Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Аборт и допинг: откровения Анфисы Резцовой о сборной

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Анфиса Резцова призналась в употреблении допинга

Олимпийская чемпионка Анфиса Резцова призналась, что в своей карьере она употребляла допинг. Бывший тренер сборной Александр Грушин жестко ей ответил. Теперь спортсменка утверждает, что не произносила слово «допинг».

Отечественный биатлон трещит по швам от всяческого рода скандалов. 27 гонок подряд уже длится серия без побед для сборной России, но на этот раз внимание на себя обратила бывшая биатлонистка и лыжница, золотой и серебряный призер Олимпийских игр Анфиса Резцова. В большом интервью экс-спортсменка призналась во многих тяжелых вещах, происходивших в ее карьере.

У Резцовой четверо дочерей, двое из них — Кристина и Дарья — пошли по стопам матери и стали биатлонистками. По словам Рецзовой-старшей, у нее в жизни был эпизод, когда ее буквально «заставили» сделать аборт. Это произошло летом 1987 года, когда сборная уже вела подготовку к Олимпиаде в Калгари. На сборе выяснилось, что у Резцова и Елена Вяльбе беременны. Поскольку Вяльбе была юниорка, то, как утверждает Резцова, «Лене разрешили рожать», а ее отправили в диспансер. В конечном итоге Резцова, несмотря на то, что три года до этого не могла забеременеть, согласилась на аборт, но в ответ попросила у Спорткомитета квартиру.

«Она беременная, но нам нужны медали – она не должна рожать», – это исходило от тренеров», — вспоминает сейчас экс-биатлонистка.

На Игры в Канаду Резцова впоследствии поехала, но в личных соревнованиях завоевала только серебро (золото — в эстафете), и этот результат был неудачным. И на этот счет у Резцовой есть свое объяснение: она уверяет, что некоторые спортсмены в то время употребляли запрещенные препараты.

«Я проиграла Тамаре Тихоновой, которая потом ничего не выиграла. С Томой мы до сих пор общаемся, я не держу зла на нее. Я знаю, почему она выиграла. Я не буду озвучивать. К Олимпиаде мы готовились двумя группами: она была у Александра Грушина, я у Николая Лопухова. В нашей группе допинга не было – только кровь. У нас забирали кровь три или четыре раза в подготовительный период. Тренеры видели, когда мы чувствуем себя хорошо, и отправляли на сдачу. У нас брали 800 мл, выливали в банку. Ее в холодильник, потом нам вводили зимой – нашу же кровь. Наверное, кому-то это помогало – честно, по эффекту я ничего не чувствовала», — рассказала Рецзова.

Тихонова на Играх в Калгари взяла две золотые медали и одну серебряную. В последующие два года она выиграла две бронзы, одно серебро и одно золото чемпионатов мира.

На тот момент Резцова, как она утверждает, не чувствовала, что переливание крови является допингом. Впервые она ощутила на себе влияние запрещенных препаратов в 1996 году, когда вернулась в лыжные гонки. Напарница по команде Ольга Данилова позднее выиграла две золотые медали на Олимпиаде в Нагано — это для Резцовой был явный пример допинга.

«Чувствовала допинг, когда нас кололи во все места: и сюда, и сюда, и сюда. Да, эффект был. Пахала как лось, и мне сказали: надо еще делать это. Данилова, тренировалась у Грушина, две или три Олимпиады проездила чисто символически. И тут в 98-м вдруг выигрывает. Ничего не понимаю – каким местом? А у нее был спонсор, Владимир Александров – по-моему, производитель телевизоров «Рубин». Он ей делал программу через доктора», — заявила бывшая лыжница для Sports.ru.

После этого Резцовой тренер Александров якобы предложил «проплатить доктора»...

«Я пришла к доктору: всем делаете, давайте и мне. И вот здесь на самом деле почувствовала добавку в организме.

Не отрекаюсь от допинга, я это делала.

Я не знаю, допинг это или не допинг, помощь или не помощь? Ни одного препарата не знаю и знать не хочу. Я не знаю, что мне кололи. Мне это помогало – и все. Если бы я попалась, то, наверное, уже отвечала бы», — призналась Резцова.

Скандальные воспоминания Резцовой тут же получили продолжение. Тренер Александр Грушин обвинил экс-спортсменку в том, что она говорит за всех спортсменов, которые тогда, как она уверяет, были на допинге. Также Грушин отметил, что на месте Даниловой, которую упомянула Резцова, он бы подал в суд.

«Даже чисто по-человечески — отвечай за себя. Кто ей дал право дерьмом обливать других людей? У нее разве есть основания? <...> Я бы на месте Даниловой в суд бы подал, это подсудное дело, это оскорбление личности! Она что, не понимает, что делает? Если ты официально выступила, значит ты обвиняешь человека.

Следующее: она говорит, что в ее группе не было допинга, а была кровь. А это что, разве не допинг? Это самый страшный допинг после стероидов.

Человек вообще соображает, что говорит? А потом у нее есть основания говорить об этом, у нее есть стопроцентные данные? Кто ей дал право на это?» — приводит слова Грушина «Р-Спорт».

Впрочем, ответа Резцовой долго ждать не пришлось. Она обвинила журналистов, бравших у нее интервью, в том, что они «придумали и перефразировали» ее слова, из-за чего исказился смысл сказанного. Слово «допинг» Резцова, как она объясняет, вообще не произносила, а говорила о специализированной докторской программе.

«Слово «допинг» я не озвучивала, а сказала, что мне делали программу докторскую и она мне помогала», — сказала Резцова.

Sports.ru в свою очередь отмечает, что имеет в распоряжении запись разговора с Резцовой, а итоговый текст, опубликованный на сайте, был согласован с бывшей спортсменкой.