Новости

«Можно сказать, что Хабиб меня спас»

Чемпион мира по пляжному футболу Никоноров рассказал о судьях, зарплатах, Карпине и Хабибе

Сборная России по пляжному футболу в 2021 году выиграла чемпионат мира и Межконтинентальный кубок. Лидер атак команды Борис Никоноров рассказал в интервью «Газете.Ru» о спорном судействе против России и самом драматичном матче в карьере. Также он заявил, что игроков в большой футбол развращают деньги, выразил желание потренироваться с Валерием Карпиным и признался, что справился с последствиями тяжелой травмы благодаря книге Хабиба Нурмагомедова.

«Не стал лучшим бомбардиром кубка из-за удаления»

— У вас получился очень насыщенный сезон. Самое свежее впечатление — успех на Межконтинентальном кубке. Вы вошли в число лучших бомбардиров с восемью мячами, больше было только у испанца Чики, и к тому же оформили хет-трик в финале. Что чувствовали в тот момент?

— Фантастические чувства, подлинное счастье. Плюс чувство выполненного долга. Очень хотелось выиграть Межконтинентальный кубок, он у меня первый. И трудно описать словами, что я испытывал.

По поводу бомбардирских достижений — немного жаль, что не хватило одного гола до Чики. Но у него было преимущество — полтора матча в запасе. К сожалению, в игре группового этапа с Парагваем мне дали красную карточку, абсолютно абсурдную, и судья это потом признал, извинился. Но полтора матча у меня вылетело.

Впрочем, везде есть плюсы: мне дали звание лучшего игрока Межконтинентального кубка. Думаю — нет, уверен, — что это в разы круче, чем если бы я просто стал лучшим бомбардиром.

— Межконтинентальный кубок — тот турнир, на котором, пожалуй, чаще всего обсуждается спорное судейство в отношении России. Судя по этой истории в матче с Парагваем, меньше вопросов к арбитрам не становится?

— Когда я еще не играл за национальную сборную, но уже за ней следил, я смотрел как раз Межконтинентальный кубок — это были, наверное, 2013-14 годы. Тогда наши ребята уже были лидерами мирового рейтинга не первый год. Это, конечно, приедается за рубежом и в мире хотят новых чемпионов. Помню, что судейство было катастрофическим в матче против Ирана. В открытую нас убивали, и даже незаинтересованный человек мог это увидеть.

В этом году судейство в нескольких матчах было примерно таким же, крайне спорным, но хочется надеяться, что судьям попросту не хватило квалификации, не хочется думать о предвзятости.

— Но могло ли такое быть по отношению к условной Бразилии, если бы она все эти годы сохраняла гегемонию в мировом пляжном футболе?

— Хороший вопрос. Я думаю, что нет. И очень не хочется это проверять. Мы приложим все усилия, чтобы быть на первой строчке мирового рейтинга еще не один год.

— Россия выиграла Межконтинентальный кубок впервые за шесть лет и в четвертый раз, став самым титулованным его победителем. Какие факторы сошлись?

— В пяти из шести последних турниров я принимал участие, и только однажды за это время мы были очень близки к победе, обыграв в 2018 году в полуфинале грозную Бразилию, которая на тот момент шла на победной серии из 66 матчей. В финале не хватило сил, потому что мы отыграли полуфинал с дополнительным временем и серией пенальти, отдали кучу эмоций. А больше, кроме того момента, у нас явных шансов победить не было.

Мы не были той «красной машиной», которой стали в этом году. Думаю, раньше команда не была готова к победе. А сейчас она оказалась готова полностью и по всем параметрам.

«Играл в финале с травмой — это характер, сила воли и русский дух»

— В финале вы практически с самого начала матча играли с травмой — и при этом забили трижды. Как это получилось — просто морально-волевые? Запредельная мотивация?

— Мотивация — да, в том числе. Я был немного зол на то, что у меня не получилась игра в полуфинале. А она не получилась из-за того абсурдного удаления. И я вел внутренний диалог, чтобы совсем не раскиснуть. Потому что понимал: играй я тот пропущенный матч, я бы стал лучшим бомбардиром, без вариантов. Более того, я бы был лучшим бомбардиром нескольких турниров подряд: клубного чемпионата мира, Евролиги, Кубка России, чемпионата России… И, конечно, на Межконтинентальном кубке мне тоже хотелось забить больше всех.

