Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«Ты же русская, ты модель, давай!»: Елена Кулецкая — об изнанке мира моды, карьере и личном

Модель Кулецкая рассказала, как окоченела от холода на съемках во Франции

На ТНТ стартовал новый сезон «Модных игр» — утреннего шоу, где профессиональный стилист соревнуется с любителями в подборе образов. Певицу Полину Гагарину на посту ведущей сменила модель Елена Кулецкая. В интервью «Газете.Ru» она рассказала, как попала на проект, вспомнила, с чего начиналась ее карьера, и раскрыла изнанку мира моды.

— Елена, расскажите, почему вы согласились стать ведущей шоу «Модные игры» на телеканале ТНТ? Чем вас привлек этот проект?

— «Модные игры» — это очень крутой проект! Я даже проходила кастинг, отправляла так называемую видеовизитку, записывала пробы. Это был такой шаг, для которого я предприняла максимум усилий. ТНТ — это что-то из списка желаний, что уже давно маячило на горизонте. Около года назад я принимала участие в реалити-шоу «Мама LIFE», но хотела появиться на телеканале именно в качестве ведущей, и вот это случилось.

То, что тематика «Модных игр» мне близка, это очевидно. Я работаю моделью с 18 лет. Не один год, не два, а целых 15 лет. Профессионально, за границей, в модных столицах мира. Вопроса «Почему Кулецкая?» возникать не должно вообще.

— Согласно правилам шоу, профессиональный стилист соревнуется с любителями в подборе модных образов. Как вы считаете, можно ли научиться стилю или, напротив, вкус — он либо есть, либо его нет?

— Все мы еще 10-15 лет назад слабо соответствовали малейшему представлению о том, как выглядеть стильно, даже со скидкой на то, что тогда мода была совершенно иной. Стилю можно научиться, его можно «насмотреть». Если ты когда-то допускал модные ошибки, это не значит, что ты обречен и никогда не сможешь самостоятельно подобрать комплиментарный своей фигуре, состоянию и настроению «лук». Все возможно!

— Многие звезды, российские и зарубежные, не стесняются того, что их одевают стилисты, особенно когда речь идет о сборах на красную дорожку. Пользовались ли вы когда-нибудь услугами стилистов?

— Да, безусловно, я пользовалась услугами стилистов. У нас в России, по крайней мере раньше, всегда считалось, что женщина все должна сама — готовить, стирать и убирать, одеваться и краситься, песни петь, писать, и плясать. А если кто-то тебе в этом помогает, то ты какая-то не такая. Нет, напротив, здорово, когда есть возможность обратиться за помощью к знающим людям и освободить свои ресурсы на то, в чем ты профи.

— На подбор модных образов у участников шоу есть всего 3 минуты. Приходилось ли вам когда-нибудь собираться в такое рекордно короткое время? Сколько в среднем времени у вас уходит на сборы?

— Смотря из чего выбирать. Если нужно придумать образ с нуля, походить по торговым центрам, прошерстить онлайн-магазины, на это может уйти несколько дней. Если же речь о том, чтобы составить образ из того, что уже висит в шкафу, потребуется в среднем 15 минут, чтобы все примерить, поменять местами, подобрать аксессуары. Естественно, на красную ковровую дорожку за три минуты не соберешься, скорее пропустишь мероприятие, чем пойдешь на него одетой абы как.

Однажды я была на открытии крутого отеля в Нью-Йорке. На мне был дизайнерский образ — топ и летящая юбка в пол. Красная ковровая дорожка, звезды, папарацци… И вдруг я понимаю, что кто-то наступил на подол моей юбки. А это был тончайший шелк, над ней нужно было не дышать. Так вот, нижний ярус был наполовину оторван. Поскольку я уже одной ногой стояла на ступеньках, варианта куда-то идти и переодеваться у меня уже не было. Недолго думая, я развернула юбку боком и накинула на плечо оторванную часть. Получилось нечто вроде юбки, плавно перетекающей в волан рукава. Главное — вести себя уверенно! Не жаться, не прятаться и не пытаться прикрыться.

