Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
  • Вчера
  • Сегодня
  • Завтра
НХЛ / регулярный чемпионат
Италия / Серия А
Развернуть

Эксклюзив

«США мне не платят»: Тони Джонсон – о Байдене, Хабибе и BLM

Чемпион АСА Тони Джонсон раскритиковал Байдена и Макгрегора

,

Американский боец смешанного стиля, чемпион российской лиги Absolute Championship Akhmat (АСА) в тяжелом весе Тони Джонсон 23 апреля проводит первую защиту титула: в Минске он сразится с украинцем Дмитрием Побережцем. В преддверии поединка Джонсон в интервью «Газете.Ru» раскритиковал Джо Байдена, поддержал Хабиба Нурмагомедова, назвал Конора Макгрегора «животным», а также выделил сильнейшего российского бойца из тех, с кем ему приходилось драться.

«Российские промоушены – самые жесткие в мире»

— В январе ты подписал новый контракт с АСА. Не было сомнений на этот счет, учитывая, что лига оказалась в санкционном списке США?

— Нет, у меня не было сомнений. Я – боец АСА, а Соединенные Штаты не платят мне денег. Так же считает и моя семья, поэтому я сделал то, что должен был сделать. У меня не было и мысли отказываться подписывать контракт из-за санкций.

— Ты говорил, что тебе комфортно в АСА. Но не думал ли ты о других лигах? Например, вернуться в Bellator или попробовать себя в UFC? Все же там другой уровень конкуренции.

— Безусловно, но я уже дважды был в Bellator и больше не вернусь туда. Что касается UFC, я побеждал крутых ребят из топ-5 тяжеловесов лиги – Александра Волкова и Деррика Льюиса. Сейчас у меня контракт с АСА, но, думаю, скоро придет время проверить свои силы и в UFC.

— Существует мнение, что российские промоушены недооценивают в США. Как боец, который выступает здесь уже долгое время, ты можешь согласиться с этим или опровергнуть?

— Российские промоушены очень жесткие – возможно, самые жесткие в мире. В Bellator я был третьим номером рейтинга, а в АСА я первый — и я счастлив. Потому что это действительно очень серьезный промоушен.

В России есть и другие очень хорошие лиги – M-1 Global, Fight Nights Global, RCC. И что особенно круто – они платят своим бойцам больше, чем получают ребята в Штатах (смеется).

«Что бы Байден ни говорил о России, он неправ»

— Говоря о США, нельзя не отметить, что за прошедший год страна перенесла немало потрясений – это и пандемия коронавируса, и протесты, и скандальные выборы. Что из этого повлияло на тебя, как на американского гражданина, больше всего?

— О, коронавирус коснулся всех, и я до сих пор испытываю сложности из-за многих ограничений. Вот сейчас мне надо было лететь из Соединенных Штатов в Белоруссию и пришлось сдавать тест на COVID-19 – за 40 часов до посадки на рейс. Я не сделал его в срок, потому что думал, что имелось в виду 40 часов до того, как самолет приземлится. В итоге мне пришлось делать тест еще раз, я чуть не опоздал на посадку. Все эти неудобства из-за коронавируса, эти ограничения – полное безумие.

— Ты рассказывал, что твоя жена переболела коронавирусом. Как она сейчас? Все в порядке?

— Да, с ней сейчас все хорошо. Конечно, ей пришлось очень тяжело, она была на искусственной вентиляции легких. И были очень тревожные симптомы. На самом деле, мне невероятно повезло, что она поправилась, и не было никаких осложнений.

— А ты сам не боишься заболеть? Ведь ты выступаешь на разных турнирах в разных местах – вот сейчас ты прилетел в Белоруссию.

— Нет, не боюсь. Хотя моя жена болела, мои дочери болели, меня вирус обошел стороной. Но я забочусь о своем здоровье, так что меня это не беспокоит. У меня сильный иммунитет, и раз я до сих пор не заразился, значит, я все делаю правильно.

— Не могу избежать вопроса, который, полагаю, небезразличен тебе как бойцу российского промоушена. Как ты оцениваешь позицию Джо Байдена по России? Нет ли у тебя опасений из-за продолжающегося конфликта двух стран?