К сожалению, травма вмешалась. Я ее получил еще в матче против Парагвая. Меня очень беспокоил бок, а в самом начале финального матча я столкнулся с иранцем, и травма усугубилась. А после того, как я забил третий мяч, произошел надрыв косой мышцы живота — я сильно дернул бок и больше не мог продолжать.

Каждый шаг приносил просто адскую боль. Тем не менее, я вышел и отработал еще смену. Это характер, сила воли, русский дух и желание превзойти не только соперников, но и самого себя.

— Известно, что у вас были проблемы с коленями, вам помогал и экс-врач футбольной сборной России Эдуард Безуглов. Как сейчас — не беспокоят?

— Никогда не берегу себя на тренировках — никогда. Отрабатываю каждую тренировку на сто процентов, выкладываюсь на каждом упражнении. Можете спросить любого моего тренера, с детства и до нынешнего времени, насколько я трудолюбив. Слава богу, в последние два года травмы меня не беспокоят. На мой взгляд, причина в том, что я много времени уделяю спортзалу и предсезонной подготовке. В прошлом году перед пандемией я попробовал новую методику: мы занимались с тренером из хоккейного клуба «Локомотив» из Ярославля и работали блоками. Уделяли внимание всем группам мышц на протяжении полутора месяцев — я пахал и в дождь, и в слякоть. И после этого у меня никаких повреждений не было, ничего не болело. В этом году я повторил примерно ту же подготовку.

— На Мундиалито (клубном чемпионате мира) вы снова стали лучшим бомбардиром и MVP, а «Локомотив» в третий раз в истории выиграл турнир. Для себя разделяете по значимости это золото и титул чемпиона мира в составе сборной?

— Титул в сборной стоит особняком, так как это соревнование среди национальных команд и это в любом случае более выдающееся достижение. Естественно, когда нас награждал Джанни Инфантино, вручал медаль и Кубок ФИФА, уровень был гораздо серьезнее. Но на клубный чемпионат мира приехали все те же люди, которые были на чемпионате мира среди сборных. Причем некоторые команды были даже мощнее, чем отдельные сборные, ведь в них еще и присутствовали мастеровитые легионеры.

И нам удалось совершить что-то фантастическое: мы обыграли три команды из первой пятерки мирового рейтинга чуть больше чем за сутки. Это достижение я ценю крайне высоко.

«Меня преследовало поражение в полуфинале ЧМ-2019»

— Главное достижение этого года в российском пляжном футболе — все же, несомненно, победа на чемпионате мира. Для вас — первая. В 2011 году вы по телевизору смотрели, как Дмитрий Шишин раскатывал бразильцев в финале, а теперь добыли золото бок о бок с ним и другими ребятами из той команды. Каково это?

— Эта цель всегда была приоритетной, ни для кого это не секрет. В 2011 году, когда я в первый раз увидел пляжный футбол — когда смотрел матчи на нефтеперерабатывающем заводе на вышке, передо мной был телефон, куча труб, дым, — я и подумать не мог, что однажды мне представится шанс сыграть с этими ребятами в одной команде. Это была мечта — и то она появилась только через два-три месяца, когда Илья Леонов и Михаил Викторович Лихачев приехали к нам в Ярославль на встречу. Вот тогда, послушав, что они рассказывали про чемпионат мира, про свои достижения, я загорелся.

Это были реальные звезды нашего спорта, я смотрел на них с открытым ртом, и мне очень хотелось однажды сыграть против них в пляжный футбол.

Многие обращают внимание, как я пишу в соцсетях: первый шаг к кубку сделан, потом — второй. Я принимаю каждый турнир как путь. Ни один путь невозможно пройти, не сделав несколько шагов. Нельзя перепрыгнуть с первого на пятый. Так и здесь: я делал шаг за шагом на пути к этой цели и через несколько лет дошел до игр против Ильи Леонова, потом попал в «Локомотив», а еще через какое-то время стал капитаном «Локомотива» вместо Леонова — представляете, как интересно судьба повернулась?

