Игрок сборной России Александр Самедов в матче против Португалии
Reuters

Мексиканская стена Черчесова

Россия сыграет с Мексикой в третьем матче Кубка конфедераций — 2017

Решающий матч за выход в полуфинал Кубка конфедераций сборной России против Мексики состоится в субботу, 24 июня, и в случае победы хозяева турнира выйдут в полуфинал. Обновленная российская команда выполнила главную задачу после проваленного Евро-2016 — вернула к себе уважение болельщиков.

Сборной России по футболу после поражения на домашней арене болельщики аплодируют стоя. Те самые, что меньше трех месяцев назад, прямо по ходу контрольной игры против Кот-д'Ивуара, при счете 0:2, не дожидаясь окончания даже первого тайма, подвергли наших игроков унизительной обструкции, освистывая каждое их касание.

А еще полгода назад, в октябре минувшего года, после звонких оплеух от сборных Коста-Рики и Катара, окончательно поставили на сборной крест.

За месяц до старта Кубка конфедераций признать очевидное было больно, но необходимо — самой позитивной эмоцией по отношению к сборной российской команде являлось безразличие, а самыми популярными синонимами к ней — «позор» и «разочарование».

Когда и как чувство мрачной безнадеги медленно начало уступать ощущению света в конце тоннеля, уловить почти невозможно. Как невозможно и понять, что именно вбивал в головы своим подопечным Станислав Черчесов на австрийском сборе. Однако факт остается фактом — уже игра против новозеландцев на старте турнира подарила сдержанный оптимизм. А матч с португальцами и вовсе вернул многим давно забытое чувство гордости за команду, а самой сборной — уважение к себе. Громогласное «Россия!», раздававшееся на матчах Камерун — Чили и Мексика — Португалия, — лучшая иллюстрация произошедших метаморфоз.

Простых любителей футбола эта сборная привлекала запредельной самоотдачей в каждом игровом моменте, вызывая зримую ностальгию о временах Гуса Хиддинка.

По сравнению с аморфной и ко всему безразличной сборной образца минувшего Евро контраст оказался слишком разительным.

Эксперты же отдают должное тактической свежести команды, ее обновлению в именах и чувству новизны в игровых построениях.

Эксперименты Черчесова — вообще отличительный знак сегодняшней сборной, ее главный тренд. В четырех последних матчах использовано четыре разных построения. Причем есть уверенность, что и это — не предел. Даже игра с быстрыми, техничными и отменно вышколенными мексиканцами — решающая за выход из группы — все равно обречена стать еще одним полигоном для черчесовских «ноу-хау». Экспериментом в режиме реального боя. Наработкой связей в условиях необходимости решать сверхзадачу. И в этом нет ничего плохого.

Каждый лишний матч на турнире для Черчесова сейчас — как бы парадоксально это ни звучало — еще один повод для новой «обкатки».

И возможный выход в полуфинал турнира станет не только большой репутационной победой, но и новым поиском «золотой середины» в игре и составе команды.

Поиском симбиоза — того самого, что Черчесов нащупывает еще с «товарняка» против венгров. Отследить основные вехи тренерской мысли можно уже сейчас. Так, Черчесов демонстрирует свою подкованность в умении следовать главному тренду сезона — схеме 3-5-2, постоянно занимаясь ее трансформацией и усовершенствованием, отталкиваясь от соперника и сиюминутных нужд. Единственное пока исключение — матч с чилийцами, ставший последней репетицией перед стартом турнира, где в первый и последний раз была апробирована классическая 4-4-2 с Романом Шишкиным и Игорем Смольниковым в роли фланговых защитников. Но уже в дебюте турнира этот вариант был отметен.

Одна из ярчайших тренерских находок — правая бровка всецело отдана на откуп Александру Самедову.

Что при наличии Смольникова и Марио Фернандеса фактически означает отказ от позиции номинального правого защитника. Казалось бы, возрастному хавбеку, при уровне функциональной нагрузки на этой позиции, на его фланге априори необходима страховка, роль которой попеременно исполняли для него в «Спартаке» Андрей Ещенко и Маурисио. Но стоило креативному Самедову «развязать руки», как именно правый фланг стал главным вектором угрозы для соперников сборной России.

Ровно такая же история происходит на противоположной бровке Юрия Жиркова. Насытив в игре с португальцами левый фланг, Черчесов отрядил в помощь Жиркову мобильного Дмитрия Комбарова. Юрию, таким образом, фактически предоставлялась возможность безграничного креатива без необходимости «оглядываться на тылы», но он при этом, к всеобщему удивлению, в первом тайме был бледной тенью себя.

Однако стоило только Черчесову поменять Комбарова на Дмитрия Полоза, вновь отдав бровку Жиркову в полное владение, как левый фланг нашей атаки засиял.

Парадоксально, но факт — абсолютно такая же история наблюдается и с позицией «плеймейкера». В игре с чилийцами Черчесов первый и последний раз опробовал идею со сдвоенным «мозговым центром» — Александр Головин и Антон Миранчук должны были создать эдакий аналог Стивена Джеррарда и Фрэнка Лэмпарда образца сборной Англии конца прошлого десятилетия. Задумка провалилась — весь матч два креативных полузащитника просто-напросто мешались друг другу. Убирая Миранчука в запас, Черчесов определенно рисковал потерять в скорости мысли и созидания, но риск оправдал себя на 100%.

