Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Проблема российских футболистов в том, что они не готовы страдать»

Экс-форвард «Рубина» Милошевич заявил, что российский спорт недолго будет под санкциями

Бывший нападающий казанского «Рубина» и сборных Югославии и Сербии Саво Милошевич выразил уверенность, что российский спорт недолго будет оставаться под санкциями. В интервью «Газете.Ru» он вспомнил, как югославские спортсмены пережили период запрета на выступления на международных соревнованиях, рассказал, почему решил завершить карьеру после победы в чемпионате России с «Рубином», похвалил работу Валерия Карпина в сборной России, а также поделился мнением о главной проблеме российских футболистов.

«Кто-то наказывает тебя за вещи, о которых ты даже не знаешь»

— Россия, как и Югославия в прошлом, попала под серьезные спортивные санкции. Можете вспомнить то время — ранние 90-е? Могли ли простые люди и спортсмены предположить, что тяжелая политическая ситуация приведет к таким последствиям в спорте?

— Это было очень непростое время. Я выступал тогда за белградский «Партизан», и из-за санкций и эмбарго мы не могли играть международные матчи — ни в Лиге чемпионов, ни в Кубке УЕФА. Ты задаешься вопросом, пытаешься понять: в чем твоя вина? Ты тренировался всю свою жизнь, и кто-то наказывает тебя за вещи, о которых ты даже не знаешь.

В то время я был зол, но сейчас мне 48 лет, и я не слежу за политикой, поскольку верю, что ничего хорошего она не несет. Я не отслеживаю события и волнения в Европе, поскольку я не доверяю политикам и не верю в них. Мне проще говорить о том, в чем я разбираюсь: футбол — вся моя жизнь.

Сейчас очень грустно наблюдать, что подобное происходит вновь: мир наказывает российских спортсменов, хотя они никаким образом не имеют отношения к конфликту, а лишь тренируются и работают, чтобы чего-то добиться. Мы спортсмены, нам не нужно принимать участие в политике — но и она не должна касаться нас.

— В таких непростых обстоятельствах — что внешних, что внутренних, — кажется очень сложным развивать спорт в стране. Но это произошло в Югославии, как раз в то время начало формироваться будущее поколение чемпионов: Ана Иванович, Новак Джокович, блестящие баскетбольные, волейбольные и ватерпольные сборные. Что, на ваш взгляд, способствовало возрождению сербского спорта в тех условиях?

— Полагаю, кураж и гордость. Нам ничего не оставалось, кроме как проявлять себя в спорте и работать еще усерднее. На самом деле в такой ситуации ты больше ничего и не можешь: только работать и показывать, что ты хорош в том, что ты делаешь. Возможно, сыграл роль и гнев, который мы испытывали из-за санкций.

— Как футбольные фанаты восприняли санкции? Полагаю, весьма болезненно, учитывая, что сборную Югославии отстранили от участия в чемпионате Европы — 1992?

— Это был еще один пинок. И это была национальная катастрофа, поскольку мы тогда очень хорошо провели квалификацию, команда была очень сильной. Наша команда уже выехала на турнир, но ее заставили вернуться в Югославию. Вместо нас поехала Дания и в итоге выиграла чемпионат Европы.

Не думаю, что люди, которые принимали такое решение, осознавали, насколько жестоко наказывать тех, кто ни в чем не виноват.

— А когда датчане стали чемпионами Европы, не было ли у футболистов чувства: «На их месте должны были быть мы»?

— Ну, ты никогда не можешь загадывать в футболе. И я не могу сказать, выиграли бы мы чемпионат Европы, если бы попали туда. Безусловно, у нас была сильная команда, и мы заслуживали там выступить, по крайней мере, посоревноваться. Предугадать результат невозможно, но главное — тренироваться и работать, попасть на чемпионат Европы непросто. Увы, нам не разрешили выступить по политическим причинам.

«Идея соревнований без России совершенно неубедительна»

— Постепенно ситуация улучшалась, сербские спортсмены вернулись на международные соревнования. Какой момент вы могли бы назвать кульминацией возрождения сербского спорта? Или, возможно, он еще не наступил?

