Россия и Украина в начале 2010-х хотели создать свою Суперлигу. Помешала политика

Своя Суперлига: каким мог быть объединенный чемпионат России и Украины

Идея создания Суперлиги не является новой. В начале 2010-х Россия и Украина хотели создать свой объединенный чемпионат. «Газета.Ru» вспоминает, с чего все началось, кто был сторонником и противником этой идеи и что помешало созданию особенного турнира.

Как все начиналось

Футбольная Суперлига с участием топ-клубов Европы, создание которой обсуждается вторые сутки, — идея не новая. Однажды похожая ситуация могла произойти и в Восточной Европе, где планировалось создание объединенного чемпионата России и Украины. Первый намек на это был сделан еще в 2007 году, когда тогдашний президент УЕФА Мишель Платини предложил создать Суперлигу, участие в которой примут лучшие клубы России и Украины. Но тогда подобная идея даже не обсуждалась сторонами, а реальный толчок к этому произошел в ноябре 2012 года после скандала, произошедшего после матча 16-го тура Российской премьер-лиги сезона-2012/13 между московским «Динамо» и петербургским «Зенитом».

Та встреча прервалась в конце первого тайма и так и не была доиграна. Причиной этому стала госпитализация голкипера «Динамо» Антона Шунина, который пострадал от взрывов петард, брошенных в него фанатами «Зенита». Впоследствии Контрольно-дисциплинарный комитет РФС присудил петербуржцам техническое поражение (0:3), что возмутило сине-бело-голубых.

Алексей Миллер — президент компании «Газпром», которой принадлежит контрольный пакет акций клуба, — сначала сообщил о планах снять команду с чемпионата и перебазировать ее в Севастополе, а затем выразил намерение способствовать созданию так называемого чемпионата СНГ.

«Мы составим конкуренцию клубам Европы»

Идею Алексея Миллера поддержали президент ЦСКА Евгений Гинер и руководивший в то время махачкалинским «Анжи» Сулейман Керимов, которые вошли в состав наблюдательного совета турнира. Также в руководство оргкомитета чемпионата был включен глава донецкого «Шахтера» Ринат Ахметов, а главным лицом был назначен Валерий Газзаев.

«Российские клубы вкладывают в футбол огромные деньги, но без роста уровня внутренней конкуренции успеха в Лиге чемпионов не добиться. Объединенный чемпионат призван создать мощную лигу, которая составит конкуренцию клубам Испании, Англии, Италии, Франции и Германии»,

— говорил Газзаев.

В феврале 2013 года было проведено первое заседание, на которой были представлены автономная некоммерческая организация «Объединенный чемпионат по футболу» и концепция турнира. В сентябре того же года в Москве состоялась презентация проекта чемпионата.

Как планировали проводить турнир

Старт первого сезона объединенного чемпионата России и Украины был запланирован на 2015 или 2016 год. Планировалось, что турнир будет поделен на Премьер-лигу и первый дивизион, тогда как вторые и низшие дивизионы вместе с национальными кубковыми первенствами должны были остаться под контролем Российского футбольного союза и Федерации футбола Украины.

В Премьер-лигу должны были попасть команды, которые по итогам сезона-2014/15 заняли первые девять мест в турнирных таблицах РПЛ и чемпионата Украины. В состав участников первого дивизиона же должны были войти по итогам того же сезона-2014/15 команды, занявшие 10-16 места в чемпионатах России и Украины, а также первые два места в первых дивизионах двух стран.

Премьер-лига объединенного чемпионата и первый дивизион имели формат игры навылет и, соответственно, повышения в классе. Причем традиционной зависимости от турнирного положения в данном случае не было: в первый дивизион выбывали по одному клубу из России и Украины, которые заняли низшие места среди представителей своих стран. То есть, например, российская команда могла занять десятое место в общей таблице, но если она по очкам была хуже остальных восьми клубов из России, то понижалась в классе. Соответственно, на повышение по тому же принципу шли по одному клубу из России и Украины.

Что касается вылета из Суперлиги, то первый дивизион объединенного чемпионата , по планам, должны были покинуть по две худшие команды от двух стран. Определение же двух лучших клубов вторых дивизионов, которые должны были пробиться в первый дивизион объединенного чемпионата, оставалось за национальными федерациями России и Украины.

Был создан и механизм выдачи еврокубковых путевок. В тот период от России и Украины в Лигу чемпионов проходили по два клуба, а в Лигу Европы — по четыре. Валерий Газзаев рассчитывал договориться с УЕФА о том, чтобы суммировать квоты стран в объединенном чемпионате, однако в Союзе европейских футбольных ассоциаций идея была воспринята критично.

Бюджет российско-украинской Суперлиги

Создание новой Суперлиги с топ-клубами континента связано с получением финансовой выгоды, а денежный оборот в новом турнире планируется грандиозный — речь идет о сотнях миллионах евро. Ребром вопрос о финансах был поставлен и руководством объединенного чемпионата России и Украины. Чиновники отмечали, что введенный в обиход в 2011 году финансовый фэйр-плей не оставит шансов клубам Восточной Европы и что создание нового турнира поможет россиянам и украинцам избежать краха.

