«Тутберидзе — вторая мама для своих фигуристок, а не только «кнут и пряник»

Интервью Волосожар о шансах Валиевой на Играх, методах работы Тутберидзе и спорах с Траньковым

Олимпийская чемпионка Сочи-2014 по фигурному катанию Татьяна Волосожар восхитила судей «Ледникового периода» совместным номером с Федором Федотовым и рассказала «Газете.Ru», почему они не работают вместе с ее супругом Максимом Траньковым, оценила, как пара Евгении Тарасовой и Владимира Морозова изменилась под руководством Этери Тутберидзе, и объяснила, почему именно Камила Валиева, по ее мнению, является фаворитом олимпийского сезона.

«Максим — творческий человек, любит покритиковать музыку и сказать «Ничего не получится!»

— Поздравляем с отличным выступлением и максимальными оценками от вашего супруга Максима Транькова. В прошлый раз он поставил вам одну 5,9. Насколько важно вам было теперь получить от него две 6,0?

— Естественно, это приятно. Максим — строгий судья, каким и хотел быть в этом сезоне «Ледникового периода». Вообще мы сейчас мало видимся из-за нашей занятости и мало обсуждаем фигурное катание и «Ледниковый период» в частности.

Где-то я сама это пресекаю, потому что знаю, что Макс — творческий человек, очень любит покритиковать выбранную нами музыку и сказать: «Да ничего из этого не получится!». В этот раз я махнула на это рукой и сказала: «У меня свое мнение, на льду посмотришь».

Я рада, что все сложилось и ему очень понравилось.

— Почему Максим считал, что выбранная музыка вам не подойдет?

— Когда ты только слышишь музыку, но не видишь пару на льду и не знаешь постановку, то у тебя может сложиться любое впечатление. Может понравиться или нет. Но когда ты уже полностью видишь образы и то, как их передают, то складывается совсем другое мнение.

— У вас часто бывают споры на тему фигурного катания? Максим сейчас работает тренером. Вы можете ему сказать: «Вот здесь лучше сделать так»?

— Вот поэтому мы и не работаем вместе (смеется).

Я готова в каких-то вещах уступать Максиму, потому что знаю, что он эмоциональный человек. И зачем мне нужны споры на ровном месте? Мне семья дороже (смеется).

— Когда Максим поставил вам 5,9 балла, вы пошутили, что ему повезло, что вам нужно бежать на самолет.

— Я не шутила, у меня правда была накладка: сначала шла съемка «Ледникового периода», а потом — выступление на шоу Татьяны Навки в Сочи. Поэтому я убегала на самолет. И эта шутка теперь несется по всему «Ледниковому периоду».

— А вы правда расстроились из-за той оценки или это тоже шутка?

— Да нет, я особо не расстроилась. Максим мне объяснил: «Вы первые выступали, и сразу ставить 6,0 было бы неправильно». В принципе я могу с ним согласиться в этом.

— Из Максима получится судья в фигурном катании?

— Получился бы, но я знаю точно его позицию: он не хочет быть судьей.

— Кто из судей на «Ледниковом периоде» вам кажется наиболее строгим?

— Несмотря на то что сейчас нет в жюри Елены Исинбаевой и Оксаны Пушкиной, они навсегда в наших сердцах, а то судейское кресло наверняка заколдовано. Мне кажется, теперь в позицию строгого судьи хотят поставить Юлию Барановскую, но она, я думаю, сопротивляется, и правильно делает (смеется). У Юли есть своя позиция. Так что строжайших судей еще не пригласили.

— В соцсетях можно часто встретить такое мнение фанатов фигурного катания: «Ледниковый период» — это не спорт, зачем вы притащили Даню Милохина на спортивный сайт. Что вы можете ответить этим людям? Почему этот проект стоит смотреть не только общей аудитории, но и фанатам фигурного катания?

— «Ледниковый период» сейчас омолаживается, и это огромный плюс. Молодежь тоже должна знать, что есть такой проект. Сейчас многие уходят в Youtube, а телевизор смотрят меньше. Да, взрослые люди продолжают следить за «Ледниковым периодом», но у нас у всех растет новое поколение, так что нужно знать, чем дышать дальше нам и чем уже дышат они.

«Тутберидзе очень внимательно относится к своим девочкам и вообще к спортсменам»

— Вы следите сейчас за соревнованиями в олимпийском сезоне? Может, вам кто-нибудь особенно запомнился?

— Да, у меня есть личные фавориты. В женском одиночном катании это Камила Валиева, мне очень нравится эта девочка. Это действительно балерина на льду.

— Весь последний год идут споры, понимает ли Камила Валиева свою произвольную программу «Болеро». А у вас были опасения, что «Болеро» — это слишком сложная для нее музыка?

— Если она в силах эффектно показать этот образ на льду, а она в силах, то, скорее всего, она «Болеро» понимает.