— У нас много достижений в волейболе, баскетболе, водном поло, в теннисе, так что такие моменты были — не один, их было много. У нас очень много талантливых атлетов в разных видах спорта. Я помню, как мы раньше говорили: «Они могут запретить нам соревноваться, но не могут отнять то, что у нас внутри».

— После распада Югославии и появления отдельных независимых государств звучат ли отголоски тех событий в обществе? И сейчас существуют споры и противоречия — к примеру, вокруг Косово. Влияет ли это как-то на спорт?

— Мне кажется, для обычных людей война давно закончилась, и они просто думают о том, как им жить. Но порой, когда происходят выборы в Сербии, Боснии и Герцеговине, Хорватии, политики снова поднимают эти вопросы, поскольку это необходимо им для поддержки, чтобы получить несколько лишних голосов. По сути, эти проблемы остаются лишь в головах политиков.

— Исходя из этого тяжелого опыта, можете ли вы сказать, как российский спорт должен справляться с ситуацией, когда он запрещен на международной арене?

— Прежде всего я не думаю, что ситуация с Россией будет развиваться, как у нас. Мы были вне мирового спорта три-четыре года. Югославия была маленькой страной, Сербия — еще меньше. Россия же — намного более мощное государство, и я считаю, что эти санкции лишь временные. Россия очень сильна экономически, во многих других сферах — и, разумеется, в спорте.

И я надеюсь и верю, что скоро будут приняты положительные решения. Идея продолжать соревнования без России выглядит совершенно неубедительной.

— Недавно в Катаре состоялся конгресс Международной федерации футбола (ФИФА), на котором, как опасались многие российские специалисты и болельщики, могло быть принято решение о приостановлении членства России. Этого в итоге не произошло — а на ваш взгляд, насколько подобное могло быть реально?

— Мне сложно поставить себя на место тех людей, которые за это отвечают. Но очевидно, что все также завязано на политике. Проблема в том, что решения принимаются не спортивные, а политические, и мне очень сложно это понять. Как я уже говорил, я не доверяю политикам.

«После чемпионства с «Рубином» не могло быть лучшего момента для завершения карьеры»

— Пожалуй, достаточно о политике, тем более, вам и без этого есть, что сказать о российском футболе. Вы выступали за казанский «Рубин» и хотя отыграли там всего сезон, помогли команде впервые стать чемпионом России и к тому же забили «золотой» гол. Какие самые яркие воспоминания у вас сохранились о том периоде?

— Прекрасные воспоминания. Несмотря на то, что мне было уже 35 лет и я играл не очень много, я понимал, как важен успех для клуба. У нас была невероятно сильная команда, мы провели отличный сезон. Кроме того, у нас был потрясающий тренер, мы заслужили стать чемпионами России. Я помню, что у нас был отрыв в 6-7 очков от ближайшего преследователя, когда я забил гол, который принес нам чемпионство.

И это был один из лучших моментов в моей жизни. После этого я решил уйти из футбола, и лучшего способа завершить карьеру быть не могло.

— Вы поддерживаете отношения с кем-то из партнеров по «Рубину»?

— Время от времени общаюсь со Степаном Томасом, если помните такого хорватского защитника. С другой стороны, я уже очень давно не пересекался с кем-то еще из команды. Слежу за тренерской карьерой Сергея Реброва. Помню прекрасно парня из Турции, Гекдениза Карадениза. Увы, потерял контакт с Сергеем Семаком, который был лидером нашей команды. Поэтому, по сути, единственный, с кем я поддерживаю связь, — Степан Томас.

— Кто был главный весельчак в команде?

— Таких было несколько. Тот же Степан был у нас ответственным за шутки, всегда поддерживал позитивную энергию. Вообще, у нас в команде была очень хорошая атмосфера. Так и должно быть, потому что без этого невозможно выиграть чемпионат.

«После победы над «Зенитом» Бердыев полтора часа говорил о наших ошибках»

— А что насчет главного тренера Курбана Бердыева? Каким вы его запомнили?

