Новости

«Я думаю, она замечательная»: как Раиса Горбачева разрушила образ «кремлевской жены»

Исполнилось 90 лет со дня рождения Раисы Максимовны Горбачевой

Слушать
Остановить
Первой леди СССР Раисе Максимовне Горбачевой 5 января 2022 года исполнилось бы 90 лет. Она ушла из жизни в 67 из-за тяжелой болезни — и только столкнувшись со страшным диагнозом, получила поддержку на родине. Но на Западе ее обожали — за то, что она не была такой, как все ее предшественницы. «Газета.Ru» — о том, как иностранные журналисты сумели оценить первую леди СССР раньше, чем ее соотечественники.

Когда 20 сентября 1999 года в клинике в Мюнстере скончалась единственная первая леди СССР Раиса Горбачева, с ней прощались крупнейшие западные газеты. В них Раису Максимовну, ушедшую из жизни в возрасте 67 лет из-за лейкемии, называли яркой, прекрасной, роскошной, прямолинейной, элегантной.

Журналисты сходились в том, что жена Михаила Горбачева сыграла важнейшую роль в окончании «холодной войны», показав Западу советскую женщину такой, какой он не ожидал ее увидеть — равноправной партнершей своего мужа, советчицей, лучшим другом, которая при этом вполне могла соревноваться в элегантности с голливудской красавицей Нэнси Рейган.

Для западной прессы Раиса Горбачева стала суперзвездой перестроечной эпохи благодаря тому, что она неизменной сопровождала мужа в зарубежных поездках. В день ее кончины они вспоминали, как она появлялась на саммитах и приемах, иногда поначалу нарушая протокол или производя неприятное впечатление на жену Рональда Рейгана, но всегда так, чтобы ее заметили.

Впервые Раиса Горбачева привлекла внимание западных журналистов еще в 1984 году, когда ее муж прилетел в Великобританию на встречу с премьер-министром страны Маргарет Тэтчер еще в качестве члена Политбюро ЦК КПСС.

«Дипломаты и репортеры, сканировавшие пару в поисках признаков нового поколения советских лидеров, быстро сосредоточились на ее гардеробе — особенно на парчовых босоножках с цепочными застежками, далеких от старомодной обуви, которую носили другие кремлевские жены», — писала впоследствии газета The New York Times. Она же приводила высказывание французских журналистов, которые позже, после визита Горбачевых во Францию, назвали советскую первую леди «элегантной, но не шикарной».

О появлениях Раисы Максимовны на приемах и саммитах вспоминала и британская The Guardian. «На тех встречах западные медиа и влюбились в Раису, — писала газета после ее кончины. — Она расцвечивала серые костюмы на протокольных фотосессиях, она разрушила образ советской женщины как суровой тетки в платке с фигурой картошки».

По мнению британских журналистов, самым большим триумфом Раисы Максимовны был приезд на саммит в Рейкьявике в 1986 году: тогда предполагалось, что супруги лидеров СССР и США не будут принимать участие в этом мероприятии, но Раиса Горбачева в последний момент решила сопровождать мужа. (Годом позже во время визита в Вашингтон она скажет Нэнси Рейган: «Мне не хватало вас в Рейкьявике», на что получит холодное: «Мне говорили, что женщины не приглашены».)

Тот визит Раисы Горбачевой на саммит освещала вся западная западная пресса. Агентство Associated Press отчитывалось, что супруга советского генсека, одетая в шубу, совершила обзорную экскурсию по Рейкьявику в компании жены премьер-министра Исландии Эдды Гудмунсдоттир. В рамках тура по городу она посетила открытый бассейн, отапливаемый гейзерами, по-английски поздоровалась с директором бассейна, а затем, спустившись к воде, пожала руку девочке в розовом купальнике. Кроме того, супруга генерального секретаря ЦК КПСС побывала в Институте исландский исследований и в парламенте, а также встретилась со школьниками, написавшими письмо Михаилу Горбачеву с выражением надежды на потепление отношений СССР с Западом.

Повсюду за ней следовала толпа журналистов, критически оценивавших ее гардероб и обсуждавших, почему Горбачевы решили остановиться на пароме «Георг Отс» и не ночевать на берегу.