— Болельщики и эксперты по итогам чемпионата мира сошлись во мнении, что матч со Швейцарией был скрытым финалом. Какие у вас воспоминания о той игре? И можете ли вспомнить более нервные матчи в вашей карьере?

— Это самый интересный и тяжелый матч в моей жизни и с физической точки зрения, и с психологической. Присутствовало все: драма, американские горки, слезы и хэппи-энд. Многие болельщики, наверное, плакали, думая, что мы проиграем. А через 10 минут плакали уже от счастья. Я был уверен, что матч будет крайне тяжелым, так как у нас не принимали участие трое ребят. Тем не менее, мы играли против Швейцарии — не против Бразилии. Знали, что швейцарцы здорово атакуют, но при этом очень много пропускают и шансы забить им однозначно будут.

Полтора тайма игра у нашей сборной абсолютно получалась. Но мы ушли на второй перерыв при счете 3:4, и стало немного страшно, потому что пропусти мы еще один, могли бы уже не выкарабкаться. В третьем тайме восстановили свою игру, заработали удаление у швейцарцев. Но Кирилл Романов не забил очень близкий штрафной и буквально через несколько секунд сфолил уже в своей штрафной площадке, получив красную карточку и пенальти в наши ворота. Гленн Ходель забил, и ситуация стала катастрофической. Уже было не немного страшно, а безумно страшно.

У меня пошли флешбэки с чемпионата мира 2019 года в Парагвае, когда в полуфинале мы проиграли итальянцам. Я был самым несчастным человеком в тот день и в последующие два года.

Я боролся с негативными мыслями и говорил себе: время еще есть. Стал просить мяч, убеждал себя, что мы отыграемся и победим — и все получилось. Через три минуты я забил, счет стал 4:5, и вот тогда мы вернулись в игру. Я до конца верил, и все-таки мы дождались момента и забили еще. Мы, конечно, оказались на огромном психологическом подъеме, а швейцарцы, наоборот, ушли в пике.

Казалось невозможным вытащить матч с удалением и уступая два мяча за пять минут до конца на чемпионате мира, один матч из ста может так сложиться, а может, и тысячи — и это был как раз тот день.

«Обидно за олимпийцев, страдающих из-за абсолютно посторонних вещей»

— Слоган российской команды «Наши парни» хорошо зашел в народ. Но если углубиться в суть, эти два слова были размещены на форме вместо эмблемы сборной. Каково было выступать без национального флага, без герба и без гимна? Давило ли это как-то психологически? Или, наоборот подстегивало?

— Второе утверждение абсолютно верное. Это никоим образом не сказалось на нашей игре в отрицательном плане, может, даже усилило нашу мотивацию. Вы отнимаете у нас гимн, герб, все наши символы, но мы при этом не опускаем руки, не сдаемся и сейчас мы вам покажем, кто мы есть на самом деле.

Буквально два года назад я услышал слоган «Наши парни» в отборе на ЧМ-2019 и засмеялся — ну что значит «наши парни»? Мне это тогда показалось комичным. А вот в этот раз, когда эти слова были на нашей груди, еще до первого матча, когда болельщики писали нам невероятные слова в соцсетях, я действительно проникся этим слоганом. И мы действительно были «их парнями» — всей страны. В любом случае, герб, гимн и флаг внутри меня и каждого нашего спортсмена.

— Как вы вообще воспринимаете санкции в отношении российского спорта?

— Тяжелый вопрос, неприятный. К нашей стране в мире всегда относились немножко предвзято. Мы выше говорили о судействе — везде происходит то же самое, со всех сторон пытаются поджимать: в экономике, в политике. И в спорте, к сожалению, тоже. Конечно, мне очень жаль, что у нас забрали флаг, гимн и герб, что наши спортсмены не ездят на Олимпиады, что многих не пускают на соревнования в США. Вы представляете, какой это удар?

Вот моя история: родился в поселке, переехал в Ярославль, там в «Шинник» не взяли, устроился на завод, увидел пляжный футбол, стал чемпионом мира. Люди думают: да что там этот пляжный футбол, если человек с завода стал чемпионом мира? Нет, ребята! Это было далеко не так просто! Еще до завода я был очень сильным игроком в большой футбол и в мини-футбол. Был футболистом до мозга костей, и все в Ярославле это прекрасно знают. Многие рекорды не побиты до сих пор. Да, через восемь лет в пляжном футболе я стал чемпионом мира. Но это восемь лет! И этот путь был невероятно трудным, и приходилось преодолевать препятствия каждый день. И то, что я сейчас чемпион мира, это труд не только последнего года или этих восьми — это труд 27 лет.