— Можете ли вы назвать себя шопоголиком? Как часто вы обновляете гардероб?

— В последнее время я взяла паузу в шоппинге. Когда я только улетела в Париж, стала получать свои первые гонорары, пошла на известную всем Авеню Монтень по бутикам люксовых брендов. Тогда я не слишком хорошо зарабатывала, да и не могла даже свыкнуться с мыслью, что можно спустить баснословную сумму на какое-то пальто или костюм, поэтому покупала менее дорогие вещи. Я накупила гору джинсов, маечек, ремешков и очень быстро во все это наигралась, выросла, стала более осознанной и избирательной.

В периоды съемок о шоппинге не думаю вовсе. Когда за один день ты меняешь огромное количество нарядов, образов с макияжем и прической, потом у тебя на долгое время вырабатывается иммунитет. Пожалуйста, только широкие джинсы, футболку и удобные кроссовки! Никаких нарядов, передоз!

— На что вы ориентируетесь при покупке новых вещей?

— На лекало. У меня высокий рост. Если мы говорим о брендах, которые остались в России, большинство из них, к сожалению, либо ориентируются на миниатюрных девушек, либо шьют вещи в Корее или Китае и клеят а-ля российские бирочки. Ну и, конечно, я за качественные вещи: пусть они стоят дороже, но не превратятся после одной стирки в тряпку, которую захочется выбросить.

— Как вы восприняли уход западных марок из России?

— В России очень много классных брендов, с которыми я была знакома давно. Для меня уход иностранных брендов не стал трагедией, потому что я давно одеваюсь у российских производителей. У нас есть талантливые дизайнеры, которые делают свои показы, в том числе на Mercedes-Benz Fashion Week Russia, где я была программным директором с 2014 по 2016 год, поэтому знаю, о чем говорю. Помимо больших брендов, которые участвуют в показах, у нас есть много маленьких нишевых марок, у которых есть корнеры или магазины в соцсетях, про них в том числе я рассказываю у себя на странице в Instagram (владелец компания Meta признана в России экстремистской и запрещена).

— Что, на ваш взгляд, должно быть в гардеробе современной женщины?

— Если мы говорим о женском гардеробе на холодное время года, то это, в первую очередь, пальто. Длинное, свободного кроя, в которое можно укутаться. В случае заморозков под него можно надеть пуховую жилетку или тоненький пуховичок. Вторая вещь — трикотажный костюм. Третья — джинсы, простые, хорошо сидящие, подчеркивающие достоинства и скрывающие недостатки. Если фэшн-задор позволяет, то выбирайте расклешенный фасон, если же для вас это слишком модно — обратите внимание на прямые модели, чуть расширяющиеся к низу. Конечно, нужна футболка, но ни в коем случае не в облипку, без эластана в составе. Плотная, хлопковая, с круглым вырезом — одна и та же, лучше в нескольких штуках. Из аксессуаров отмечу ремни, красивую бижутерию под золото или серебро. Если говорить о трендах — это однозначно оттенок фуксия.

— Не можем не затронуть тему моделинга. Расскажите, с чего началась ваша карьера?

— Я училась на первом курсе института в Москве, подрабатывала хостесс на мероприятиях, раздавала флаеры и рекламные буклеты. Кажется, тогда еще не было никаких соцсетей, даже «Одноклассников», но существовала профессия скаута — то же, что и хедхантер, но по творческим единицам. Россия всегда считалась страной с самыми красивыми девушками, поэтому периодически к нам приезжали скауты и приглашали девушек в Европу. Однажды был кастинг от французского модельного агентства, я пришла на него из любопытства, не имея цели сделать модельную карьеру. У меня не было ни портфолио, ни фотографий. Скаут увидел меня, схватил за руку и сказал: «Ты едешь в Париж!». На тот момент мне было 18 лет, я только окончила первый курс и подумала, что было бы здорово съездить в Париж на время летних каникул в институте. Это была моя первая поездка за границу — и сразу во Францию! У меня все получалось, пошел отклик от заказчиков и фотографов, с которыми я встречалась на кастингах, появилась работа, и я поняла, что из этого может выйти что-то интересное. По окончании каникул я вернулась в Россию, но звонки из модельного агентства в Париже продолжали поступать, поэтому я решила взять академический отпуск и уехала обратно во Францию. В институт я уже вернулась за дипломом, потому что перевелась на заочное обучение и приезжала исключительно на сессии.

