Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Мода

Фото: Reuters, Елена Стафьева

Paris Fashion Week. Персонажи модных дефиле

Елена Стафьева

Кто главные люди французской моды? Кто сидит в первых рядах самых важных дефиле? Куда не пускают даже самых влиятельных критиков? Как пройти туда, куда не приглашали, и зачем? Наш обозреватель изучил эти вопросы на Парижской неделе моды.

Как это ни удивительно, но самые главные персонажи французской моды вовсе не французы, не англичане из модного колледжа St'Martins, не итальянцы из Gucci Group и даже не великий и ужасный владелец luxury-империи LVMH Бернар Арно. Это японцы. И дело тут даже не в потреблении Louis Vuitton и не в изобилии японских дизайнеров. На всех парижских модных показах — на каждой презентации, в каждом шоу-руме — большая часть публики — японцы.

Журналисты, байеры, стилисты, визажисты. Перед каждым показом на входе рядом с массивными чернокожими охранниками стоят девушки с листами аккредитации, и одна из них непременно японка. В зале показа выделен особый сектор с табличкой «For Japan press» — обычно самый большой. Посреди обычного предпоказного бедлама со снующими туда и сюда фотографами и рабочими, отдирающими защитную пленку с подиума, маленькие японские люди то и дело вскакивают и в традиционной манере раскланиваются друг с другом.

Из всех иностранных дизайнеров японских на Парижской неделе моды больше всего.

Железное правило: если в расписании есть фамилия неизвестного дизайнера и она японская — значит, на показ стоит пойти. Если, бродя по салону или шоу-руму, вы вдруг видите что-то действительно замечательное — скорее всего, это японский модельер. Что уж говорить об известных — они практически никогда не подводят: год от года это может быть хуже или лучше, но никогда провально.

Показы и как на них попасть

Paris Fashion Week устроена разумно: всего много, но структура ее прозрачна. Показы или дефиле начинаются в определенное время по расписанию и длятся примерно полчаса. Параллельно проходят презентации — это развернутые во времени акции, растягивающиеся на полдня или на целый день. Между показами публика забегает на презентацию — выпить шампанского, съесть канапе и посмотреть коллекцию — на вешалках и постоянно дефилирующих в рамках инсталляции манекенщицах. Особенным успехом презентации пользуются сразу после показов, часов в 10 вечера, когда разгоряченная толпа журналистов не хочет идти домой, а желает еще пообщаться, а заодно и сэкономить на ужине.

Кроме этого есть показы, проходящие вне расписания, — их может быть несколько в один день, обычно не очень важных, плюс еще вечерние мероприятия наподобие вернисажа в «Галери Лафайетт» или вечеринки «Джамбатиста Валли для Nokia». По возможности попасть без пригласительного билета показы очень разнятся, и даже не по степени знаменитости и раскрученности бренда.

Самые закрытые — те, напротив которых в расписании вместо адреса проведения значится «voir invitation», то есть «по приглашениям». Эта фраза — как огромный амбарный замок: можно и не пытаться.

Такими в этом году были Balenciaga, которые вообще ни с кем не заигрывают — показ был назначен на 9.30 утра! Строгими были Junia Watanabe, Miu Miu и Comme des Garcons, традиционно «железобетонные», чьих приглашений добиться очень трудно. Louis Vuitton из русских гостей приглашает только своих коммерческих партнеров.

На все остальные показы попасть зачастую куда легче, чем на какую-нибудь пафосную московскую вечеринку. Здесь работают самые простодушные уловки — можно пробормотать что-нибудь про «Russian Vogue» или «Russian Harpers Bazaar». Полезно запастись визитками с логотипом известных глянцевых изданий (доводилось видеть наших людей, у которых есть целая коллекция таких визиток). Не вредно также знать имена пиар-менеджеров марок, чтобы с важным видом на них ссылаться.

Степень необходимой изобретательности понижается по мере уменьшения известности марки: на некоторые показы можно пройти, обойдясь самой примитивной фразой «I am a fashion editor».

