Тренер сборной России по боксу Александр Лебзяк
Тренер сборной России по боксу Александр Лебзяк
ТАСС

«Кадыров будет тренировать, а я помогу»

Тренер боксеров Лебзяк объяснил, почему назвал своих подопечных «туристами»

Андрей Кульянов (Рио-де-Жанейро)

Главный тренер сборной России по боксу Александр Лебзяк рассказал, почему он решился «завести» команду обидными словами про «туристов» на Олимпиаде, и прокомментировал критические высказывания в свой адрес со стороны главы Чечни Рамзана Кадырова.

Наставник российских боксеров на Олимпиаде Александр Лебзяк ранее рассказал, что за месяц до Игр написал заявление об отставке, поскольку руководство федерации вмешалось в формирование состава. Он отметил, что после разговора с министром спорта Виталием Мутко не стал это заявление подавать.

На данный момент уже четыре российских боксера на ранних стадиях завершили борьбу на олимпийском турнире.

— Иногда есть такие моменты, когда я что-то говорю, чтобы разозлить боксеров, чтобы они не были такими… бесхребетными, — начал тренер, сам становившийся олимпийским чемпионом в 2000 году, беседу с журналистами после боя Евгения Тищенко, в котором тот вышел в полуфинал и гарантировал себе как минимум олимпийскую бронзу. – А то у нас есть такие ребята, которые завоевали путевку на Игры и успокоились. Это не делает, то — а надо готовиться к Олимпиаде. Отрабатывать свои приемы — у каждого боксера в запасе их должно быть два-три.

Я поздравляю Женю — у нас минимум бронза. Как я говорю, наплевать и забыть — и идти дальше.

— То есть Женя — не «турист»?
— Нет, Женя — не «турист». Знаете, это было сказано, чтобы ребят завести. Потому что они приехали: это не так тут, то…

— То есть вы считаете, что это на пользу пойдет команде, а не во вред?
— Те, кто проанализировал мои слова, принял на свой счет — ради бога. Я хотел, чтобы они разозлились, чтобы они приехали сюда не просто посмотреть Бразилию, а чтобы у них самое главное было вот — квадрат ринга. Чтобы они все отдали туда, чтобы завоевали медаль.

Помимо Жени, на сегодняшний день у меня нет претензий к (уже выбывшим из олимпийских соревнований.«Газета.Ru») Василию Егорову и Адлану Абдурашидову.

Вы вчера все видели: да, он проиграл, но он с ринга вышел весь почти черный — он все отдал. Вот я и хочу, чтобы каждый выходил оттуда, и сил у него не оставалось.

— А как вообще сложилась такая ситуация, что в сборной не те, кого вы бы хотели видеть?

— Ну, что уже сейчас об этом говорить… У нас в некоторых весовых категориях были завоеваны по две лицензии. Я дал один состав, но руководство федерации приняло другой.

На сегодняшний день те, кто так туда попал, уже проиграли.

— А не могли сказать: раз вы так решили — сами и тренируйте?
— Я думаю, что все выводы и предложения будут сделаны после Олимпиады.

— Вам не кажется, что вся эта ситуация изначально против вас разворачивается?
— Да, есть такое.

Мы разговаривали с Адланом. Я ему сказал: переспи с этим, обмозгуй. Говорю: «Ты будешь заниматься боксом?» — он отвечает: «Да». Он говорит: «Рамзан Ахматович меня будет тренировать». А я говорю: «А я ему в этом еще помогу».

Ничего страшного в этом нет. Главное, чтобы от ребят была самоотдача — чтобы нам не стыдно было смотреть в глаза болельщикам.

— Вы наверняка читали, как Разман Кадыров высказался в ваш адрес?
— Не читал, мне рассказали. Ничего страшного, это эмоции — он и про футбол так говорил и другие виды спорта. Это его право.

— Если бы можно было вернуться назад, вы бы все равно так высказались? Многих же задело, это и Тищенко сейчас подтвердил.
— Есть ребята, которые проиграли, но могли отработать лучше. Не выполнили того плана, который для них ставился.

Задело Тищенко — и хорошо! Смотрите, как он сегодня работал! Он злой был — мне вот это нужно!

— То есть вы уже поговорили с ребятами после того, как было сказано о «туристах»?
— Да. Мы поговорили, обсуждали. Я объяснил, что специально это сказал. Да, их это задело.

Пусть у них будет эта злость, пусть они матерят меня — ну, в душе. Но пусть они всю эту злость отдадут на ринге.

— А если возвращаться к составу. Вы пытались оспорить такое решение федерации?

— Было уже поздно — уже было отправлено письмо в AIBA (Международную федерацию любительского бокса), что вот эти и эти едут. Кипишовать уже было поздно…

— А каким вам видится развитие этой ситуации внутри федерации: после Олимпиады будут перевыборы, возможна смена руководства?
— Посмотрим. Сейчас у нас чемпионат России в ноябре, и когда будут выборы — это уже руководство федерации решит.

— Встряска федерации нужна?
— Это не мне решать — сколько людей, столько и мнений. Но я думаю, что какие-то корректировки будут внесены.

Я рабочий тренер — как тренировал в зале, так и буду. Хочу, чтобы ребята повышали мастерство, а не останавливались. Мне один говорит: «Что вы на меня наезжаете? Я чемпион Европы!» Я говорю: «А сколько времени прошло?» — «Четыре года». Вот и говорю: «А за четыре года ты все, что было можно, проиграл».

Не надо жить старыми заслугами: порадовался, кайфанул, отдохнул — надо забыть и идти к намеченной цели.

Я хочу, чтобы со мной спортсмены не обсуждали: сказали вот это делать — делай. А не то чтобы то скакалку, то теннисный мячик забыл, то на зарядку опоздал.

Это же не сейчас случилось — это же накапливалось: год-два это шло.

Я молодым говорю — вот равняйтесь на чемпионов. А тут такое. Они мне и говорят — мы не хотим на них равняться. Помимо того, что это чемпионы, нужно, чтобы они были людьми, чтобы друг к другу относились нормально. А не так, что твой друг боксирует, а ты спать лег или по магазинам пошел.

— Сейчас на бою Тищенко ребята были на трибуне?
— Да, все сидят, скучковались, с флагами. Это радует!

Мы же поговорили… Ну, и ребятам, которые выступают, это же тоже приятно: он видит, что за него болеют. А то два человека сидит…

— Разговор в кругу команды обошелся без травм?
— Все нормально. Это наши рабочие моменты.

Может, я был слишком резок, но для достижения цели все средства хороши. Сейчас меня все устраивает.

— Несмотря на эти неудачи боксеров, медальный план на Олимпиаде не изменился?
— А куда меняться? У нас 1-1-2 (золото-серебро-бронза.«Газета.Ru»). У нас осталось пять человек. Думаю, что ребята между собой стали сплоченнее.

Я знаю, кто растаскивает, раздрай создает. Но я могу с боксером подискутировать, но когда люди далекие от этого, никогда перчатки не надевали, говорят мне: ты неправильно тренируешь… Я спрашиваю: «А как надо?» — «Пока не знаем». Вот как мне общаться?

Так что понятно, что у меня внутри какашки кипят, — а что делать!

— Заявление вы писали на имя Мутко. От него есть какая-то поддержка?
— Да, он нас принял, его поддержку я чувствую. Это один из немногих руководителей, который выслушал нас, сказал: «Идите работайте, после Олимпиады будем разбираться».

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».