— Помните вашу первую обложку журнала?

— Да, это был Jeune et Joli, французский глянцевый журнал для подростков, название которого переводится как «Молодые и красивые». Я очень радовалась, потому что он был популярен во Франции, продавался во всех газетных киосках. Обложка, кстати, была цвета фуксии, до сих пор хранится у моих родителей.

— А ваш первый крупный контракт?

— Наверное, это была рекламная кампания французского бренда косметики Helena Rubinstein. Я стала лицом крема. За съемку отвечал знаменитый фотограф Бруно Фабриз. Эта реклама публиковалась во всех топовых глянцевых изданиях. Помню, как было классно летать по миру, листать условные Vogue и Cosmopolitan разных стран и находить себя на первых 20-30 страницах с самыми престижными кампейнами люксовых брендов.

— Вспоминая свою модельную карьеру, скажите, случались ли с вами какие-нибудь курьезы во время показов? Битое стекло в туфлях, падения с подиумов?

— Все эти пресловутые битые стекла и кнопки в туфлях — это исключительно из разряда фильмов. Да, каблуки ломались, платья рвались, в +40 снимали шубы, в -40 — купальники. Однажды у меня была съемка во Франции зимой. Открытая местность, Атлантический океан, ветер. Мне дали тонкое прозрачное платьице. Я понимаю, что больше не могу сниматься, уже посинела от холода, а фотограф говорит мне: «Камон, ты русская или как?». Я подумала про себя: «То, что мы русские, не означает, что мы ходим полураздетые в -20! Это у вас дома нет отопления, а у нас оно есть!» В какой-то момент стало настолько холодно, что у фотографа просто замерз фотоаппарат, он перестал работать. Он дико расстроился. А то, что я предыдущие три часа говорила, что мне очень холодно, — ничего. «Ты же русская, ты модель, давай!» Съемка получилась очень красивая, но я там окоченела, меня абсолютно не жалели. Помню, что после слегла с температурой 39 и ангиной. Фотоаппарат спас меня от воспаления легких.

— Сегодня многие модели вспоминают о случаях сексуальных домогательств. В частности, в 2021 году десятки моделей, включая Миллу Йовович и Карлу Бруни, обвинили бывшего руководителя Elite Model Management Джеральда Мари в изнасилованиях. Сталкивались ли вы с харассментом?

— К счастью, мое первое модельное агентство было маленьким, никому не известным, нишевым, а владела им, вдобавок, женщина. Возможно, это меня уберегло. Когда поняла, что мне нужны клиенты масштабнее, контракты крупнее, перешла в IMG, с которым работала Жизель Бюндхен и другие известные супермодели. Его директором тоже была женщина.

Вообще такая проблема действительно есть, и здорово, что девочки стали об этом говорить. Я понимаю, насколько это угнетающе: ты одна в чужой стране без поддержки родных, близких, друзей, а к тебе вот так пристают сильные мира сего, от которых зависит твоя карьера. В такой ситуации мало кто может сказать «нет». К счастью, я с этим не столкнулась. Честно говоря, даже не знаю, как бы я себя вела в подобной ситуации. Спасибо, что меня это обошло стороной.

— Есть ли еще что-то в изнанке мира моды, о чем многие и не догадываются?

