Александр Зубков, Сочи, 2014
Александр Зубков, Сочи, 2014
Владимир Астапкович/РИА «Новости»

«Рано успокаиваться, мы не находимся в безопасности»

Как МОК объяснил восстановление членства Олимпийского комитета России

Международный олимпийский комитет восстановил членство Олимпийского комитета России. Решение МОК «Газете.Ru» прокомментировали главный тренер сборной России по сноуборду Денис Тихомиров, президент Федерации бобслея России Александр Зубков, депутат Госдумы Валерий Газзаев и президент Федерации горнолыжного спорта и сноуборда России Леонид Мельников.

— Какие чувства вызвала новость о восстановлении ОКР?

Денис Тихомиров: Главное, что это случилось, и мы будем понимать, что российский флаг будет представлен на Олимпийских играх и других международных соревнованиях. И это какая-никакая, но защита. Выступление под своим флагом, как показала олимпийская практика, очень важно. Мы, в том числе и иностранцы, постоянно путались, когда смотрели соревнования и появлялся это олимпийский флаг с загадочной аббревиатурой. И конечно, это добавляет мотивации спортсменам.

Валерий Газзаев: Безусловно, возникают чувства позитивного характера. Справедливость восторжествовала. Восстановление ОКР в правах — очень важное событие.

Теперь наши спортсмены смогут выступать под своим флагом и гербом,= и представлять свою страну.

Александр Зубков: Это, конечно, положительные чувства. Возвращение ОКР всех полномочий — это очень приятно. И это справедливое решение.

Леонид Мельников: Я эту новость узнал из средств массовой информации, и скажу, что очень рад такому итогу, и нам будет теперь намного легче работать.

— На ваш взгляд, это ставит точку во всей истории, или впереди нас ждут еще разбирательства или скандалы?

В. Г.: Я надеюсь, что точка в скором времени будет поставлена.

Мы выполнили все требования, предъявленные нам. Создали без всяких преувеличений самую совершенную антидопинговую систему чуть ли не во всем мире.

Но надо завершить все шаги. Осталось восстановить в правах РУСАДА, и только тогда мы сможем сотрудничать с международными организациями на равных.

Однако следует выяснить с профильными министерствами, почему все зашло настолько далеко. Это должно быть подвергнуто тщательному анализу со стороны профильных министерств. Теперь наша задача — строго контролировать антидопинговую систему и выполнять все требования международных организаций.

Но в то же время мы должны участвовать во всех международных спортивных организациях. Почему наши представители присутствуют не везде? К примеру, в МОК есть Шамиль Тарпищев, но есть и другие органы, включая WADA, где должен быть представитель от России, чтобы страна имела свой голос.

А. З.: Часть вопросов уже закрыта, а часть осталась на повестке. Есть решение только по нашим олимпийцам. А есть еще паралимпийцы, и там всем управляет Международный паралимпийский комитет, продолжает висеть в воздухе и вопрос с легкоатлетами. Работы предстоит еще много.

Нам нельзя успокаиваться, мы не находимся в полной безопасности.

И для того, чтобы избежать неприятных эпизодов, нам нужно заранее просчитывать шаги тех функционеров, которые сделали то, что привело сложившейся ситуации. Мы должны четко понимать их побуждения и иметь готовый ответ.

Л. М.: Если МОК восстановил наш комитет, то думаю, что относительно олимпийцев вопросов больше не возникнет.

— Насколько сильны сейчас позиции МОК по отношению к Всемирному антидопинговому агентству (WADA)?

Д. Т.: Хочется верить, что такое здравое решение МОК повлияет на общую картину. К примеру, недавнее решение WADA отказывать в проведении международных соревнованиям странам, чьи антидопинговые агентства не аккредитованы WADA, не несет никаких положительных моментов для популяризации видов спорта.

Мы скоро проведем этап кубка мира по сноуборд-кроссу. И многие страны к нам едут и планируют выступать. Это и популяризация вида, и привлечение молодежи в спорт — все делается для будущих поколений.

Мне не совсем понятно, чего WADA хочет добиться этим решением.

Я полностью поддерживаю борьбу с допингом — это важное дело, которое ведет к «чистоте» спорта. Однако, на мой взгляд, это не надо мешать с проведением соревнований. А борьба с допингом должна начинаться с образования спортсмена в этой области.

В. Г.: Я очень надеюсь, что в перспективе все будет прозрачно и сотрудничество будет со всеми организациями без скандалов и проблем.

Причем не только МОК сейчас высказал доверие к России. Далеко за примерами ходить не надо — CAS ведь реабилитировал наших спортсменов, и это тоже о многом говорит.

После этого стало всем ясно, что прошлые решения принимались на не совсем понятных основаниях. Соответственно, не только МОК принял нашу сторону.

А. З.: Я считаю, что предвзятость со стороны WADA к нам есть.

Ведь изначально, если вспомнить, как все начиналось, именно МОК создавал WADA. И это агентство должно было отвечать только за пробирки — проводить тестирования, отвечать за их сохранность и объявлять результаты, но не лезть дальше.

Сейчас они взяли на себя слишком много полномочий. И сейчас МОК де-факто уже не управляет WADA.

Л. М.: Не могу ответить на этот вопрос, потому что не владею информацией об отношении этих двух организаций. И не знаю, к сожалению это или даже к счастью.

С другими новостями и материалами вы можете ознакомиться на странице Олимпиады-2018 в Пхенчхане, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».