Осужденные российские болельщики вернутся из Франции в Россию 18 января
Осужденные российские болельщики вернутся из Франции в Россию 18 января
Reuters

«Решения французов напоминают действия «троек» 30-х годов»

Трое россиян получили сроки за участие в беспорядках во Франции

Фарид Бектемиров

Трое российских граждан, в том числе главы фан-клубов «Динамо» и тульского «Арсенала», а также директор по работе с болельщиками «Локомотива», получили реальные сроки за участие в беспорядках в Марселе. Заместитель директора Европейской юридической службы Олег Семенов и бывший глава пресс-службы Российского футбольного союза Андрей Малосолов рассказали «Газете.Ru» о задержанных и их дальнейшей судьбе.

Французские власти 16 июня приговорили трех поклонников сборной России к реальным срокам заключения. Директор по работе с болельщиками московского «Локомотива» Алексей Ерунов осужден на два года, исполнительный директор фан-клуба тульского «Арсенала» Сергей Горбачев — на 18 месяцев, а руководитель фан-клуба московского «Динамо» Николай Морозов — на год.

После объявления приговора о ситуации «Газете.Ru» рассказал заместитель директора Европейской юридической службы и экс-глава фан-клуба «Спартака» Олег Семенов.

— Известно ли, в чем обвиняют российских болельщиков?

— В беспорядках в Старом порту Марселя. Более подробной информации пока нет.

— Связано ли это с тяжелой травмой английского фаната, которому впоследствии диагностировали смерть мозга?

— Нет, не связано. Мало того, один из задержанных сказал, что он был на площади, но не дрался.

Это вообще официальные руководители фан-клубов, специалисты по работе с болельщиками, они не могут участвовать в беспорядках.

— Вы их знаете лично и можете за них поручиться?

— Двоих знаю. И не думаю, что они в чем-то участвовали.

— Бывали ли в вашей практике случаи, когда фанатов приговаривали к срокам прямо по ходу крупного турнира?

— Нет, обычно мы работаем на чемпионатах России как партнеры РФПЛ, а на этом турнире мы впервые выступаем как партнеры РФС. Здесь у нас есть колл-центр, в который могут звонить болельщики. Сегодня позвонили те, кого собираются выдворить из Франции. Если позвонят осужденные ребята, постараемся помочь и им. У нас здесь есть русскоязычные юристы, которые знают местное законодательство и готовы помочь соотечественникам.

Решение должны принять сами болельщики. Если они обратятся к другим адвокатам, другие помогут.

— С чем, по-вашему, связана такая скорость принятия решения?

— Мы же понимаем, что, скорее всего, общеполитическая ситуация тоже повлияла на решение. Но подчеркну, это мое личное оценочное мнение.

— Справедливы ли эти приговоры?

— Ну, если ребята сами говорят, что не дрались...

По видео удалось выяснить только, что они там были. Других доказательств я не услышал.

Бывший пресс-секретарь РФС, болельщик ЦСКА с 25-летним стажем Андрей Малосолов в свою очередь отметил, что скорость работы французского следствия напоминает действия «троек» 30-х годов, но говорить о политической подоплеке этих приговоров не стоит.

— Знаете ли вы кого-то из осужденных?

— Хорошо знаю Алексея Ерунова. Мы с ним работали во Всероссийском объединении болельщиков, когда я там был вице-президентом. После 2010 года я ушел, а он остался. Раскол, произошедший в ВОБ, при котором ушли болельщики «Спартака», ЦСКА и «Динамо», его не затронул. Это было неприятное событие, которое, как мне кажется, ослабило ВОБ, нанесло удар по системной и структурной работе с болельщиками в России. Я думаю, что это событие подорвало позиции болельщиков на самом высшем уровне, взаимосвязь фанатов и руководства российского футбола была неполной.

Сам Алексей — это большой человек и авторитетный болельщик.

Он всегда решал острые ситуации в «Локомотиве», здорово разобрался, когда у болельщиков был конфликт с Ольгой Смородской, находя решения, которые устраивали обе стороны. В России у него есть жена и маленький ребенок.

— Имел ли он отношение к так называемым фанатским фирмам? Был ли он, грубо говоря, «бойцом»?

— Безусловно, он выходец из этой среды. Участвовал ли он в каких-то стычках, я судить не берусь, просто не в курсе. Могу сказать только, что он настоящий лидер.

