Рынок морепродуктов в Южной Корее
Рынок морепродуктов в Южной Корее
tourism.limarevvn.ru

Рис и пропаганда: как россиянину выжить в Пхенчхане

Водоросли, традиции и Ким Чен Ын: как проходит Олимпиада в Пхенчхане

Дмитрий Окунев (Пхенчхан)

Водоросли в качестве деликатеса и картофельный самогон, безразличие к зимнему спорту и желание заявить о себе в мире, культ национальных традиций и намерение интегрироваться в европейское общество, Ким Чен Ын в каждом телевизоре и стадионы в окружении рисовых полей — спецкор «Газеты.Ru» делится впечатлениями от неспортивной части Олимпийских игр-2018.

Валютный вопрос

Если в европейских столицах обменники встречаются на каждом шагу, то в Корее такого вида услуг не существует в природе. Иностранцы, будь то спортсмены, журналисты или болельщики, прибывают на Олимпиаду, имея на руках доллары или евро. И вот тут начинаются трудности. Конвертировать зарубежную валюту в местные воны можно лишь в нескольких банках, которых работают в стране строго до 16:00.

Валютные операции осуществляются только в центре города. В олимпийской и медиа-деревнях это сделать невозможно.

С банкоматами другая беда: корейские автоматы не читают европейские карты. При этом транзакции облагаются солидной комиссией. Беспошлинно можно обналичить валюту лишь на некоторых официальных точках Игр-2018.

Кстати, расплатиться карточкой можно там же. Но многие корейские аппараты — в магазинах, кафе или такси — не считывают безналичку с заморских агрегатов. Иностранцу в Канныне или Пхенчхане лучше всего иметь при себе необходимый запас наличности в местной валюте. Доллары принимать отказываются.

Национальные традиции

Не секрет, что корейская кухня весьма специфична. Злоупотребление, да даже умеренное потребление острых закусок из маринованных овощей, блюд с водорослями или кимбапов — корейских роллов — рискует обернуться для неподготовленного организма расстройством желудка или даже серьезной аллергической реакцией — таких случаев на Играх было уже много.

Безопасная альтернатива в олимпийском рационе представлена слабо и ограничивается фастфудом знаменитого бренда. В общем, питание для многих — настоящая проблема, которую каждый решает, как может.

Что касается алкогольных напитков, то на этой Олимпиаде их выбор ограничен.

Крепкий алкоголь корейцы не знают, местная водка — или соджу — готовится из картофеля или зерна, а доля спирта не превышает 16-18% — это и не настойка, и не самогон.

На европейское спиртное — огромные цены. Водку продают только в одном магазине, соседствующем с Русским домом (на Играх-2018 официально именуется Домом спорта).

Для кого здесь точно раздолье, так это для гурманов риса. Его подают в любом виде и к каждому блюду, выбрали ли вы суп или жаркое. Доставлять кашу в рот предлагается палочками. Привычных европейцам вилок не найдешь почти ни в одном заведении. Так что приходится учиться: в свете грядущих Игр в Токио-2020 и Пекине-2022 освоенные навыки лишними точно не будут.

Другая неожиданность для гостей Кореи — необходимость разуваться во многих учреждениях, ресторанах, да и просто жилищах. Обувь необходимо оставлять далеко за порогом, а внутрь проходить босиком. Игнорированием данного ритуала можно смертельно обидеть местных граждан.

Хорошим тоном является кивок-поклон — как ответ на приветствие. Особенно подразумевается демонстрация своего почтения старшим, стой перед вами хоть министр спорта Кореи, хоть обычный волонтер.

Кстати, о волонтерах

Об этих рядовых солдатах олимпийского фронта можно сказать много хорошего и почти ничего плохого. Процентов на 90 полк добровольцев состоит из корейцев. В штучном экземпляре встречаются и европейцы: англичане, французы, а еще россияне. Наличие последних — плюс для наших соотечественников, многие из которых не владеют английским.

Стоп, этот язык международного общения не освоили и местные. Вы можете себе такое представить? Большой удачей считается случайная встреча с волонтером, словарный запас которого превышает кое-как заученные hello и bye.

Совершенно не знают английский официанты и продавцы, таксисты и полицейские.

Для установления коммуникации с клиентом те же таксисты уповают на электронный переводчик.

Но вернемся к волонтерам. Возрастная категория — самая широкая, встречаются и совсем стар, и слишком млад. При этом лишь очень немногие в состоянии доходчиво объяснить, как добраться до необходимого объекта. Остальные бегут за помощью к коллегам — и через несколько секунд перед вами выстраивается очередь, в которой каждый искренне желает помочь, но ничего не знает.

Странное место

Если Россия, по определению Леонида Слуцкого, страна нефутбольная, то Корея безнадежно далека от того, чтобы называться зимней спортивной державой.

Местных интересует только шорт-трек — там они на многое способны — и скелетон, где сумели вырастить юного гения Юна Суна Бина, который бьет рекорды не хуже Алины Загитовой.

К остальным видам спорта корейцы в лучшем случае проявляют интерес как к экзотике. И если на фигурном катании посадочные места изо дня в день заполняются до отказа силами россиян, европейцев и североамериканцев, то, скажем, на прыжках с трамплина или лыжной акробатике трибуны остаются полупустыми.

На полуфинале женского хоккея Канада — Россия всех зрителей в зале при желании можно было пересчитать поголовно. Корейцы же выходили к площадке только сфотографироваться на фоне диковинной, но чуждой забавы — и тут же покидали секторы.

Власти Кореи пытались пропихнуть Пхенчхан на роль олимпийской столицы с завидным упорством. Проиграв Ванкуверу и Сочи, добились своего с третьей попытки.

Для них это проект на 100% геополитический: во-первых, заявить о себе на всю планету, показать, что есть на карте такая страна, во-вторых, несколько остудить пыл Японии и Китая в борьбе за региональное лидерство.

По прошествии времени, когда ноги уже обошли все дороги Каннына и Пхенчхана, становится ясно: многое здесь возведено на месяц. Едва ли Корее понадобятся еще прыжковые трамплины, не будет нагрузки и для многочисленных ледовых дворцов. Олимпийский парк вообще окаймляется самыми настоящими крестьянскими полями.

В общем, местным жителям от Олимпиады ни холодно, ни жарко. Они просто «не больны гандболом», то есть состязаниями на снегу и льду. Так что погоду на стадионах делают другие нации. Россияне, американцы, немцы, канадцы, голландцы, китайцы, шведы с норвежцами. И остальные по мере возможностей.

Кроме прочего, Олимпиада несет в себе благую цель объединения (пока скорее духовного, чем политического) двух Корей. Южане и северяне прошли одной колонной на церемонии открытия, выступили единой командой в женском хоккее (заняв последнее место).

На аренах посланцы КНДР держатся подчеркнуто обособленно. А по ТВ днем и ночью «полощат» их правящую верхушку: в Южной Корее функционирует отдельный канал и информационное агентство, в задачи которых входит целенаправленная пропаганда против коммунистического режима.

От Ким Чен Ына на вторую неделю соревнований начинаешь уставать. Он в мелкой лавке, у сторожей, в автобусе-шаттле — всюду: грозит кулаком с трибуны, что-то вещает, вызывая восторженные овации членов ЦК. «Родной» президент Мун Джэ Ин не имеет, наверное, и пятой части телеэфира, предоставляемого коллеге.

С другими новостями и материалами вы можете ознакомиться на странице Олимпиады-2018 в Пхенчхане, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».