Мне абсолютно точно нравится, как Валиева интерпретирует этот образ. К тому же я думаю, что Этери Тутберидзе очень внимательно относится к своим девочкам и вообще к спортсменам — она для них не только «кнут и пряник», но и вторая мама. Тутберидзе заботится, чтобы у каждой из них все было в жизни идеально: вплоть до маникюра и причесок. Наверное, по этой причине она и стала таким прекрасным тренером – номером один на данный момент.

— По вашему мнению, Валиева — это фаворит олимпийского сезона в женском одиночном катании?

— Для меня лично — да, Камила фаворит. Хотя я всех наших девчонок люблю, и мне каждая по-своему нравится. У всех есть свои сильные стороны.

«Обожаю Тарасову и Морозова, но элементы за них никто не сделает»

— За кем еще следите в олимпийском сезоне?

— Конечно, я смотрю парное катание и переживаю за пару Евгении Тарасовой и Владимира Морозова. Это естественно, потому что Максим является их тренером, и они сейчас перешли в группу Этери Георгиевны.

— Какая у вас была первая реакция на то, что Тутберидзе пришла в парное катание?

— Этери Георгиевна уже привыкла работать в команде, у нее огромное количество специалистов, которые именно в технике разбираются, а она знает, как рулить главными процессами. Дай бог, у Тарасовой и Морозова будет хороший сезон.

— Теперь с Тарасовой и Морозовым работают сразу пять тренеров — это не может создать дополнительные трудности? У вас в карьере был такой опыт?

— Нет, у меня не было такого количества тренеров. Я привыкла настраиваться сама. Неважно, сколько человек стоит у тебя за бортом, главное, с каким настроем ты сам вышел на лед. Это единственное, что имеет значение.

За тебя никто не сможет прокататься. Мы это сейчас видим на примере Тарасовой и Морозова. Я заранее извиняюсь за свои слова перед ними, я их обожаю, но элементы за них никто не сделает.

— Вы считаете, что причина их ошибок — в психологии?

— Скорее всего.

Есть такая категория спортсменов, которые прекрасны на тренировках, но им чуточку не хватает на стартах. Мне кажется, Женя Тарасова может подтвердить, что она не из этой категории фигуристок: она уже показывала чистые прыжки и высокие результаты, все было идеально. Но все мы не железные и не какие-то роботы. Видимо, что-то все-таки дает сбой.

Надеюсь, к главным турнирам — чемпионату России и Олимпиаде — ребята подойдут в полной боевой готовности.

— Насколько сложно команде Тутберидзе менять такую опытную, сложившуюся пару?

— В этой паре уже много чего поменялось. И я уверена, что работа с Этери Георгиевной и такой большой командой обязательно принесет еще свои плоды.

— А какие изменения вы заметили за эти месяцы?

— Они стали еще более скатанными и еще более внимательными друг к другу на льду.

Сейчас это не просто пара Тарасова и Морозов, которая выглядит красиво и порой показывает идеальное катание, получая высочайшие баллы. Сейчас они именно единое целое. Ребята сливаются в программе, окунаются в ее атмосферу и передают свои образы на 100%.

Раньше этого немножечко не хватало. Они были в шаге от этого успеха.

— Как вам новые программы от Даниила Глейхенгауза?

— Чувствуется его стиль, и мне это очень нравится. Я рада, что ребята поменяли короткую программу. На первом старте в сезоне они катались под совсем другую музыку, и мне тогда казалось, что они не особо поменялись по сравнению с прошлыми годами, а всегда ведь хочется увидеть что-то новое после смены тренера.

Новая короткая программа — абсолютно олимпийская, такая хрустальная, как мы привыкли говорить. Думаю, у ребят все должно получиться.

— Одной из соперниц Тарасовой и Морозова могла стать Алена Савченко, которая объявляла о возобновлении карьеры, но затем все как-то стихло. Как думаете, реально ли было это возвращение?

— Если честно, я не очень поняла этот шаг, но могла в это поверить, зная Алену (смеется). Наверное, у нее были на то какие-то свои причины. А почему получилось или не получилось — это уже другой вопрос.

«Дочь будет ходить в мой центр фигурного катания»

— Как у вашей дочери Анжелики успехи в фигурном катании?

— (Поворачивается к своей дочке, которая держится за ее ногу и настойчиво пытается расшнуровать конек) Как успехи в фигурном катании, а? (Дочь в смущении отворачивается) Ну потихонечку (смеется). О-о-очень потихонечку. Думали, в какую группу она может пойти, и, скорее всего, это будет мой центр фигурного катания. Сейчас у нас есть несколько филиалов, и в один из них Анжелика будет ходить и заниматься в группе, так как мы нацелены быть фигуристами — со слов самой дочери.

Развитие моего центра идет семимильными шагами, не побоюсь этого слова. Мне нравится, как у деток горят глаза, как они занимаются и посещают тренировки. Сейчас, конечно, им не хватает моего внимания в связи с занятостью. Но всем это понятно, мне не разорваться, будучи еще и мамой (смеется). Но я верю, что в ближайшем будущем у нас тоже вырастут чемпионы.

Загрузка