Илья Буров (Россия), занявший третье место в финале лыжной акробатики на соревнованиях по фристайлу среди мужчин на XXIII зимних Олимпийских играх в Пхенчхане, на цветочной церемонии. Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Илья Буров (Россия), занявший третье место в финале лыжной акробатики на соревнованиях по фристайлу среди мужчин на XXIII зимних Олимпийских играх в Пхенчхане, на цветочной церемонии. Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Рамиль Ситдиков/РИА Новости

«Каждый будет рад, когда падает соперник»

Буров: я дружу с украинцем Абраменко

Дмитрий Окунев (Пхенчхан)

Бронзовый призер Олимпиады по лыжной акробатике Илья Буров рассказал о своих прыжках, судейских оценках, взаимоотношениях с украинцами, а также несостоявшемся общении с главой МОК Томасом Бахом.

В третьем, решающем финале турнира по лыжной акробатике у мужчин Илья Буров прыгал первым и получил оценку 122,17. Выступивший следующим Павел Кротов упал на приземлении, заработав лишь 103,17 балла, однако до последнего претендовал на медаль: конкуренты россиян тоже ошибались, демонстрируя свои сложные программы.

В итоге Буров занял третье место, Кротов — четвертое. В предыдущий раз российский акробат поднимался на призовой подиум 12 лет назад: в Турине-2006 Владимир Лебедев также завоевал бронзу.

— Я выложился по-максимуму. Мог выступить и лучше, но чуть-чуть переволновался, — рассказал Буров.

— Ваши первые эмоции, когда поняли: медаль есть?

— Это матерное слово. Напишите так: шок! Шок и «непонимамба» происходящего.


— Исполнили свою спортивную мечту?

— Да. Сюда были вложены все силы, терпение и страдание.

— Такое ощущение, что вам немного занизили оценки...

— Возможно, во второй попытке. Но судьям виднее.

В главном финале, думаю, оценили достойно. Там у меня были небольшие помарки.

— В первом и втором прыжках финала не раскрывали все карты или уже боролись по полной?

— В каждом выкладывался на все сто. Здесь чуть расслабишься, допустишь ошибку — и тебя «раздерут» судьи. Выступал так, как запланировали с тренером.

— В финале 2 вы находились на грани вылета. Сильно переживали?

— Верно, моя дальнейшая турнирная судьба зависела от показателя Ци Гуанпу.

Присел посмотреть его прыжок. Когда китаец не смог нормально приземлиться, обрадовался, конечно.

— Сколько времени вам понадобилось на привыкание к трассе?

— Пять тренировочных дней. Любой склон и трамплин нормально освоятся, надо только усердно тренироваться.

— Фристайл открыл счет наградам в Пхенчхане-2018. На вас часом не давило, что до сих пор медалей не было?

— Разве что совсем немного. Понимал, что в акробатике нужно призовое место. Были надежды на могул, но у них не получилось.

— В главном финале вы прыгали первым из шестерки, затем ждали результаты остальных. Молились, чтобы все попадали?

— Когда упал мой однокомандник Павел Кротов, было обидно. Мы очень долго шли к этому старту. Остальные делали сложную программу.

Некоторые пошли с листа, например, канадец Оливье Рошон. Каждый будет рад, когда падает соперник.

— В акробатике это нормально – радоваться, когда падает соперник?

— Радость внутренняя. Твой же результат будет от этого зависеть. Поэтому если конкурент упал – хорошо.

— Вы тепло обнимались с чемпионом — украинцем Александром Абраменко. Дружите?

— Да. Никакой вражды у нас нет и близко. Отлично общаемся со всеми славянами – украинцами и белорусами.

— А китайцы?

— Нет, с ними контакта нет. Так уж сложилось.

— Кому посвящаете медаль?

— Своим детям.

— Ваш брат Максим, обладатель Кубка мира, не смог пройти квалификацию. Уже обсудили с ним выступление?

— Пока нет. Во время финальных прыжков он стоял в стороне, поддерживал.

Конечно, Максим и сам хотел принять участие в решающей стадии. Но ему не повезло на приземлении, не справился.

Что ж, он еще слишком молод, так что все впереди. Я и сам тоже хочу поехать на следующую Олимпиаду.

— Как вам организация Игр?

— Все прекрасно, только погодные условия не всегда радовали. Случалось, дул сильный ветер.

— Вы пережили тяжелую травму и длительное восстановление. Отчаяние не накатывало?

— Было сложно из-за однообразия. Процедуры каждый день. Кое-как переборол, поскольку понимал, что надо восстанавливать форму.

— А не страшно было снова прыгать?

— Поначалу было больно, приходилось привыкать заново. Но я понимал, что без этого никак.

— Не боялись ли остаться без Олимпиады по другой причине: из-за отстранения МОК?

— Было, конечно. Но все сложилось хорошо.

Особо не думал о вариантах на самом деле. Пусть и под нейтральным флагом выступаем, но все равно боремся.

— Ходили на встречу с президентом МОК Томасом Бахом?

— Даже не слышал о ней. Ничего спросить у него все равно не смог бы, потому что не владею английским языком.

С другими новостями и материалами вы можете ознакомиться на странице Олимпиады-2018 в Пхенчхане, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».