Одним из самых сложных для проникновения числится, например, Jean Paul Gaultier. В этот раз у входа в его модный дом на rue Saint-Martin можно было увидеть замечательную сцену: знаменитая Сюзи Менкес, обозреватель моды The International Herald Tribune, женщина немолодая и грузная, пыхтя, пробралась сквозь толпу, но оказалась лицом к лицу с абсолютно непробиваемым охранником. У Менкес не было приглашения. Бог весть, почему — возможно, она справедливо полагает, что ее все должны узнавать в лицо. Но охранник так не считал. Толпа замерла в предвкушении — Сюзи Менкес буквально на глазах наливалась досадой и раздражением. Но, к разочарованию публики, грандиозного скандала не случилось. Появилась пиар-девушка, знающая фэшн-критиков в лицо, и проводила внутрь достойную матрону.

Еще один рекордсмен про строгости приглашений — это Dries van Noten: на его шоу на Трокадеро стоял непробиваемый кордон охраны и вежливого, но непреклонного пиара — без приглашений или аккредитации не пускали никого.

При этом шоу было одним из самых завораживающих: с одной стороны огромного шатра вверх уходили рядами скамьи, внизу посередине располагался подиум (просто дорожка, без всякого возвышения), а с другой — бэкстэйдж (то есть кресла для прически и визажа и кронштейны с одеждой для каждой девушки), отделенный совершенно прозрачным занавесом. В призрачном рассеянном свете было видно как модели переодеваются (некоторые за растянутой ассистентами простыней, а некоторые — просто так), как вокруг них суетятся стилисты, поправляя какие-то складки и завязки, как им подправляют прически и макияж. Зрелище это было почти такое же увлекательное, как сам показ.

Персонажи

Посетители модных дефиле — это отдельная история. Здесь можно встретить множество удивительно одетых людей. Например, одна фэшн-интернет-деятельница все семь дней появлялась на показах в длинной черной хламиде, черных очках и черной мантилье. А кроме очевидных фриков есть и просто экстравагантно одетые люди — это, как правило, представители независимых маленьких фэшн-журналов, промоутеры, байеры радикальных модных магазинов. Есть и консервативный тип — дамы, которым хорошо за сорок, а то и за пятьдесят, в бриллиантах, мехах и с сумкой «Биркин» — редактрисы главных модных журналов мира или просто богатые клиентки. Между этими крайностями — модные девушки, одетые в униформу фэшн-журналистов: туфли на платформе, что-нибудь черное и непременно большая сумка, набитая журналами и приглашениями.

В первом ряду, как всегда, сидят главные редакторы главных журналов, немногочисленные звезды и знаменитые фэшн-критики.

Из них в лицо опознаются главные редакторы Vogue: американского — Анн Винтур, французского — Карин Ройтфельд и итальянского — Франка Соццани на пару с коллегой Анной Пьяджи, ну и, конечно, Сюзи Менкес. Стиль поведения гранд-дам различен: Сюзи Менкес ходит на большинство показов, главные редакторы — только на некоторые. Анн Винтур, например, стремительно убежала в сопровождении охранника в тот же миг, как только окончился показ Dries van Noten, а Франка Соццани неторопливо выходила из зала после показа Yohji Yamamoto, оживленно болтая с Анной Пьяджи, своей сестрой Карлой (заведующей знаменитым миланским бутиком 10 Corso Como) и сыном.

Самые энергичные и деятельные люди во всей этой тусовке — фотографы.

Они бегают, как сумасшедшие, со своими чемоданами с аппаратурой и лестницами-стремянками с показа на показ, в первую очередь загружаются в автобус-шатл, который перевозит всех на следующий показ, причем далеко не все среди них — здоровые мужики. До последнего времени на парижские показы приезжала маленькая хромая японская старушка — один из лучших японских репортеров. Именно фотографы начинают громко мычать, бубнить или улюлюкать, если показ долго не начинают. И не дай бог, опоздав, как-нибудь неудачно стать и загородить кому-нибудь из них вид — они тут же отпихнут вас без всяких церемоний.

А самые томные — и в некотором смысле самые главные — это девочки-модели. По окончании показов они выходят на улицу последними, и часть публики их непременно дожидается. У моделей принято не снимать подиумный макияж, а волосы стягивать в хвостик на затылке, надевать узкие джинсы и коротенькие курточки, туфли-балетки и быстро нырять в припаркованные у тротуара машины. Но за это время они успевают попозировать фотографам. Такая работа.