— Честно говоря, мне грустно, что этот парень – наш президент. То, что он говорит – просто смешно. Что касается моего мнения, то Соединенные Штаты не оплачивают мои счета, не им указывать мне, что делать. И это безумие, чувак.

Знаешь, я люблю русских людей. Я дерусь здесь уже долгое время и не испытываю к вам ничего, кроме глубокого уважения. И я чувствую уважение с вашей стороны, мне это очень приятно. Поэтому что бы Байден ни говорил, он неправ.

— Явление, затронувшее весь мир, но начавшееся в США – движение Black Lives Matter. Как ты к нему относишься? И каково это – быть черным парнем в Штатах в наше время?

— Вообще, меня это не особенно трогает. В юности я перешел из городской школы, где были одни черные, в пригородную – а там были одни белые. Так что мне пришлось научиться ориентироваться в такой обстановке и при этом не потерять себя. Получилось так, что я рос в окружении белых людей, общался с белыми копами и у меня никогда не было проблем с этими ребятами. Я могу понять движение BLM, но оно никак на меня не влияет, потому что я понимаю, как взаимодействовать с людьми, это касается и полиции. Это хорошее движение, но меня оно не касается.

«Волкову не на что рассчитывать против Нганну»

— Вернемся к ММА. Хотелось бы вспомнить о твоем поединке против Александра Емельяненко три года назад. Бой был очень жестким, Александр тогда получил серьезные повреждения, а после провел лишь один поединок в ММА. Мог ли ты тогда предположить, что он уже не вернется на свой прежний уровень?

— На самом деле, нет, я был уверен, что после той неудачи он станет лишь сильнее. Но такова оказалась цена. У него был еще один бой после нашего поединка, и он потерпел в нем поражение. Но я надеюсь, что он еще вернется в октагон, он действительно классный боец топ-уровня.

— После того боя ты сказал, что сложно рассчитывать на победу против русских, если только не нокаутировать соперника. С тех пор твое мнение изменилось?

— Нет, не особенно. Но это касается российских промоушенов. В Штатах все немного иначе, там больше зависит от судей, как мне кажется. Но русские бойцы, конечно, намного жестче, они дерутся до конца. Они очень спортивные. К примеру, насколько мексиканцы неистовы в боксе, настолько же русские жестки в смешанных единоборствах. Это что-то невероятное, русские – очень сильные атлеты.

— А как ты относишься к развивающимся поп-ММА? То есть, к боям блогеров, непрофессионалов, которые организуются исключительно ради шоу? Кстати, у того же Емельяненко недавно был такой бой против пауэрлифтера Михаила Кокляева. И такие мероприятия набирают популярность в России. Тебе было бы интересно принять участие в подобном бое?

— По правде сказать, я никогда об этом не задумывался. Мне кажется, это просто развлечение. К тому же, таким ребятам бывает полезно оказаться в клетке и понять, чего они стоят. Если кто-то захочет сразиться в таком бое со мной – вперед, подписывайте меня!

— У тебя в соперниках было много русских бойцов, пожалуй, Александр Волков – самый топовый из них. Сейчас он в одном шаге от титульного боя UFC. Как считаешь, у него есть шанс победить Фрэнсиса Нганну и стать чемпионом?

— О, нет, я не думаю, что он побьет Нганну. Дело в том, что Нганну – очень мощный панчер. Я тренировался с ним и могу сказать, что он очень здорово оснащен технически.

Вряд ли Волков может на что-то рассчитывать против него. У Нганну попросту лучше навыки.

— Волков, как и Виталий Минаков, и Евгений Гончаров, входит в число сильнейших российских тяжеловесов, ты дрался с каждым из них. Кто наиболее впечатлил тебя?

— Пожалуй, Виталий – он очень силен. Я бы с удовольствием сразился с ним снова. А у Гончарова очень тяжелый удар, но я сам допустил ошибки, когда дрался с ним и проиграл. Мне следовало проходить ему в ноги и работать в партере.

— Ты бился с Гончаровым уже дважды, многие фанаты с радостью бы увидели и третий ваш бой. Тебе было бы это интересно? Или, возможно, есть еще какие-то российские бойцы, против которых ты хотел бы выйти?

— На самом деле, я просто хочу провести за этот год максимально возможное количество боев. И пусть это будет и третий поединок с Гончаровым, и четвертый, я буду только рад.

