Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

О каких платьях мечтали все советские женщины

Как наряды из «Иронии судьбы» и «Служебного романа» повлияли на моду в СССР

В СССР красивая одежда была еще большим дефицитом, чем колбаса, а выглядеть советским женщинам хотелось стильно. Главными трендсеттерами выступали героини любимых фильмов: все мечтали о платье, как у Наденьки из «Иронии судьбы», белом брючном костюме, как у Зины в «Иван Васильевич меняет профессию», и конечно, сапогах, как у Верочки из «Служебного романа». В канун новогоднего телемарафона советского кино «Газета.Ru» вспоминает самые яркие образы главных героинь культовых фильмов.

«Ирония судьбы или с легким паром» (1975 год)

Учительница Надя из Ленинграда одевалась скромно, но со вкусом. Сегодня праздничное платье героини Барбары Брыльской может показаться скучным и немодным, но после выхода фильма советские женщины были готовы на все ради выкройки и плотного крепа, чтобы сшить наряд «как у Наденьки». Кстати, есть легенда, что сама Брыльска выбранное для ее героини платье не оценила и сниматься в нем категорически не хотела.

Еще одной культовой вещью того времени стала объемная шапка-кубанка из рыжей лисы. Похожую пару лет назад продемонстрировала в своем Instagram современная икона стиля Виктория Шелягова. В советские времена лисья шапка стоила недешево, зато сегодня подобный головной убор можно найти на блошином рынке за символические деньги.

По мнению стилиста и историка моды Яны Демченко, платье Нади Шевелевой до сих пор весьма актуально: в 2010-х дизайнеры Фиби Файло и Стелла Маккартни вернули к жизни повседневную моду из 1970-х с бежево-белой гаммой, широкими брюками, платьями-рубашками, добротными пальто.

«Так называемый стиль old Celine до сих пор имеет огромное влияние на современные тенденции, так что неудивительно, что нарядным вечерним платьям с вышивкой и перьями многие девушки предпочитают лаконичные модели нейтральных оттенков», — объясняет она.

Демченко уточняет, что платье, которое мы видим на Барбаре Брыльской в фильме, появившемся на экранах в 1975 году, на самом деле не было остромодным на момент съемок — по крайней мере, на взгляд польской актрисы.

Его уже использовали в другой кинокартине, снятой на «Мосфильме» тремя годами ранее, но благодаря популярности «Иронии судьбы» фасон и цвет, конечно, стали хитами.

«Любопытную пару платью составили затейливые золоченые чешские бусы. Они-то и делают образ экранной учительницы праздничным, хотя сегодня ее наряд, безусловно, кажется скорее повседневным, чем вечерним. Комплекты в том же ключе можно увидеть на Фэй Данауэй в фильме 1976 года «Телесеть», однако в них героиня ходит на работу, а вот на торжественном вечере она появляется в белоснежном туалете, которого, конечно, в арсенале учительницы быть не могло. А вот Галя, заметьте, приходит к возлюбленному в эффектном фиолетовом платье в пол с расклешенными рукавами. Но кто сегодня помнит ее образ?» — рассказывает стилист.

«Карнавальная ночь» (1956 год)

Пожалуй, второй по узнаваемости образ из советского новогоднего кино – Леночка Крылова из «Карнавальной ночи». Приталенные платья с пышными юбками еще больше подчеркивали и без того осиную талию актрисы Людмилы Гурченко, а после выхода фильма стали главным трендом своего времени. Поскольку платья Леночки соответствовали стилю new look, изобретенному Кристианом Диором, создание наряда Леночки приписывали знаменитому французскому кутюрье. Но это, конечно, было не так — над ним работала команда художников по костюмам «Мосфильма».

Еще одним объектом вожделения стала белая муфта Леночки, хотя большинству советских модниц так и пришлось о ней только мечтать.

Людмилу Гурченко историк моды Яна Демченко называет главной советской иконой стиля new look.

«Точеная фигура актрисы, подчеркнутая платьем с пышной юбкой, и белоснежная муфта в ее руках незабываемы, и повторить культовый образ пытались не только в 1950-х, но и в наше время», — рассказывает Демченко. По ее мнению, нужно учитывать, что Леночка – артистка, и ее белое платье, расшитое крупными круглыми пайетками, и более глухое черное, застегнутое на все пуговицы, – это концертные наряды, которые шились на заказ.

«На афише Гурченко и вовсе представала в длинном алом платье без рукавов и перчатках в тон, которых в фильме нет, но они были призваны передать дух карнавала. А вот вне сцены героиня носила прямую серую юбку, клетчатую куртку и блузу серийного производства, какие тогда носили по всему Союзу», — рассказывает стилист.

«Иван Васильевич меняет профессию» (1973 год)

Образы актрисы Зиночки смотрелись не только роскошно, но и немного вызывающе, особенно на контрасте с клетчатой рубашкой и халатом ее экранного супруга Шурика. Костюмы героини Натальи Селезневой создавал молодой советский модельер Вячеслав Зайцев. Красное платье-рубашка на пуговицах, в котором Зиночка поет знаменитую песню «Звенит январская вьюга», стало одним из самых смелых нарядов советского кино, а белые брючные костюмы еще долго отшивались портнихами ателье индивидуального пошива.

Самый сложный наряд Зинаиды – розовое с белой отделкой платье в сочетании с босоножками в римском стиле. Именно это платье стало визитной карточкой молодого Зайцева.

«Зиночка в графичном бело-розовом платье авторства Вячеслава Зайцева, скорее, похожа на одну из муз Андре Куррежа, чем на советскую актрису. Логично, что именно так выглядит героиня фильма о путешествии во времени – на фоне эпохи Ивана Грозного современность должна была выглядеть как можно более футуристично. Зиночка и не должна была быть похожей на своих современниц», — считает Яна Демченко.