Я это к чему. Про олимпийцев тоже думают: ну ладно, не поехали — и не поехали.

А кто-то еще говорит: мол, те, кому разрешили поехать, и они поехали, — предатели… Люди, да вы что?! Этот человек так же всю свою жизнь, с четырех-пяти лет преодолевал трудности, совмещал школу с тренировками, не высыпался, трудился.

Тысячи часов были вложены, чтобы поехать на Олимпиаду. Мне очень обидно за тех ребят, которые не попадают на Игры и чемпионаты мира из-за абсолютно посторонних вещей. Но при всем этом мы не останавливаемся, не опускаем руки, дальше бьемся и показываем свой класс на других соревнованиях. Вот это настоящий русский характер!

«Игроков в большой футбол портят деньги, у молодых ребят срывает крышу»

— Если говорить о большом футболе, не могу избежать параллели с пляжным. Ведь наш пляжный футбол сейчас диктует условия в мире, с нашими командами всегда считаются. Почему не получается так в большом футболе?

— Футбол — самый популярный вида спорта, мерило успеха. На мой взгляд, игроков портят деньги — я придерживаюсь такой точки зрения и не скрываю этого. Объясню на примере. Мальчишка занимается, условно, в академии «Зенита», показывает свои лучшие качества на протяжении юношеской карьеры. Взрослеет, заканчивает академию, и зарплата у него, например, 50 тысяч рублей. Конечно, главная команда хочет его подписать, чтобы в том числе на нем заработать, чтобы никто его не переманил.

А что дальше? Клуб хочет заинтересовать этого молодого человека, чтобы он хотел играть и продолжал прогрессировать. Но ему не предложат 200-300 тысяч, потому что это слишком мало для основного состава. Кроме того, у игрока есть агент, который ведет его карьеру и рассматривает предложения других клубов. И игроку наваливают миллион, два, три — и контракт лет на пять.

Представляете: он только что получал 50 тысяч рублей, а в следующий месяц — два миллиона! И он просто улетает в космос, у него срывает крышу. Раньше он ограничивал себя во всем, не мог себе позволить последний «мерседес», квартиру — а теперь он может все!

И рядом появляются друзья, которые хотят приобщиться к успеху, зовут в клуб, одно попробовать, другое. Как только парень соприкасается с этой жизнью, он снижает требования к себе и начинает деградировать. А ведь он попал в основную команду, где играют топовые легионеры и российские игроки, которые так же получают зарплату, но в свои годы обладают железным характером, более мощным телом и прекрасно понимают, за какие деньги они играют и что они должны их отрабатывать, иначе они их лишатся. Игрока начинают отправлять по арендам, и он просто пропадает. Есть люди, как, допустим, Арсен Захарян, которые работают, развиваются и не ведутся на красивую жизнь. Но таких единицы!

— Раз уж об этом заговорили, какие зарплаты в пляжном футболе? Я не спрашиваю конкретно о вашей, но можете сказать в среднем? И что думаете о зарплатах в классическом футболе ?

— Вы не представляете, какие они маленькие. Скажу так: футболист сборной России по пляжному футболу получает примерно $1500-2000 в месяц без бонусов. Это очень сильно расстраивает, потому что в большом футболе игроки получают невероятные бабки. Не подумайте лишнего, меня огорчают не их высокие зарплаты, а наши мизерные. Я всегда стараюсь быть объективным: ребята не виноваты, что они получают большие деньги. Виновата вся система. Они же попали в большой футбол — у каждого из них был свой тяжелый путь, со взлетами и падениями. Вот они шли и добрались до этих миллионов. И раз там платят столько, пусть ребята получают, почему нет? Значит, они реально этого заслуживают. Просто хочется, чтобы нас ценили выше.

«Хотел бы потренироваться под руководством Карпина»

— Нашей футбольной сборной весной предстоит сыграть решающие матчи в отборе ЧМ-2022. Верите, что ей удастся пройти стыки?