«Орлы не плачут»

— Главной новостью года в смешанных единоборствах стало завершение карьеры Хабиба Нурмагомедова. Тебя удивило, что он решил уйти на пике и отказался возвращаться, даже несмотря на то, что UFC был готов заплатить ему огромные деньги?

— Не скажу, что я очень удивился. Все-таки он остался без отца и тренера, после такого очень непросто продолжать. Но ведь орлы не плачут, правда? Я могу его понять, поскольку сам прошел через подобное – я потерял младшего брата, ему было всего 17 лет. Хабиб лишился отца, я – брата. Мы оба потеряли близких людей, и я могу понять его боль. Кроме того, он дал обещание матери.

Он – человек слова. И если он сказал, что больше не дерется, то он действительно больше не дерется. И никакие деньги не заставят его вернуться. История Хабиба – это точно не про деньги. Он держит слово, и я уважаю его за это.

— Вместе с тем Хабиб говорил, что одна вещь могла бы заставить его вернуться – бой с Жоржем Сен-Пьером. Да и сам Жорж признавался, что ему было бы это интересно. У тебя нет сожаления, что этот поединок так и не состоялся? Ведь это наверняка бы стало историческим событием.

— О, этот бой и правда вошел бы в историю! И я согласен с Нурмагомедовым: ради такого события можно было бы отложить завершение карьеры. Это был бы величайший бой для него. Сен-Пьер уже давно ушел из октагона, но ради боя с Хабибом он бы вернулся, потерпел поражение и снова закончил карьеру (смеется).

— Известно, что UFC был разочарован окончательным отказом Нурмагомедова от реванша с Макгрегором. Это произошло после того, как Конор слил переписку с Даной Уайтом. Не кажется ли тебе, что Макгрегор зашел слишком далеко со скандалами? Ведь, если говорить объективно, его карьера катится по наклонной.

— Это правда, он переходит все границы. И это началось после того, как Хабиб его побил. Мне нравится смотреть, как Конор дерется, мне нравится его спортивный характер, его подход к бизнесу.

Но, чувак, он уже превратился в настоящего фрика. Это просто животное!

— В последнее время многие бойцы уходят из смешанных единоборств в бокс – тот же Хабиб подтверждал, что это могло быть ему интересно. На твой взгляд, почему это происходят? Они хотят хайпа? Или это просто хороший шанс срубить большие деньги?

— Для кого-то это, конечно, погоня за деньгами. Если говорить про Хабиба, то для него важен спорт. Он ведь не повелся на сумасшедший гонорар, который ему предлагал UFC. Кому-то хочется попробовать себя в новом спорте, ощутить вновь дух соревнований. Хотя нельзя отрицать, что в боксе платят больше. Тот же Конор Макгрегор за свой первый боксерский поединок заработал десятки миллионов.

«Жду защиту титула с нетерпением»

— Давай поговорим о твоем предстоящем бое. Тебе предстоит сразиться с украинцем Дмитрием Побережцем. У него был впечатляющий дебют в АСА с двумя нокаутами, к тому же, в последний раз он проигрывал около 10 лет назад. Как ты оцениваешь его навыки?

— Мне кажется, он очень недооцененный боец, он действительно хорош. Когда он дрался с Русланом Магомедовым, все были уверены, что Руслан его размажет. Но Дмитрий показал себя блестяще. Он очень жесткий парень. Поэтому я с волнением жду боя с ним.

— Как можно его победить?

— Нужно использовать разные приемы, и удары, и борьбу. И, конечно, постараться отправить его в нокаут. Нельзя рассчитывать на победу благодаря только какому-то одному компоненту, надо миксовать. Я так и планирую делать.

— Расскажи, как ты готовишься к поединку? Как проходила твоя подготовка в США и как она продолжается в Белоруссии?

— С подготовкой все хорошо, она очень активная, я постоянно тренируюсь. Слава богу, нет никаких проблем, никаких травм. Я очень доволен тем, как готовлюсь, тем более что перед таким боем не может быть никаких послаблений.

— Это будет твоя первая защита титула в АСА. Волнуешься?

— Абсолютно точно, я невероятно взволнован. Это первая защита, второй титульный бой – надеюсь, потом будет и третий. В этой ситуации все зависит от меня. Я с нетерпением жду этого поединка и готов побеждать.