«В первом раунде сломал кость пополам — это немного сбило»

Интервью Шлеменко о победе над Гусейновым со сломанной рукой, отношениях с Хабибом и UFC

Бывший чемпион Bellator в среднем весе Александр Шлеменко дебютировал в лиге Хабиба Нурмагомедова Eagle FC победой над Артуром Гусейновым. В интервью «Газете.Ru» Шлеменко рассказал, как провел поединок со сломанной рукой, о конфликте с Гусейновым, теплых отношениях с Хабибом и намерении завоевать чемпионский пояс промоушена.

— Александр, поздравляем с победой. Как себя чувствуете сейчас? Какие впечатления от боя?

— Я рад, что так все прошло, потому что Артур тактически хотел меня переиграть, провоцировал меня, вызывал на какие-то эмоции для того, чтобы я совершал ошибки. Приглашал зарубиться в стойке, а сам с первых же секунд полез бороться. У него был такой план, и, по сути, я ему ничего не дал сделать.

Единственное, что меня расстраивает — что в первом раунде я сломал руку. Это меня чуть-чуть сбило. Я сломал лунную кость на запястье — пополам. С этим тоже нужно было считаться.

— Получается, во многом из-за этого вышло столько борьбы? Ведь ждали от двух жестких ударников несколько другого боя.

— Нет, не поэтому, а потому, что все-таки бой делают два человека. Когда на вас висят, вас клинчуют, когда постоянно пытаются схватить за ногу… Посмотрите, даже в боксе можно спокойно засушить бой — просто клинчевать все время. Вот это делал Артур.

Я пытался отойти, но, когда стоял возле сетки в самом начале, слышал подсказки из его угла: «Виси на нем, виси на нем!» То есть мне либо нужно было действовать так, как я действовал, либо таскать на себе эту тушу, которая весит под 100 кг — для чего?

Поэтому тактически с моей стороны было правильно драться именно так. Потому что соперник не желал драться в стойке.

— Вы заранее предполагали, что он может именно так себя повести, или все же рассчитывали на активный обмен ударами?

— Я рассчитывал, что он будет более активно работать в стойке. Но ночью пересмотрел бой и увидел, что первое же его действие было — проход в ноги.

— В клинче Гусейнов улыбался и пытался работать на публику, когда вы проводили удары в корпус или старались пробить его коленом. Бравада?

— Да я не знаю, что это. Мне странно делать какие-то выводы за Артура. Получается, он говорит одно, а делает другое. Может быть, он себя раскручивал.

По клинчу хочу сказать тем людям, которые, может быть, предъявляют претензии — поймите: клинчи должен разнимать рефери. А он не разнимал. Я ему сколько раз говорил: разними, давай разойдемся.

Еще раз говорю, я не хотел таскать эту тушу на себе. И, думаю, рефери мог побольше нас разнимать, и все.

— Гусейнов после боя заявил, что готов провести против вас пятираундовый поединок — насколько такой бой возможен? Или вам это уже не будет интересно?

— Да я ему еще тогда сказал — давай продолжим еще на два раунда. Но это очередные глупости, которые Артур себе придумал и говорит. Надо было драться три раунда, а не стоять возле сетки, не обнимать меня и не висеть на мне — вот и все. И что — так же он хотел еще два раунда простоять? Но мне кажется, он бы и не достоял их, потому что на последних секундах он уже лежал, и, думаю, что в четвертом раунде ему было бы намного хуже.

— На дуэли взглядов между вами произошла небольшая потасовка — судя по тому, как вы сейчас о Гусейнове отзываетесь, конфликт не исчерпан?

— Он себя так повел — просто быканул, и от меня получил ответную реакцию. Конфликт, однозначно, есть. Не сказать, что он жесткий, серьезный. Конечно, после боя мы с ним поговорили, у нас нет какого-то серьезного негатива. Но конфликт есть.

— Вы боец с выдающимся бэкграундом, с большим рекордом. Хабиб неслучайно назвал вас легендой — это констатация факта. При этом после боя вы сказали, что еще заявите о себе. Каким образом? Что вы имели в виду?

— Я имел в виду, что сейчас моя карьера переживает новое рождение — я так считаю. Я сейчас дерусь по-другому — более взвешенно, более тактически.

Из бойца старой школы я трансформируюсь в бойца сегодняшних реалий — того, кто будет работать грамотно, не совершая ошибок. Ну и просто набираю форму. После ковида я подсел немножко, из-за всей этой пандемийной истории. А сейчас потихоньку возвращаюсь и набираю форму.

— Вам предстоит провести еще один бой в лиге Нурмагомедова Eagle FC — известно, когда это может произойти и кто может стать соперником?

— Бой состоится в начале следующего года, соперником станет чемпион, если он им на тот момент останется (Фаридун Одилов. — «Газета.Ru»). Потому что у чемпиона будет еще защита. И если он сохранит титул, то тогда будет драться со мной.

— Какие дальнейшие карьерные планы? Попытаться пробиться в UFC?

— Да я об этом, честно говоря, не думаю, у меня и так все нормально. Я выступаю у себя на родине, мне это очень нравится. Меня поддерживает много людей, приезжают со всей России — с Дальнего Востока, из Хабаровска, из Сибири едут в Сочи посмотреть бой.

Если будет UFC — то будет. А если не будет, то я особо не расстроюсь. Что делать — значит, не судьба.

— Известный промоутер Камил Гаджиев допустил, что вы можете сразиться с Владимиром Минеевым — с ваших слов, это маловероятно. Почему?

— Мне кажется, у него будет третий бой с Магомедом Исмаиловым — это раз. Во-вторых, у меня дела в Eagle FC, следующий бой будет чемпионский. Поэтому мне бы хотелось для начала попробовать стать чемпионом Eagle FC, а потом уже разговаривать о дальнейших планах. А просто прыгать и разрываться от одного к другому — для чего?

— Когда стало известно, что Хабиб Нурмагомедов договорился с вами на бой, вы сказали, что от таких предложений не отказываются. Можете ли сейчас раскрыть детали? Необязательно финансовые, скорее, интересно, что в совокупности вас заставило согласиться — тем более, по словам Хабиба, очень быстро.

— Там очень много всего.

В первую очередь, это отношение Хабиба ко мне и мое к нему — наши товарищеские отношения. Знаете, я ставлю это во главу угла. Приятно, когда к тебе относятся нормально, нет желания тебя принизить, опустить, что-то плохое о тебе сказать — говорят как есть. Вот это подкупает, прежде всего.

Во-вторых, это возможность подписывать наших молодых ребят из Storm Fighting Championship в лигу Хабиба, потому что это тоже немаловажно. Ну и в-третьих, это возможность стать чемпионом. Мне нравится пояс Eagle FC, я уважительно отношусь и всегда относился к Абдулманапу Нурмагомедову, отцу Хабиба, и к самому Хабибу. Лично для меня было бы почетно иметь этот пояс в своей копилке.

— Как вы в целом оцениваете уровень промоушена с тех пор, как его владельцем стал Хабиб? И, в частности, организацию этого турнира?

— Мне сложно говорить, потому что я на других турнирах не был, я впервые здесь. Плюс мне очень сильно повезло, потому что турнир проходил в Сочи — здесь сама атмосфера шикарная, все-таки это самый главный курорт в России. И во всех мелких аспектах все было на высшем уровне. Но тем, что я видел, пока очень приятно удивлен: и организацией, и отношением, и всем-всем. У меня не было вообще никаких проблем.

Загрузка