— Все мы смотрим футбол, поддерживаем наших парней. Когда они играют плохо и не получается, все их хают, полощут, кошмарят. Но потом эти же люди включают телевизоры и продолжают болеть. Ведь это же о многом говорит — люди все равно поддерживают, верят до последнего.

Я хочу, чтобы у них все получилось, прямо очень хочу. И буду безумно счастлив, если наши выйдут на чемпионат мира. Верю, что у них все получится. У них сейчас прекрасный тренер, на мой субъективный взгляд, и сборной он приносит результат. Люди многое говорят — что игра плохая, что футболисты никакие, — но результат-то у нас есть. А это самый главный аргумент.

— Вы называли Валерия Карпина в числе любимых футболистов — а как вам Карпин-тренер?

— Это человек с невероятной харизмой. Очень серьезный, дисциплинированный, при этом у него всегда есть место юмору. И я считаю, что это идеальное сочетание в тренере вообще. Нужно быть и позитивным, и шутки должны быть. Но в целом, должна быть строжайшая дисциплина, особенно в нашей стране, с нашими игроками и с нашим менталитетом. Никогда нельзя давать спуску игрокам, потому что сразу же сядут на шею и поедут.

Он меня не тренировал — а очень хотелось бы с ним потренироваться. К сожалению, не получилось — пока. Может быть, в какой-то другой роли мы с ним пересечемся.

«Для меня каждый турнир — подготовка к следующему»

— Не могу не вспомнить Евролигу — единственный, пожалуй, международный турнир в этом сезоне, где у России не задалось. Почему? Была усталость после чемпионата мира?

— Усталость, конечно, сказалась. Мы были на сборах с 1 по 19 августа — два сбора, двухразовые тренировки. Потом отыграли шесть матчей за 10 дней на чемпионате мира, и при этом была не только колоссальная физическая нагрузка, но и психологическое давление. На нас были возложены огромные надежды, которые каждому хотелось оправдать. Мы выполнили эту тяжелейшую задачу, выиграли домашний чемпионат мира. В общем, подсели и морально и психологически. К тому же, состав на этот турнир немного изменился. Но даже несмотря на все это, мы могли и должны были побеждать!

— Как вы выдерживаете такое количество турниров один за другим?

— Даю лайфхак. На самом деле, все очень просто, гораздо проще, чем все считают. Мы отыграли чемпионат мира, через неделю — Евролига. Что я делаю? Я представляю, что чемпионат мира был подготовкой к Евролиге: набрал великолепную форму, в отличном игровом тонусе, здорово готов, сейчас приеду на Евролигу и покажу себя во всей красе. Как вы уже знаете, я туда приехал, отыграл четыре матча и забил 10 мячей.

Дальше — буквально через неделю Кубок России в Анапе. И я воспринимаю Евролигу как подготовку к Кубку России! Приезжаю туда и за пять матчей забиваю 11 голов. Потом — клубный чемпионат мира. И все предыдущие турниры я уже воспринимаю как подготовку к Мундиалито. Плюс мои результаты и мои голы меня еще больше заряжают. Они говорят, что я на правильном пути. Начинается Мундиалито, в трех матчах забиваю восемь мячей, мы побеждаем. После — Дубай, Межконтинентальный кубок. Хотя между турнирами времени практически нет!

Но если бы я подумал после чемпионата мира, что я молодец, и расслабил булки, то на следующий турнир приехал бы недонастроенный. Мол, приеду, как-нибудь отыграем, потом буду готовиться заново…

Вот как это работает. Не только в спорте, но в жизни в целом.

«Не планирую тренировать, хочу стать функционером»

— Вы уже высказывались про Валерия Карпина — расскажите теперь про главного тренера пляжной сборной, Михаила Лихачева. В чем, на ваш взгляд, его секрет?

— Михаил Викторович — крайне дисциплинированный человек, профессионал, и он знает, как достигать успеха. Когда ты добиваешься его однажды, то уже знаешь всю технологию. И тебе нужно примерно повторять то же, что в первый раз привело тебя к успеху. Он это и делает, а не изобретает велосипед. У него настолько объемный и обширный опыт, что под каждого соперника у нас определенная тактика. Он изучает каждого игрока, его сильные и слабые стороны, говорит нам это на установке, и мы выходим уже во всеоружии. Сейчас у него все это на автомате.