— Прежде всего, он был очень умным. Он знал практически все о современном футболе. Он был также очень скрупулезным, учитывал каждую возможную деталь касательно обороны, атаки — ничего не упускал.

Все было важно — каждый день, на каждой тренировке и каждую секунду матча. Вот почему для меня он — один из лучших европейских тренеров.

Мы выиграли чемпионат России, но уже после того, как я ушел, «Рубин» повторил этот успех. И он так же классно играл в Европе, победил «Барселону», которая тогда была одной из сильнейших команд в истории футбола. Этого невозможно было бы добиться, если бы тренер не знал, что делать. Он знал все и был готов ко всему. Он очень много работал, наблюдал и искал, что улучшить. Потому его команда выступала на высочайшем уровне и была успешна.

— С ним вы не на связи?

— Уже давно нет. В последний раз мы виделись, когда я прощался с футболом матчем за сборную Сербии в Белграде, против Болгарии (21 ноября 2008 года. — «Газета.Ru»), и он приехал отдать дань уважения моей карьере. Это было очень большим шагом с его стороны.

— В свое время вы очень тепло отзывались о легендарном Ариго Сакки. Можно ли сравнить его с Бердыевым, похожи ли они?

— Да, вы правы, они очень похожи. Потому что Сакки также думал обо всех деталях, постоянно и обо всем. Он был одержим футболом. Знаете, есть такие тренеры, они уделяют очень много внимания тактике и учитывают все возможности — как удивить соперника, как предотвратить угрозу. Так что — да, Сакки и Бердыев очень похожи в стратегическом подходе и в отношении к футболу.

— Какая российская команда была для вас самым серьезным соперником?

— Помню, что «Зенит» был очень силен. Но мы победили их 3:1 в Санкт-Петербурге — я помню тот матч, мы играли очень хорошо. И для нас это был очень большой матч, как дерби. А дома мы обыграли «Зенит» 4:1. Когда я был директором сборных Сербской ассоциации футбола, я рассказывал молодым футболистам о том, как на следующей день после победы мы не отдыхали, а усердно тренировались. Затем же тренер анализировал игру — Курбан полтора часа говорил о наших ошибках (смеется).

Это очень забавно, потому что мы победили 4:1, но тренер указывал нам на то, где мы ошиблись и что сделали не так.

«Проблема российских футболистов в том, что они не готовы страдать»

— Вы начали карьеру в Сербии, а потом уехали за рубеж, много играли в Испании и пересекались с там с российскими футболистами. Кто вам наиболее запомнился и кого вы бы могли отметить из того поколения россиян?

— Когда я выступал в Испании, феерил Валерий Карпин. Также я провел сезон в «Сельте» с Алексом Мостовым — удивительный игрок, прекрасно оснащенный технически и очень интеллигентный. Вообще, в Испании было много российских и сербских футболистов. Помню, как играл против Виктора Онопко, когда он был в «Овьедо» — тоже очень умный и классный футболист. Еще помню Владимира Бесчастных в «Расинге», также я играл в «Сарагосе» с Владом Радимовым — отличный парень, у нас были очень хорошие отношения. Он был очень техничный — хоть и не отличался физической мощью, но обладал замечательным футбольным интеллектом.

— В России сейчас принято критиковать футболистов за то, что они незаслуженно получают огромные деньги. Если сравнивать с 90-ми, тогда действительно были игроки уровня Карпина, Мостового, Андрей Канчельскис был хорош в Англии. А сейчас, по сути, только Александр Головин более-менее стабильно показывает неплохой уровень из всех россиян, выступающих в Европе. Согласны ли вы с тем, что деньги портят российских футболистов?

— Что ж, это может быть одна из причин, но не думаю, что основная. Когда я наблюдал за российскими футболистами и командами, то всегда подмечал одну проблему: это мотивация. Я так это вижу. В РПЛ игроки пробегают больше за матч, чем в большинстве европейских чемпионатов, так что их проблема не в физике. Они могут бегать много, быстро. Также мы знаем, что есть очень техничные и талантливые россияне. Что же остается? Тактика, дисциплина.

