Александр Шумский: «Революция уже свершилась»

Накануне самого значимого события в отечественной моде – Russian Fashion Week – генеральный продюсер недели рассказал «Газете.Ru» о ситуации на модном рынке страны.

— В этом году неделя выглядит очень масштабной — список дизайнеров увеличился, в графике много новых тематических событий. Можете ли назвать самые важные, на ваш взгляд, перемены? На что стоит непременно обратить внимание?

— В традиционно сильное расписание Russian Fashion Week в этом сезоне добавилось еще несколько ярких имен: Олег Бирюков, Светлана Тегин, Людмила Мезенцева, Маша Цигаль, Сабина Горелик. Есть сильные дебютанты — Chari и Anna Direchina. Их коллекции будут хорошо продаваться, я уверен.
Вообще в расписании более 60 показов, и обо всех можно очень долго говорить.

Рядом с залами показов в Конгресс-центре ЦМТ будут идти классические фильмы, создавшие нетленные образы 30–40-х: RFW открывает fashion-кинотеатр. «Римские каникулы», «Касабланка», «Трамвай «Желание» — два-три фильма в день по расписанию. Мы посмотрим, как это пройдет, и будем развивать эту историю. Есть уже договоренности о премьерах на следующий сезон.

— Сколько зрителей посетят в этом году показы?

— Мы ожидаем не менее 50000 гостей, но работаем над снижением этой цифры. Главное — не количество, а качество гостей. Вход на Russian Fashion Week только по аккредитациям и приглашениям.

Мы стараемся добиться «штучного» подхода, чтобы дизайнеры тщательно работали над своим guest list, а билеты на показы не распространялись, как флаеры. Слишком большая толпа будет мешать работать журналистам и специалистам моды.

— Каковы самые яркие достижения наших дизайнеров за прошедший сезон в мире и дома?

— Одежда Лили Пустовит стала продаваться в культовом парижском бутике L'Eclaireur. Дом Viva Vox заключил контракт с Disney. Людмила Норсоян нашла партнеров, с которыми запускает большой проект. Татьяна Парфенова сделала коллекцию прекрасной обуви под грядущий показ.

Катя Мосина, Маша Шароева, Чистова&Эндоурова и пр. — у всех дизайнеров RFW много хороших новостей, несмотря на кризис.

— Этот модный сезон проходит на фоне сильнейшего падения мировых фондовых рынков. Как, по-вашему, кризис отразится на мировой моде? Что ожидает отечественный рынок?

— Пока кризис отразился только на том, что нашим дизайнерам стало сложнее искать спонсоров на показы.

Надеюсь, ситуация стабилизируется, и в следующем сезоне наши модельеры наверстают упущенное.
С точки зрения бизнеса рынок русской дизайнерской одежды еще не настолько развит, чтобы на него влияли события на биржах.

Несомненно, кризис повлияет на динамику развития брендов, ориентированных на более широкого потребителя, таких как Kira Plastinina, Personage, LO. Хотя тоже не факт.

Лариса Калистратова (Personage) на пресс-конференции сказала, что у них большие планы насчет регионов. И это на фоне падения индексов. Русские любят одеваться красиво — может, в этом спасение?

— Можете ли подвести основные итоги европейских и американских недель?

— Это делают fashion-журналисты, а я организовываю мероприятие, которое давно уже стоит в ряду этих событий. Будем подводить итоги Russian Fashion Week 5 ноября.

— Считается, что глобальные изменения в мире отражаются на длине юбок и ширине плеч. Заметны ли уже «кризисные тенденции» на мировых подиумах?

— Я думаю, мы это поймем только в следующем сезоне. Модельеры создавали эти коллекции еще зимой-весной-летом, когда больше говорили о глобальном потеплении, чем о финансовых проблемах.

— Ждут ли публику в ближайшее время революционные изменения в моде?

— Революция уже свершилась — лет 5–7 назад, когда мировые рынки завоевали недорогие марки «почти» дизайнерской одежды типа ZARA, FCUK. Topshop продает недорогую полноценную дизайнерскую одежду, и многие другие тоже. От эскиза до прилавка за три недели. 20 лет назад такое не снилось никому.

Тогда сезонные показы носили коммерческий характер, байеры чуть ли не с подиума составляли заказ, а сегодня сезонность недель моды — это зачастую дань традиции.
Яркость шоу иногда значит больше, чем коммерческая состоятельность.

Даже большие дома делают сезонную коллекцию, преколлекцию, круиз и т. д. А во многих странах понятие сезонности сглаживается. Пожалуй, в Скандинавии оно еще имеет отчетливые границы, но южнее все сложнее.

Дальнейшее революционное падение цен? Куда уж дальше — модная одежда никогда не стоила так дешево, а люксовая так дорого. И бизнес растет у всех. Точнее, рос, а дальше видно будет.