Он попал в сборную как раз в тот момент, когда наши были на коне. Его карьера началась сразу с великих побед, и он понял, как все работает. Сейчас просто продолжает это делать, поэтому результат будет, на мой взгляд, плюс-минус всегда — если он не охладеет к своей деятельности и будет продолжать так же серьезно относиться к своему труду, вот и все.

— Глядя, как Лихачев реагировал на победы на том же чемпионате мира, с трудом верится, что он охладеет. При этом со временем в его штаб влились прежние лидеры сборной — Илья Леонов и Андрей Бухлицкий. Насколько важна в национальной команде такая преемственность?

— Их опыт, однозначно, помогает всем. Допустим, Михаил Викторович упустит какие-то моменты в подготовке — теоретически. Но такой опытный человек, как Илья Леонов, сможет это увидеть и подсказать. Он с большинством футболистов играл, знает их моральные и физические качества — изнутри, а не со стороны, как Михаил Викторович. И он понимает, как можно обыграть определенные моменты, чтобы команда достигла успеха. То есть, такие люди очень ценны в тренерском штабе.

— Я не случайно упомянул бывших лидеров национальной команды. Сейчас такой лидер — вы. Допускаете, что в будущем сами будете тренировать сборную?

— Конечно, есть что передать и рассказать. У меня получается правильно это преподнести, зарядить и мотивировать. Наша жизнь удивительна и непредсказуема, может случиться что угодно. Но я ставлю немного другие цели по передаче опыта.

Мне хочется быть функционером — организовывать турниры, различные мероприятия, причем не только футбольные. И когда я на них буду присутствовать, то, однозначно, буду разговаривать и с детьми, и с их родителями — таким образом я смогу передавать частичку своего опыта.

Еще хотелось бы заниматься благотворительностью. По возможности, буду ездить в детские дома, уделять детям внимание. Это очень важно, потому что мало кто это делает — а это нужно обязательно. Если ты добился успеха, ты обязан помогать другим.

– Вспомнилось: уже после трагедии ярославского «Локомотива» стало известно, что нападающий команды Иван Ткаченко занимался благотворительностью и помогал детям. А последний перевод на полмиллиона рублей он сделал в день своей гибели. И здесь возникает вопрос: это 2011 год, как раз когда вы для себя открыли пляжный футбол. Та катастрофа с хоккеистами «Локомотива» как-то повлияла на вас лично? Что-то изменила в вашем сознании?

—  Наверное, она просто дала мне понять: ты, чувак, не вечен. С тобой может случиться что угодно в любой момент. Ты думаешь, что можешь жить долго, строишь планы, идешь к целям. А потом в абсолютно не зависящих от тебя условиях ты можешь исчезнуть. Просто — раз! — и нет тебя.

Конечно, это сыграло роль. Но мой родной брат умер почти 20 лет назад, и вот это гораздо больше повлияло на мой характер и на то, что я сейчас творю. Ты не вечен, но что останется после тебя? Вот это очень хороший вопрос, который люди каждый день должны себе задавать.

«Можно сказать, что Хабиб Нурмагомедов меня спас»

— Известна история, как вас не взяли в дубль «Шинника», после чего вы едва не оказались потеряны для спорта. А не рассматривали варианты с другими видами спорта? Ведь тот же ярославский «Локомотив» — один из лидеров нашего хоккея. Не было желания взять клюшку в руки?

— К моему огромному сожалению, меня не научили в детстве играть в хоккей. Я даже не сомневаюсь, что из меня бы получился хороший хоккеист. Это та же работа, что и в футболе, смысл один и тот же. Но для этого нужно здорово кататься на коньках. Мышление для хоккея, думаю, у меня есть, и характер, и внутренние качества. Но умение кататься на коньках здесь максимально важно, а к этому надо привыкать с детства. Если бы умел, могло бы получиться.