— Мне не нравится, когда работу модели выставляют архисложной. Сложно? Не работай. Никто не заставляет, силой не тащит. Я прекрасно понимаю агрессию людей, которые говорят: «Иди поработай в шахту! Вот где сложная работа!»

— Почему вы переключились с карьеры модели на карьеру телеведущей?

— Модель — это профессия, где от тебя ничего не зависит. Ты — ежедневно устраивающийся на работу человек. Сегодня в Париже, вечером улетишь в Мадрид, оттуда — в Лондон. Ты никогда не знаешь, где окажешься. Выходя из дома, ты всегда берешь с собой зарядку от телефона, паспорт и кошелек. Садишься в самолет, как в метро. Это здорово, пока ты молод, но в один момент ты напитаешься всей этой свободой и захочешь пустить где-нибудь корни, создать вокруг себя стабильность, в том же заработке, например.

Вдобавок, модель — это объект, на который каждый участник творческого процесса накладывает свое видение. Фотограф решает, как должна выглядеть картинка, стилист — что тебе надеть, визажист — как тебя накрасить. Shut up and be beautiful («Заткнись и будь красивой»), тебя никто не спрашивает. В какой-то момент мне захотелось говорить, я стала думать, куда могу себя применить в дальнейшем, следующим этапом мне виделось телевидение. И если в модельный бизнес я попала случайно, то работу на телевидении я стала искать целенаправленно. На телеканале MTV тогда запускалось шоу Trendy, я успешно прошла кастинг и стала одной из его ведущих. Затем последовали другие проекты, многочисленные съемки, и моя жизнь плавно перетекла в Москву.

— В одном из интервью вы обмолвились, что продали недвижимость в Париже, чтобы построить дом. Если не секрет, как продвигается строительство?

— В этом плане уход западных брендов ощутим, он замедлил ход строительства. Мы планировали отмечать этот Новый год в новом доме, но нет. Ничего страшного, продолжаем, руки не опустились, просто приходится работать в два раза усерднее. Строительство окончено, мы приступаем к самой видимой части, начинаем выбирать краску для стен, дерево для пола. Перенесли дедлайн на следующий Новый год.

— Сегодня вы не только модель и телеведущая, но еще и блогер.

— Так совпало, что я завела страницу в Instagram, когда стала мамой. До беременности я часто посещала светские мероприятия, а когда родила, полностью посвятила себя материнству. Это был мой осознанный выбор, и я о нем не жалею. Моя необходимость в контакте с окружающим миром вылилась в соцсети. Тогда меня занимало все материнское, поэтому моя аудитория набралась по большей части из мамочек. Я продолжаю вести блог в том же ключе. Каждый раз, когда я пытаюсь выложить какую-то классную fashion-съемку, бекстейдж с телепроекта, вижу комментарии из разряда: «А где девочки? Мы скучаем! Лена, а расскажите, какие игрушки вы купили? Куда поедете с детьми?» Поэтому мой аккаунт скорее отражает меня не как селебрити, а как женщину, жену и маму.

— Чем увлекаются ваши дочери? Может быть, они хотят пойти по вашим стопам?

— Я не заморачиваюсь на тему того, чтобы дети каждый день были заняты кружками, занятиями, секциями, не вожу их в самые именитые школы танцев и фигурного катания. Периодически я смотрю на мам, которые поступают иначе, и думаю, что делаю что-то неправильно, лишаю своих детей чего-то важного и нужного, но потом отбрасываю эти мысли. Пускай играют, а каких-то великих спортсменов и чемпионов, может быть, воспитают они.

Ника однажды сказала, что хочет принять участие в модном показе. И вот ее пригласили, причесали, нарядили, включилась громкая музыка, яркий свет — а она очень застеснялась, зажалась, расплакалась и не вышла на подиум. Карьера модели закончилась, не начавшись. Теперь когда я спрашиваю у нее, хочет ли она стать моделью, она отвечает: «Нет, мам, давай ты сама снимай свою рекламу!»

Загрузка