В свое время «Зенит» и ЦСКА выигрывали Кубок УЕФА — у них было тогда все, что нужно. Но игрок должен страдать и жертвовать собой ради команды, отдавать 105 процентов на поле, 100 процентов — недостаточно. Я не говорю, что российские футболисты не хотят этого делать. Я был на чемпионате мира в России, который был потрясающе организован. Сборная России прекрасно выступила, она была очень близка к тому, чтобы переиграть Хорватию и выйти в полуфинал. Вот что я имею в виду: они могли сделать чуть больше. Не играть лучше, а просто выложиться на некий дополнительный процент. Если бы они сумели это сделать, то могли бы соревноваться на равных с любой командой мира.

Я играл в России, видел футболистов и могу сказать, что у них есть все, что нужно для успеха. Не хватает лишь этой жертвенности и готовности страдать.

«России нужен такой футболист, каким был Семак»

— Пару лет назад в бытность главным тренером «Партизана» вы в России пересекались с Карпиным, даже делали совместное фото. Сейчас он — главный тренер сборной России. Видели ли матчи команды под его руководством?

— Я даже смотрел один матч на трибуне, когда Россия играла в гостях против Словении. Они играли здорово, мне понравилась работа Валерия. Команда была нацелена не просто на то, чтобы победить, а на то, чтобы выложиться на поле.

У Валерия богатейший европейский опыт, и это очень важно для того, чтобы понимать современный футбол. Я уверен, что он знает, что делать с командой, чтобы она показывала футбол высокого класса.

От него зависит, насколько он сумеет замотивировать игроков — это как раз то, о чем мы говорим в последние несколько минут.

— Следите ли за современным российским клубным футболом? Если да, то какое впечатление оставляет «Рубин» под руководством Леонида Слуцкого?

— Я не видел матчей «Рубина» в последние несколько месяцев и не могу судить, в какой форме команда сейчас. То же самое могу сказать и о других российских командах. Но если говорить о российском клубном футболе в целом, есть много больших проектов, приезжают иностранные игроки. Однако не все они соответствуют уровню. С учетом бюджетов, которыми обладают российские клубы, им следует действовать лучше на трансферном рынке и привозить действительно очень хороших футболистов, которые могут дать клубам максимум.

— Один из таких проектов — «Зенит», который тренирует Сергей Семак, уже упомянутый вами выше. Как оцените его успехи в тренерской карьере, его навыки, методы?

— Я видел не так много матчей «Зенита», чтобы оценивать тренерскую работу Сергея. Но мы играли вместе, и я могу сказать, что это был игрок топ-уровня — такой футболист, который нужен был бы России сейчас. Он был готов отдать всего себя ради успеха команды.

Всегда профессиональный, умный, серьезный, все это — Сергей Семак. Он играл в Европе, у него есть такой опыт, что также повлияло на его философию и подход к футболу, потому он так успешен в России.

Когда ты уезжаешь играть за рубеж, то открываешь для себя что-то новое и становишься мудрее. Ты видишь футбол под другим углом, и это делает тебя лучше — будь ты игрок или тренер.

«С удовольствием бы поработал в РПЛ, предпочел бы ЦСКА»

— Не могу не коснуться и вашей тренерской карьеры. Вы возглавляли «Партизан», потом — «Олимпию» из Любляны. Сейчас, как я понимаю, взяли паузу?

— Да-да. Но я рассчитываю скоро возобновить работу. Сейчас я веду переговоры с несколькими клубами и предполагаю, что вернусь к тренерской деятельности в июне. Есть варианты и за пределами Сербии.

— Если бы поступило предложение из России, было бы оно вам интересно?

— Сто процентов, я бы с удовольствием возглавил клуб из РПЛ.

— «Рубин», «Зенит» или, может быть, «Спартак»?

— Я бы предпочел ЦСКА, с которым у «Партизана» братские отношения.

Вы же знаете, что болельщики «Партизана» и ЦСКА дружат.