Зато была возможность перейти в боевые единоборства. В одно время, когда я только начал выступать в пляжном футболе, я тренировался у победителя первого международного турнира по панкратиону, президента федерации ММА Ярославской области Дениса Шибанкова. Занимался полгода и был достаточно серьезно готов. Он однажды сказал, что из меня можно сделать чемпиона — мне было, кажется, 23 года. И когда такой человек говорит подобные слова, это не просто так. Значит у меня и правда были задатки. Возможно, я бы там остался, но у меня заболело колено, а потом я уехал на мой первый международный пляжный турнир. И выступил успешно, сразу стал лучшим бомбардиром, после чего решил продолжить в футболе.

— Сильно расстроились, когда Хабиб Нурмагомедов завершил карьеру?

— Расстроился. Расскажу еще историю. У меня была тяжелейшая травма — в 2019 году я разорвал себе задний крест. На протяжении месяцев пяти я жил в аду. Как раз тогда Эдуард Безуглов мне помогал, и были мысли — делать операцию или нет? Смогу я восстановиться или уже вообще никогда не буду бегать? Потому что я не мог нормально ходить, наступать на ногу, уже не говорю о футболе. 6-7 часов тренировался каждый день, и бац — произошел дикий откат назад и снова стало хуже. В какой-то момент я не выдержал и улетел отдыхать за границу.

Я взял с собой книгу Хабиба Нурмагомедова «Khabibtime», читал ее в Мексике, лежа на берегу моря. И, знаете, эта книга меня безумно зарядила.

— Конечно, я следил за ним, но не знал так глубоко. Я проникся его рассказами. У него тоже были порваны кресты, два года он не выступал, боролся с травмами. И он выдержал, прошел дальше, стал чемпионом мира. Книга меня очень замотивировала, я вернулся домой и продолжил свой тяжелейший путь восстановления. И буквально через полтора месяца после перелета я справился с травмой, а уже через два-три играл, как ни в чем не бывало.

— Получается, Хабиб в какой-то степени вас спас?

— Да, можно сказать и так. Некоторые фразы из его книги я до сих пор прекрасно помню и цитирую в соцсетях. И, конечно, я безумно расстроился, когда он закончил карьеру, мне хотелось бы, чтобы он продолжал. Многие критики говорили, что у него неинтересные бои, что он только борется, валяется. Но он показал, что и в стойке у него все в порядке. Конора Макгрегора — ударника — он в стойке вырубал. И с Дастином Порье бился в стойке, и с Джастином Гейтжи.

Каждый из нас имеет свои преимущества. Почему он должен выступать на своих слабых сторонах и проигрывать, если у него есть сильные и он может достичь результата? Он все правильно делал.

Мне очень нравились все его бои. К тому же он делал так, как ему говорил отец, который был великим тренером, грамотно разбирал каждого соперника и знал, как победить.

— Вы вообще агрессивный человек? Кому-то в «табло» можете выписать, если заденут?

— Теоретически — конечно, могу. Но я сразу думаю о последствиях, о будущем. А то у нас в стране кому-нибудь выпишешь и получишь минимум условник, а так можешь при неудачном стечении обстоятельств сломать человеку челюсть и уехать в тюрьму за это. Так делать нельзя, лучше все конфликты разрешать беседой.

Когда обладаешь навыками, главное — уметь их не применять. Ладно, я — я не профессионал в этом виде спорта, у меня нет такого удара или такой ловкости рук. Если сравнивать с футболом — вот я предложу сыграть первому попавшемуся прохожему. Какие у него шансы против меня? Да никаких. То же самое и в боях. Это опять аналогия, я люблю все сравнивать. Если выйдет против меня профессионал, у меня, несмотря на мой опыт в ММА, не будет никаких шансов, кроме лаки-панча.

Понимаете, один удар может испортить жизнь как одному, так и другому. Профи не имеют права использовать свое оружие — а кулаки и есть оружие — в спорных ситуациях. Их можно применять только когда есть угроза тебе, твоим близким, семье.

«Упустил шанс играть в большой футбол в США»

— Вы как-то рассказывали в интервью, что в бытность рабочим на нефтеперерабатывающем заводе и курили, и выпивали. Были еще какие-то неприятные привычки? И насколько тяжело было от них избавляться, возвращаясь в спорт?

— Ха, вы хорошо осведомлены. Да, такие вредные привычки, к сожалению, были. Я курил сигареты и выпивал — больше ничего не было. И, знаете, я благодарен, что эти привычки у меня были, что я столкнулся с ними в том возрасте. Потому что сейчас я — просто броня, кремень. Невозможно ни одной из этих привычек снова появиться в моей жизни. У меня сейчас абсолютный контроль над собой. Сигареты тогда я бросил сразу — в один день.