В своей нынешней форме Головин — фигура для сборной ключевая и незаменимая.

Восхищаясь качеством игры и объемом работы армейского полузащитника, нельзя не отметить и «ростовскую связку» Дмитрия Полоза и Александра Ерохина, взявших на себя роль связующего звена между Головиным и Федором Смоловым. Курбан Бердыев подготовил для Черчесова готовый дуэт. Их вклад в победу над новозеландцами переоценить трудно. А роль для команды больше всего иллюстрирует контраст между таймами в игре с португальцами. После выхода обоих со скамейки мы увидели лучший игровой отрезок этой сборной со времен игры с англичанами на минувшем Евро.

Единственный эксперимент, пока себя не оправдавший, — перевод Романа Шишкина в опорную зону. Очевидно, Черчесов очень хочет найти Роману, с которым знаком еще по работе в «Спартаке», ту позицию на поле, где ему будет по-настоящему комфортно. Так, именно Шишкин отвечал за Артуро Видаля в матче с чилийцами, а в игре с Португалией, передвинутый на позицию опорника, он должен был стать ключевым звеном в нейтрализации мощнейшей центральной оси действующих чемпионов Европы. Увы, не стал. Но тут проблема скорее в том, что в своем клубе Роман напрочь лишен практики в родной для себя позиции защитника.

А на месте «стоппера» вопросы к нему возникают даже в рамках матчей РФПЛ.

Как, к слову, и к его партнеру в клубе и сборной в этой роли — Юрию Газинскому, так и не имеющему пока практики после фиаско в контрольном матче с Коста-Рикой. На этом фоне хорошо видно, как Черчесов уже определился с основной обоймой в 14–15 игроков, вынужденно создавая таким образом «искусственную пропасть», где тем же Газинскому, Тарасову, Канунникову, Камболову и Кутепову пока отведена роль глубоких запасных. Процесс этот, увы, неизбежен. Но он, конечно же, не означает, что завтра любой из них не сможет быть полезен — в конце концов, до чемпионата мира еще целый год, а помимо названных фигур большого усиления для сборной в глобальной перспективе ждать, увы, вряд ли приходится. Конечно, все мы будем ждать качественного прорыва от Семенова и Кокорина, лучших игровых кондиций от Шатова и Дзюбы, восстановления от травм Зобнина и Дзагоева. Однако уже сейчас очевидно — глобальных изменений существующая обойма не претерпит ни при каких обстоятельствах, за исключением форс-мажорных.

Разумеется, при всех обозначенных плюсах в эйфории и дифирамбах растворяться после игры с португальцам как минимум рано.

Три хороших тайма на турнире, два из которых против 98-й команды в рейтинге ФИФА, — еще не плацдарм для далекоидущих выводов.

Напротив, проблем по-прежнему хватает. И спасибо португальцам, показывающим сейчас, пожалуй, самый сбалансированный футбол в мире на уровне сборных, что эти проблемы они ярко обнажили. Это и трудности выхода из обороны в атаку в условиях грамотного прессинга, и масса невынужденных ошибок в центре поля при грамотном давлении, и шероховатости в игре трио центральных защитников. И надо признать — далеко не идеальное взаимодействие атакующих хавбеков с Федором Смоловым, часто вынужденным опускаться на фланги в поисках мяча и пока не чувствующим себя уверенно в роли наконечника копья.

Крайне техничные и тактически обученные мексиканцы, конечно же, прекрасно осведомлены обо всем этом.

Проведя почти идеальный матч с теми же португальцами, подопечные Хуана Карлоса Осорио в игре против нашей сборной явно не позволят себе вольностей вроде игры полурезервным составом, как это было с новозеландцами. Андрес Гуардадо и Рикардо Вела создадут массу проблем Жиркову и Самедову на флангах, а Джованни Дос Сантос с Чичарито выжгут свободные зоны между Васиным и его коллегами по обороне. Португальцы не дадут соврать — будет тяжело.

Именно здесь и проявится, на что же по-настоящему способна сегодня наша команда.

В любом случае, матч с мексиканцами станет для нас во многом поворотным этапом. Большим имиджевым рубежом. Победа означает полуфинал турнира. Который при любом раскладе приведет к абсолютно новому уровню ожиданий. Как на этом турнире вообще, так и в контексте перспективы к грядущему чемпионату мира. Ожиданий, которые в кои-то веки наконец станут приятными, а не проблемными.

Поражение трагедией, конечно же, тоже не станет, но точно оставит послевкусие недосказанности, когда скептики получат полное право сказать: «Да, смотрелись временами неплохо. Но кого мы при этом обыграли — Новую Зеландию?»

И будут во многом правы. Но только отчасти. Ведь главную промежуточную победу сборная России, как ни крути, уже одержала. Победу репутационную. За эту сборную, впервые за долгое время, не стыдно. А очень многим вновь захотелось искренне за нее болеть. И это, поверьте, бывает поважнее даже иных знаковых побед.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Кубка конфедераций – 2017, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».