«В современном футболе нужно быстро думать»

— Несколько лет назад в одном из интервью вы говорили, что ваша тренерская философия на тот момент еще не сформировалась. А что можете сказать на этот счет сейчас? Что изменилось с тех пор?

— За время работы в «Партизане» и в «Олимпии» философия не то чтобы полностью сформировалась, но она очень близка к тому, что делает Юрген Клопп. Моя футбольная философия близка к этому. Я пытался внедрять ее в «Партизане» и в «Олимпии» и не собираюсь менять этот курс. Это очень атакующий футбол, который требует быстрых пасов и быстрых реакций.

Это отличает современный футбол: нужно быстро думать, двигаться и принимать решения.

— Правильно ли я понимаю, что вы считаете Клоппа лучшим тренером современности?

— Скорее, он просто мой любимый тренер. Лучшим не назову, потому что есть много успешных специалистов с другой философией, в их числе Хосеп Гвардиола. Он исповедует иной футбол, но при этом является одним из лучших. Я также испытываю глубочайшее уважение к Жозе Моуринью, пусть его команды и не показывают серьезных результатов в последнее время. Он сам никогда не играл на высочайшем уровне, но приводил свои команды к невероятным результатам. Карло Анчелотти, тренирующий «Реал», — один из самых опытных наставников в современном футболе. У всех разный взгляд на футбол, разное мнение о возможностях игроков. Но можно сказать, что все эти специалисты представляют несколько разных философий, которые доминируют в футболе.

«Сборные Сербии и России похожи в своей непредсказуемости»

— Сборная Сербии пробилась на чемпионат мира. Каковы ваши ожидания от ее выступления? Оно обещает быть увлекательным, учитывая, что сербам на групповом этапе предстоит сыграть с Бразилией.

— Это то, в чем сборные Сербии и России похожи: невозможно что-либо предсказать (смеется).

У нас была очень хорошая квалификация, было непросто, но мы попали на чемпионат мира. В заключительном матче отборочного турнира мы в гостях обыграли Португалию (2:1. — «Газета.Ru), и это, наверное, была наша лучшая игра за последние десять лет. Ты, несомненно, должен быть очень хорош, чтобы победить португальцев. У нас очень большие надежды на чемпионат мира, но я бы не хотел сейчас прогнозировать. Главный тренер сборной Сербии Драган Стойкович — мой хороший друг, мы вместе выступали за национальную команду. И я говорил ему: очень важно, чтобы игроки оставляли все силы на поле.

— Планируете лично поддерживать сборную Сербии в Катаре?

— Возможно. Я попытаюсь попасть туда, но, знаете, Катар — маленькая страна, сложно найти комнату в гостинице, организовать поездку туда. Но я хотел бы поехать на чемпионат мира, чтобы увидеть его живьем — не только сборную Сербии, но и другие. Это отличная возможность, чтобы понять, что сегодня представляет собой футбол. Для меня как для тренера это особенно важно, многому можно научиться. Я анализировал матчи чемпионатов Европы и мира, еврокубков — это очень ценно.

— Как мы уже упоминали, Россия не выступит на чемпионате мира по политическим причинам. Но если бы она все же смогла сыграть в Катаре, какими бы вы видели ее перспективы?

— Давайте просто надеяться, что Россия сможет квалифицироваться и выступить на следующем мундиале. Я в это верю. И вот тогда можно будет говорить о шансах России.

На данный момент сложно оценивать состояние российского футбола и спорта — будем надеяться, что политики осознают необходимость исключить спорт из политической повестки.

— Последние два года были очень тяжелыми из-за пандемии коронавируса. Как она повлияла на вашу жизнь?

— Это повлияло на всех людей в мире. Никто не смог этого избежать. Я призываю свою семью, своих друзей сохранять позитивный настрой. Таким образом мы сможем пережить это непростое время. Думаю, это формула для всего мира: мы все должны делиться друг с другом позитивной энергией, понимать друг друга и поддерживать. Я верю, что людям нужно больше взаимопонимания.

Загрузка