А по поводу алкоголя, это никогда не было зависимостью. После завода иногда позволял себе отдохнуть на новый год, в какой-то праздник, не скажу, что сильно. В этом году ни разу не употреблял алкоголь — и прекрасно себя чувствую, великолепно! Вообще, желательно бросать сразу любую вредную привычку.

— Известно также, что вы работали грузчиком в США. Не было мысли заняться профессионально спортом именно там? Или мысли были, но не было возможности?

— Если честно, я просто в тот момент не был готов психологически заниматься спортом — к сожалению. Сейчас прекрасно понимаю, что мог остаться там и стать игроком большого футбола. Я ездил на тренировки в команду из Бруклина. Там был русскоговорящий тренер — я в Интернете нашел контакт, поговорили, он пригласил. Я приехал — но, знаете, был в такой плохой форме… Хотя до Америки был в отличных кондициях! Но перед отъездом расслабился, не тренировался на протяжении двух месяцев. И приехал на занятия в Бруклине совсем неготовым физически, смотрелся там абсолютно средне. Сходил на несколько тренировок и потом сам перестал ездить, хотя мне никто не говорил, что я что-то делаю плохо.

При этом я понимаю, что если бы сохранил физическую форму, то в той команде закрепился бы без проблем. А зарплаты там были от $3000. Так что теоретически мог бы сейчас себя в полном порядке чувствовать в Америке. Шанс был, но я его упустил — признаю.

«Жена с первого дня смотрела все мои матчи»

— В этом году у вас родилась дочка, вы женились — искренне вас поздравляю. Если можно, расскажите немного о супруге? Как вообще произошло ваше знакомство?

— Мы познакомились с будущей супругой в период пандемии — я был как раз в Ярославле и готовился к сезону. Однажды мне пришел запрос в друзья в Facebook от красивой девушки. На фотографии она мне понравилась, я ей сразу написал. Оказалось, моя любимая мама однажды пошла в поликлинику на УЗИ, и как раз Танечка ее там принимала. И мама меня разрекламировала очень хорошо — мол, у меня сын, такой красивый, футболист. И все, ушла. А через полгода — мне уже потом супруга рассказала — ей Facebook подкинул меня: «Вы можете быть знакомы с этим человеком». Причем я туда очень редко всегда заходил, месяцами мог не заглядывать. Но вот именно тогда, когда мне пришел этот запрос в друзья, я его увидел.

В первый же день я сразу после тренировки спросил ее, где она. Она ответила, что на работе, в больнице, и выяснилось, что я тренировался в километре от нее. Встретились, я купил ей кофе, познакомились, пообщались. И с тех пор мы вместе.

— У вас постоянно сборы, турниры, разъезды. Для многих женщин быть женой спортсмена — тяжкий труд. Ваша супруга не жалуется?

— До моего отъезда в Москву мы полтора месяца виделись каждый день. А потом обстоятельства включились, мне нужно было заниматься своей деятельностью. Но мы каждый день на связи, на видеозвонках. Она удивительный человек: я не встречал людей, которые так поддерживают своих мужей. Она каждый раз пишет мне, желает отличной тренировки. Она с первого дня смотрела все мои матчи.

И когда мне нужно ехать на турнир, даже несмотря на то, что у нас сейчас маленькая дочка, она все равно говорит: «конечно, поезжай». Если бы мне раньше сказали, что такие люди есть, я бы не поверил.

Другая бы сказала: «Да ты задолбал со своим футболом, тебя нет дома, ты не уделяешь внимания ни мне, ни ребенку!» Нет, Таня — абсолютно другой человек. Она говорит: «Поезжай, не думай ни о чем, я знаю, как это для тебя важно».

— Дочку хотите отдавать в спорт? Или предоставите ей самой решать, когда придет время?

— Конечно, есть такое желание. Я бы хотел выбрать для нее какой-то олимпийский вид спорта — скорее всего, это будет спортивная гимнастика. Поживем — увидим. Но принимать решение будет она, а я поддержу любой ее выбор.

Загрузка