставить в короткой только один четверной, а вот в произвольной поставить сразу четыре. Но мы еще не решили точно.

Александра Трусова рассказывала, что ее поразила твоя попытка пятерного на одном из шоу.

— Да, это было в прошлом мае на шоу в Болонье. Я всегда пробую исполнить сложные прыжки по окончании сезона, а вот в середине не рискую, чтобы не получить травму. Летом тоже пробовал прыгнуть пятерной, и в целом попытка была неплохой.

— Ты не показываешь на соревнованиях четверные тулуп и сальхов, которые считаются более простыми. Почему они для тебя сложнее, чем тот же лутц?

— Я уже делаю тулуп на тренировках, но не рискую вставлять в программы, потому что более стабильными у меня все же остаются флип, лутц и риттбергер.

Это объясняется тем, что ведущей ногой у меня является правая, а в сальхове и тулупе идет больше упора на левую. Тем не менее на тренировках я уже делаю все четверные — в том числе и те, которые пока не показывал на соревнованиях.

— В Европе есть немало талантливых одиночников, которые исполняют самые разные и дорогие четверные, но таких титанов, как Нэйтан Чен и Юдзуру Ханю, в последнее время не появлялось. Как думаешь, в чем причина?

— Во-первых, пока мешает недостаток стабильности. А во-вторых,

в Европе сейчас достаточно много молодых фигуристов, в то время как Чен и Ханю гораздо дольше выступают на взрослом уровне. Например, у нас есть Артур Даниелян — он в первый раз соревновался на взрослом чемпионате Европы в этом сезоне и взял серебро.

Так что я думаю, что через несколько лет европейские одиночники достигнут высокого мирового уровня. Может быть, одним из них станет итальянец. Надеюсь на это (смеется).

«Больше всех впечатляет квадами Трусова, но поддерживаю Щербакову»

— Спустя день после завершения соревнований одиночников ты пришел на арену смотреть выступления женщин.

— Да, смотреть последнюю группу у девушек — это все равно что следить за мужскими соревнованиями (смеется). Эти фигуристки очень здорово исполняют четверные — я не знаю, как они делают это с такой легкостью.

Больше всех меня впечатляет своими квадами Трусова, потому что в финале Гран-при она пыталась вставить в произвольную сразу пять!

Это настоящее сумасшествие, особенно для девушки (смеется). На чемпионате Европы мне была очень интересна борьба этих фигуристок, а поддерживал я Анну Щербакову.

— Почему?

— Мы часто пересекались с ней на различных шоу, так что я неплохо знаю Аню и всегда болею за нее. Смотрел также чемпионат России в декабре и радовался ее победе.

С Аленой и Александрой я тоже виделся на шоу, но мы не очень много общались. С Сашей, например, говорили друг другу «Привет». С Аленой встречались на одном гала-вечере не так давно — в январе — и тоже в основном только здоровались.

С Аней же мы познакомились еще до всяких шоу — на этапе юниорского Гран-при в Братиславе, а затем еще встретились на юниорском чемпионате мира в Загребе. Там я уже подарил ей сувениры из Италии, а она мне — из России.

«Пришел в фигурное катание случайно — увидел Ханю»

— Ты из итальянского города Мерано. Какой вид спорта там наиболее популярен?

— Футбол. В Италии в основном все увлечены футболом, но мне он не особенно нравится. Да, я смотрю его, но без большого восторга и не болею ни за один клуб. Вначале я пытался заниматься футболом — получалось так себе.

Перед тем, как уйти в фигурное катание, я серьезно играл в теннис. Причиной стало то, что мой отец и сестра занимались этим видом спорта, но у меня он в итоге остался как хобби.

Основным же занятием я выбрал фигурное катание — это произошло после того, как я сходил на этап юниорского Гран-при в Мерано в 2008 году.

В то время я занимался хоккеем и просто перед тренировкой зашел на трибуны посмотреть. Там катался Юдзуру Ханю. Я спросил маму, а можно мне тоже попробовать?

Она ответила «Да», и фигурное катание быстро увлекло меня.

— Как ты встретился со своим нынешним тренером Лоренцо Магри?

— Моим первым наставником в Мерано стала Людмила Младенова. Но потом она переехала работать в другое место, а я не мог последовать за ней, поэтому нашел нового наставника — Лоренцо.

Для занятий приходится ездить в Энье, который располагается в 35 минутах от моего дома. Родители возят меня каждый день на тренировки, а потом — обратно. Там же я посещаю частную школу. С утра — с восьми до двух часов — я занимаюсь фигурным катанием, а во второй половине дня учусь. Уроки проходят до полшестого вечера.

Потом я возвращаюсь домой, делаю криотерапию — на три минуты погружаюсь в холод, где температура может достигать «-90», «-100» градусов, — и так каждый день.

Если же я чувствую какую-то боль после тренировки, то обращаюсь к физиотерапевту. Я еще никогда не получал серьезных травм — только небольшие повреждения, которые быстро проходили.

Все свои четверные я выучил без единой серьезной травмы. В дальнейшем я собираюсь освоить пятерной — и меня это нисколько не пугает. К счастью, у меня такое тело, что я могу успешно противостоять повреждениям.

— Какие у тебя планы на конец этого сезона?

— Поеду сначала на юниорский чемпионат мира, где ставлю своей целью победить. В прошлом году я занял третье место на ЮЧМ, и надо прогрессировать, хотя я понимаю, что это будет непросто: в соперниках будут японец Юма Кагияма и россияне Андрей Мозалев и Даниил Самсонов.

После ЮЧМ я поеду также на взрослый чемпионат мира в Монреале. Конечно, физически это будет сложно, ведь между двумя турнирами всего около недели, но мой хороший друг Люк Майерхофер из Австрии в прошлом году также участвовал в двух мировых первенствах и сказал мне: «Это не так сложно, как ты думаешь».

Так что теперь я совершенно спокоен.