Насчет его предполагаемого участия в беспорядках в Марселе у меня тоже нет информации. Там все схлестнулись друг с другом — наши и англичане. Кто провоцировал, кто первый начал — сейчас об этом говорят все и из любого утюга. Допускаю, что уличные камеры могли зафиксировать какие-то его действия, но он мог как нападать, так и защищаться. Если камера, конечно, вообще что-то зафиксировала.

По сроку, который дали Ерунову, можно судить об инкриминируемом ему преступлении. Его точно не обвиняют в нанесении тяжких телесных повреждений и вообще в тяжелых преступлениях. Ему и его товарищам написали расплывчатое обвинение — «участие в беспорядках».

Качество следствия тоже вызывает вопросы, поскольку оно велось всего один день. Судебные процессы в один день — за гранью объективного и субъективного.

— Почему так быстро?

— Это Франция. Кто хотя бы немного знаком с методами работы французского МВД в части безопасности, поймет, о чем идет речь. У них тоже существует огромное давление общественности и профильного министра. На полицию надавили, они и исполнили решение быстро, чтобы отчитаться перед общественностью.

— То есть они пытаются быстрее предъявить какие-то результаты?

— Думаю, да. Мы не знаем, были ли у наших болельщиков адвокаты, насколько они могли защищать себя на своем языке. Где-то говорилось о переводчиках, но одно дело — синхронный перевод, а другое — запротоколированный перевод со всеми печатями, под которым он должен подписаться.

Объективности ради надо сказать, что 10 или 15 англичан, один австриец и несколько французов осуждены на разные сроки. Правда, эти решения напоминают действия судебных «троек» 30-х годов.

Хотел бы подчеркнуть, я не оправдываю какие-то преступления. Как эксперт по теме, я помогаю СМИ разобраться в причинах событий и вообще в фанатском движении и не являюсь стороной конфликта. Но футбольное насилие в среде фанатов — это часть футбола, как бы сейчас это ужасно ни звучало. И оно подогревается самими участниками футбольного мира. ФИФА и УЕФА утвердили определение fans, или supporters, они официально признают это явление, потому что это сама природа футбола. Но ФИФА и УЕФА каждый раз настаивают, что с группами риска необходимо качественно и системно работать всем субъектам футбола.

У самих фанатов есть распространенная поговорка, что если ты встал на путь околофутбольного насилия, ты должен осознавать возможные последствия. Так что здесь есть тонкая грань, о которой нельзя не упомянуть.

— Как вы заметили, французские власти осудили и многих англичан. Получается, какой-то политической подоплеки, заговора против России в этом вопросе нет?

— Я бы не стал говорить о каких-то прямых политических провокациях. Несмотря на мою патриотическую позицию, я во многом отметаю возможность спланированных провокаций против России с помощью уличных драк. Ведь на каждом чемпионате Европы и мира, на матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы постоянно происходят какие-то стычки и потасовки.

Например, абсолютно зеркальная марсельской была ситуация на майском финале ЛЕ между «Севильей» и «Ливерпулем» — стороны дрались весь день в городе, а потом безнаказанно устроили побоище прямо на первых минутах матча.

Но на чемпионате Европы каждый делает свое дело. Футболисты играют, фанаты болеют или дерутся, а политики в той или иной степени пользуются ситуацией в своих интересах.

Если в немецких СМИ событиям в Марселе почти не уделяли внимания, то английские, как обычно, использовали произошедшее в своих политических целях.

Разные стороны интерпретируют ситуацию так, как им выгодно, — они, по сути, и вывели традиционный английский трабл на практически всех международных соревнованиях (на этот раз с решительными русскими) на уровень обвинений в том, что его организовал чуть ли не сам Путин с офицерами ГРУ в поло Stone Island.

— Но это касается, видимо, не только английских, но и российских СМИ.

— Разумеется. Я изначально занял позицию поддержки наших фанатов и видел, как по ходу Евро менялся вектор отношения к ним среди россиян. Такого разумного отношения не было давно. Если раньше они считали, что фанаты — это отморозки, подонки и скоты, то теперь поняли, что это обычные российские парни, которые хорошо выглядят, умеют постоять за себя и увлекаются спортом.

Поняли, что у них свой чемпионат Европы, в котором они тоже бьются за свою страну, а английские «траблмейкеры» — за свою.

— Думаю, все стороны сходятся на том, что французская полиция провалила турнир. Но вы упомянули ослабление ВОБ и потерю связи с болельщиками. Можно ли сказать, что и с нашей стороны работа с фанатами не была организована как надо?