Но главным модником в «Иване Васильевиче» стилист считает Жоржа Милославского.

На фоне обострившейся ретромании в последнее время его образ вновь стал настолько актуален, что его возвращают к жизни для рекламы и модных съемок.

«Пышная прическа, шейный платок под рубашкой, бежевый пиджак, сумка через плечо, крупные очки и, конечно же, усы – вот что нужно для самого щегольского образа в советской кинематографии. Разумеется, таким запоминающимся он стал ровно потому, что никак не вписывался в реалии своего времени», — дополняет она. 

«Служебный роман» (1977 год)

О коричневом костюме Людмилы Прокофьевны советские женщины вряд ли мечтали, но запомнился он, конечно, всем. Особенно на контрасте с другим офисным нарядом, который демонстрирует героиня Алисы Фрейндлих после чудесного перевоплощения из «мымры» в роскошную женщину. Приталенное клетчатое платье синего цвета с широкой юбкой, контрастными манжетами, воротником, карманами и большими пуговицами подобрала для Алисы Фрейндлих художник по костюмам Эдит Приеде.

Но главной иконой стиля в «Служебном романе» несомненно была секретарша Верочка.

«Это Верочка. Она любопытна, как все женщины, и женственна, как все секретарши. Оклад у нее секретарский, а туалеты — сплошь заграничные. Как ей это удается – загадка», — именно с этих слов начинается знакомство зрителей с Верочкой.

Героиня Лии Ахеджаковой искусно сочетает сразу несколько актуальных трендов того времени. В одной из сцен мы видим Верочку в белой ажурной водолазке, поверх которой надета голубая «под джинсу» туника с вышивкой, черных расклешенных брюках и сапогах на платформе. Кстати, знаменитые сапоги, которые «надо брать», выглядели по тем временам и правда вызывающе (именно так выразилась Людмила Прокофьевна) – узкое высокое голенище, обтягивающее ногу, большая платформа и широкий каблук.

По мнению Яны Демченко, Верочка – одна из самых стильных киногероинь своей эпохи.

«Сегодня все модные редакторы в один голос твердят, что в наше время она была бы главной поклонницей стиля Gucci. Верочка умеет «достать» клешеные брюки, обувь на высокой платформе, сарафан с крупными оборками и всевозможные топы в стиле бохо, которые она смело совмещает в нетривиальные комплекты. Возможность комбинировать разные стилистические направления, не привязываясь к жестким рамкам – это ровно то модное нововведение, которое возникло в 1970-х и действует до сих пор, продолжая определять наш внешний вид», — рассказывает Яна Демченко.

«Чародеи» (1982 год)

Иван Пухов приезжает к своей невесте Алене Саниной в свитере с высоким воротом, джинсах, твидовом пальто и бобровой шапке-ушанке. Но в конце фильма герой переодевается в белоснежный костюм-тройку с черной рубашкой. Для того, что снять знаменитую сцену со ставшей крылатой фразой «Главное, чтоб костюмчик сидел», художникам по костюмам пришлось сшить два комплекта – первый, который сидит нелепо, и второй – идеально подогнанный под фигуру секс-символа того времени Александра Абдулова.

«Герой Александра Абдулова в «Чародеях» демонстрирует мужскую версию модного преображения. В волшебный Китежград он приезжает в свитере и джинсах, а белый костюм-тройку для него специально сделали волшебники, что лишь подчеркивает сказочность идеи идеально скроенной мужской одежды. Внезапно Ивана Пухова превращают в героя фильма «Лихорадка субботнего вечера» (хотя сами создатели фильма от этой отсылки открещиваются, говоря, что в то время не знали ни об этой ленте, ни о Траволте), и это очевидно праздничная фантазия, не сопоставимая с реальностью. Честно говоря, сложно представить, куда мог бы пойти рядовой советский мужчина в костюме в стиле диско, даже если бы достал нечто похожее», — подытоживает стилист.

Как повлияли наряды из фильмов на вкус советских людей

Как рассказала «Газете.Ru» Нина Докудовская, технолог швейного производства в СССР, платья из «Ирония судьбы», «Карнавальной ночи» и «Ивана Васильевича» были востребованы еще до выхода знаменитых фильмов. А вот меховые шапки из лисы, как у Нади, стали популярны после выхода на экран картины Рязанова. «В Сибири особенно это прижилось. До этого носили серые шерстяные платки», — дополняет она.

Технолог вспоминает, что у нее тоже платье «как у Нади», только синего цвета, и удивляется, что сегодня их не донашивают, а выкидывают. «Когда мое синее износилось, я обрезала у него рукава и сделала сарафан», — рассказывает Докудовская.

По ее словам, наряды, как у Зинаиды из «Ивана Васильевича», пришли в моду позже, особой популярностью пользовалось платье, сшитое для героини Вячеславом Зайцевым – с нашитыми широкими белыми полосками. «После выхода «Служебного романа» все переоделись в платья в клетку с контрастными манжетами и воротниками, как у Людмилы Прокофьевны», — вспоминает она. А вот мужчин в костюмах, как у Абдулова в «Чародеях», Докудовская никогда не видела.

Технолог рассказывает, что фасоны брали из немецкого журнала «Бурда» и рижского «Силуэт», а шили в основном из крепдешина, креп-сатина, ситца и шерсти.

«Готовые платья были редкостью в магазине, женщины в основном шили сами, но редко, потому что цены в ателье были высокие», — рассказывает Нина Докудовская.

Загрузка