О той поезде в Рейкьявик в октябре 1986-го The New York Times писала, что Раиса Горбачева бесконечно забрасывала экскурсоводов уточняющими вопросами и назидательными комментариями — на ее склонность к чтению лекций в 1987 году жаловалась и первая леди США Нэнси Рейган, принимавшая Горбачевых в Вашингтоне.

Однако со временем Раиса Максимовна, как выражалась The Guardian, нашла свою нишу в зарубежных поездках — тур в США в 1990-м, когда первая леди СССР общалась уже с Барбарой Буш, оказался более теплым, а Раиса Горбачева вместо походов по магазинам и музеям общалась уже с детьми и получила от супруги Джорджа Буша рецепт черничного пирога.

В июне 1990-го Раиса Максимовна произвела фурор не на приемах — газеты с восхищением писали о ее визите к обычной американской семье в Миннесоте.

«Типичная американская семья с четверыми детьми и собакой разделила кокосовые печенья с Раисой Горбачевой за обеденным столом и назвала этот момент «слишком восхитительным», чтобы отвлекаться на фотографирование», — сообщало агентство Associated Press. Тогда глава семьи, 39-летний преподаватель искусств в начальной школе Стив Уотсон, сказал журналистам: «Это превзошло все наши ожидания. Мы не сможем уснуть еще неделю». «Я думаю, она замечательная», — заявила 13-летняя Лиза Уотсон, которая за год до того побывала со спектаклем своей театральной студии в Москве.

По оценке журналистов, дом американской семьи, где Раиса Максимовна провела час вместо запланированных 20 минут и обсуждала бюджет и семейные пищевые привычки, окружали около 6000 репортеров и зевак.

В тот раз она также побывала в аптеке и мексиканской закусочной, где приобрела орехи макадамия и жвачку. От «Сникерса» она отказалась, хотя и поинтересовалась составом батончика, — сослалась на диету.

Общеизвестно, что в Советском Союзе Раису Максимовну Горбачеву недолюбливали за то, что она постоянно сопровождала мужа в поездках и много внимания уделяла нарядам. В СССР не понимали, что она выполняет на самом деле важную, гуманитарную роль первой леди — пока ее муж вел переговоры о приостановке гонки вооружений, она показывала миру привлекательность советской женщины, советского человека.

Иногда не совсем удачно — известно, с каким раздражением воспринимала Нэнси Рейган склонность Раисы Горбачевой к чтению лекций в светской беседе. Но она и воспринимала свои поездки по миру очень серьезно.

«Она, конечно, невероятно готовилась к поездкам. Как школьница, как преподаватель к первому уроку. Помню, как перед посещением музея Прадо в Испании изучила все каталоги, — рассказывал ТАСС писатель Георгий Пряхин, соавтор книги Раисы Горбачевой «Я надеюсь». — Не подходя близко к полотнам, она уже называла картину и художника. И потом оглядывалась на меня: правильно, неправильно? Она считала, что я, особенно в очках, знаю больше, чем она. На самом же деле я зачастую не ведал и того, что ей удалось накануне почерпнуть из каталогов».

В том же интервью Георгий Пряхин сказал, что Раиса Максимовна «воспринимала жизнь как миссию». Об этом же говорила и она сама.

«Есть люди, которых привлекает, я знаю, внешняя сторона моей жизни… Для меня же важнее другое – сопричастность к тем огромным делам, которые выпали на долю близкого мне человека, моего мужа… этим и дорожу»,— признавалась она в одном из интервью.

Роль Раисы Горбачевой — в том числе, и на родине, где она, в частности, стала сооснователем Советского фонда культуры, участвовала в работе правления Фонда «Помощь детям Чернобыля», поддерживала ассоциацию «Гематологи мира — детям», — оценили, когда она тяжело заболела. Во время лечения в мюнстерской клинике летом 1999 ода она стала получать тысячи писем и телеграмм с выражением поддержки.

Тогда Раиса Горбачева сказала: «Наверное, я должна была заболеть такой тяжелой болезнью и умереть, чтобы люди меня поняли».

«Проводить ее пришла огромная толпа людей, среди которых было большинство женщин. Которые раньше ее особенно недолюбливали», — будет вспоминать впоследствии Георгий Пряхин.

Загрузка