— Соглашусь только отчасти. Дело в том, что ВОБ как официальная структура при наделении его определенными полномочиями должно в идеале контролировать ситуацию на секторах. Такую задачу при основании 25 мая 2007 года ставил Виталий Мутко. И долгое время объединение именно этим и занималось.

Но я не знаю, какие договоренности у ВОБ были с РФС и Министерством спорта, а главное, были ли такие полномочия даны нашим от французов и УЕФА. Если была какая-то договоренность о работе на секторах, то произошедшее на матче Россия – Англия — это серьезное замечание ВОБ. Если же договоренностей не было, а такое возможно, претензий меньше.

Однако в любом случае наши фанатские сектора — это зона ответственности РФС, неважно, где проводится матч — во Франции или Эфиопии. За чашу стадиона отвечает УЕФА, за сектора, куда реализуются гостевые билетные квоты, — страны играющих команд.

Другое дело, что потоки болельщиков на всех турнирах организаторы турниров разделяют. Иногда пустым проходом или, как говорят в полиции, «вырезкой», иногда цепочкой стюардов. А во Франции не было пустых мест, а в качестве стюардов, по словам очевидцев, выступали пожилые женщины. Неудивительно, что нашим фанатам удалось прорваться, когда началась перепалка с англичанами после гола Василия Березуцкого. Как профессионалу мне странно за всем этим наблюдать, это провал.

— Судя по вашей практике, у осужденных российских фанатов есть шансы не отбывать срок во Франции, а вернуться домой?

— Ситуации с задержанием и приговорами фанатам в моей практике возникали довольно часто, и на отборочных матчах, и на Евро-2008, 2012, и на клубном уровне. Все зависит от работы юристов. После матча со сборной Словении в Мариборе тоже задержали наших болельщиков, и тогда сам Виталий Мутко пошел в отделение, привлек консула и помог их вызволить. Сейчас, видимо, ситуация для него была вне досягаемости.

Как правило, фанатов в таких ситуациях депортировали в Россию. Конечно, с поражением в правах, без возможности несколько лет посещать Евросоюз, ну и бог бы с ним.

Надеюсь, что так будет и теперь. Повторюсь, у Ерунова семья, которая находится на его содержании, и это должно быть учтено.

Я бы никогда не стал защищать убийц, насильников, людей с отвратительной моралью. Но непростую фанатскую кухню я немного знаю, знаю преданность этих людей своему делу, стране, поэтому и выступаю в их защиту.

— Что скажете о ситуации с английским фанатом, у которого диагностировали смерть мозга?

— Я внимательно посмотрел видео, где этот 51-летний гражданин Великобритании получил свои удары. Он был активным участником драки в марсельском порту. Минут пять он стоял в первом ряду, швырял в русских бутылки и стулья из кафе, было видно, что это старый, олдскульный «бритиш», который прошел не одну рубку в жизни. К сожалению, здесь наложилось многое: гигантское количество выпитого алкоголя, страшная жара, и известно, что у него произошел инфаркт.

В то же время со стороны англичан летел град бутылок, и каждая из них при попадании могла бы лишить жизни кого-то из наших.

Это трагедия, и о ней будут вспоминать, но по большому счету это несчастный случай.

— Последний и, возможно, главный вопрос. Удастся ли предотвратить подобные беспорядки на чемпионате мира в России?

— На этот счет есть несколько мыслей. Во-первых, определенные действия наверняка применят к российским фанатам. Единственный вопрос, будут эти действия относительно мягкими или жесткими. Их ограничат в активности внутри России.

Видимо, будет проведена серьезная работа с лидерами движений. После недавней драки между фанатами ЦСКА и «Спартака» оба «движа» затихли, у многих есть проблемы.

Второй момент — работу проведут и на международном уровне. В Россию не смогут попасть настоящие психи из категории С: в первую очередь — поляки, во вторую — немцы, в третью — англичане. Разумеется, украинцы, если, конечно, они попадут на ЧМ-2018.

Списки фанатов категории С существуют уже 15 или 20 лет — это информация для тех, кто «требует разобраться», — и на любой запрос Интерпола, ФИФА, национальных федераций и МВД их пришлют.

К тому же поездка в Россию будет не из дешевых для иностранцев, даже с учетом позиций нашей валюты. То есть сюда не приедут ни буйные фанаты, ни маргинальная гопота из маленьких английских городов и портовых доков.

Ну и наверняка здесь все будет проходить под контролем полиции, спецслужб и дружинников. Все будет нацелено на обеспечение безопасности, как на Олимпиаде в Сочи или на финале Лиги чемпионов в Москве.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой вы можете на странице чемпионата Европы – 2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».