Бюджет чемпионата был заявлен в размере €1 млрд, предполагалось, что турнир будет развиваться за счет спонсоров (одним и главным из которых должен был стать «Газпром»), а также продажи прав на трансляции матчей. Согласно проекту, 30-40% дохода организаторы должны были получать от медиаправ, остальные — от спонсорских взносов.

Из всего миллиардного бюджета €800 млн должны были быть распределены на Премьер-лигу, еще €100 млн — на первый дивизион, а оставшиеся средства — национальным футбольным федерациям двух стран (по €50 млн каждой). При этом на вопрос о том, почему нельзя направить миллионы евро на развитие именно российского футбола, руководители объединенного чемпионата ответить прямо не смогли.

«Этим должна заниматься федерация футбола или наша лига. А мы только создаем новый турнир. Вот как будет объединенный чемпионат, вы сами придете и увидите, как мы помогаем ветеранам и детско-юношескому футболу. К слову, на поддержку ветеранов будет выделять ежегодно по €5-10 млн», — говорил Валерий Газзаев.

Он также считал, что доходы от продажи прав на трансляции будут высокими и стабильными, аргументируя это повышенным зрительским интересом. Примечательно, что и в новой Суперлиге ставка делается на матчи топ-уровня с целью привлечения максимального внимания зрителей и телевещателей с выгодными контрактами.

Противников затеи было больше, чем сторонников

Идея создания объединенного чемпионата России и Украины после первых презентаций проекта бурно обсуждалась болельщиками, журналистами, спортивными чиновниками, футболистами и тренерами. Кто-то видел инициативу перспективной и интересной, кто-то сомневался в ее успешности, а другие и вовсе выступали категорически против создания такого турнира. Последних было больше.

«Чтобы чемпионат состоялся, нам нужно одобрение от РФС, Федерации футбола Украины и УЕФА, а также политическая воля», — утверждал Газзаев.

Но ничего из этого он и оргкомитет чемпионата не получили. Тогдашний президент РФС Николай Толстых был настолько ярым противником идеи создания нового турнира, что даже отказывался обсуждать этот вопрос с Газзаевым.

«Если мы готовы выделять $5 млрд на объединенный чемпионат, то, может, стоит подумать о том, чтобы направить эти деньги на развитие российского футбола?» — возмущался Толстых.

Также посчитал нецелесообразной идею проведения объединенного первенства возглавлявший в то время ФФУ Анатолий Коньков. В конце концов, самыми весомыми стали критические высказывания тогда еще занимавших президентские посты в ФИФА и УЕФА Йозефа Блаттера и Мишеля Платини. Первый поддерживал Толстых, а Платини, несмотря на свои произнесенные в 2007-м слова, подчеркнул, что смысла в создании объединенного турнира нет никакого.

«Мы в какой-то момент думали о помощи лигам и национальным ассоциациям, которые не могут выжить из-за финансовых проблем. Мы проводим эксперимент в женском футболе, объединив чемпионаты Голландии и Бельгии. Потом возникла идея объединенного чемпионата России и Украины. Но она совершенно не отвечает нашим принципам. Правильно футбольные федерации двух стран сказали: «Мы крупные державы, нашим чемпионатам не нужно сливаться». Речь об объединении может идти в отношении маленьких стран. Вы же автономны и независимы», — говорил Платини.

Чем все закончилось

Несмотря на большое количество критических высказываний и нежелание РФС, ФФУ и УЕФА идти навстречу оргкомитету объединенного чемпионата, он делал все, чтобы добиться своей цели. Так, летом 2013 года в Киеве, Донецке и Москве прошли матча товарищеского турнира, который так и назывался — объединенный турнир. Участие в нем приняли по два клуба от России («Зенит» и «Спартак») и Украины (киевское «Динамо» и «Шахтер»).

Соревнования действительно привлекли зрителей. В частности, матчи в Киеве и Донецке посетили по 20 тысяч человек. В Москве показатель был гораздо ниже по причине проведения игр на маловместительном стадионе имени Эдуарда Стрельцова.

Этот турнир в итоге и стал последним, совместное участие в котором приняли российские и украинские клубы. Поздней осенью 2013 года на Украине начались массовые протестные акции, которые завершились сменой власти в стране.

Уже в тот период стало ясно, что идея создания объединенного футбольного первенства не будет реализована, но официально о закрытии проекта было объявлено лишь в октябре 2015 года.

«Очень жаль, что не состоялся объединенный чемпионат. В этом проекте было отработано все до мелочей. Если бы не политический переворот в Украине, этот чемпионат состоялся бы. Это был бы один из лучших, если не лучший чемпионат в Европе. Он был бы самым смотрибельным. Каждый матч — всегда аншлаг, всегда битва и хорошее финансовое вознаграждение. Вот это мы потеряли. Была бы польза и Украине, и России. Но вмешалась политика. Думаю, сейчас все сожалеют, особенно с той стороны», — говорил спустя несколько лет Газзаев.

Поделиться: