Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Технологии

Panasonic

«В России все, что связано с едой и красотой, очень важно»

Интервью председателя совета директоров Panasonic Europe Лорана Абади и гендиректора «Panasonic Россия» Дзюнити Судзуки

Анастасия Евтушенко

Когда у каждого будет по «умному» дому и солнечной крыше, зачем бабушкам «умные» сенсоры и какую технику покупают россияне, в интервью «Газете.Ru» рассказали председатель совета директоров Panasonic Europe Лоран Абади и гендиректор «Panasonic Россия» Дзюнити Судзуки.

— Теме «умных» домов уделяется большое внимание. В таких странах, как США, подобные разработки уже стали реальностью. А какие перспективы у России в этом направлении?
Абади: «Умные» города и «умные» дома — это не просто развлечение. На мой взгляд, они призваны решать как минимум две важные задачи. В первую очередь поддерживать пожилых людей. Это действительно актуальная проблема, поскольку во многих частях мира население стареет. Используя технологии, программное обеспечение и новые сервисы, мы можем продлить самостоятельную жизнь человека.

Второй аспект касается сокращения выбросов CO2 и энергопотребления.

Конечно, в России энергетический вопрос стоит не так остро: у вас достаточно дешевого газа и энергоносителей. И в этом вы отличаетесь от Европы.

Но проблема старения населения, я думаю, в России актуальна. Мы вместе с господином Судзуки и всей российской командой думаем о том, как способствовать развитию страны, создавая более комфортные условия жизни, оборудуя новыми технологиями города или отдельные дома. В этом смысле взаимосвязь устройств, новые сервисы, продовольствие — все это имеет большое значение в России.

Насколько я знаю, у вас пока нет готовых «умных» городов. «Сколково» больше ориентировано на R&D, это немного другое.

— А что с солнечной энергией? На пресс-конференции (в рамках IFA. — «Газета.Ru») вы рассказывали о целом городе Фуджисава, оснащенном крышами с солнечными панелями. В России есть, кажется, всего один человек, который по собственной инициативе полностью оборудовал дом подобными устройствами, и то себе в убыток. Насколько это вообще перспективно у нас?

 Город Фуджисава
Город Фуджисава

Абади: В некоторых частях России это имеет смысл. Конечно, зимой, когда все завалено снегом, с солнечными батареями могут возникнуть проблемы. Но есть другая технология, которая в будущем может использоваться в России, — это водородные топливные элементы. Водород можно получать из бытового газа. Пока эта технология дороговата, но в будущем она станет доступной. В России это может иметь большие перспективы.

— Несколько лет назад Panasonic активно взаимодействовал с Министерством образования России и другими институтами. Вы продолжаете сотрудничество?

Судзуки: Да, Министерство образования и науки поддерживает нас в разных проектах и во взаимодействии с крупнейшими вузами страны — СПбГУ, ИТМО, МИСиС и другими. Мы сейчас с ними реализуем несколько инициатив, которые в перспективе должны способствовать развитию нашего бизнеса в России.

Например, в СПбГУ проходит тестирование новейшей системы хранения данных freeze-ray на оптических дисках, разработанной Panasonic в сотрудничестве с Facebook.

Мы заключили меморандумы о сотрудничестве с этим и другими вузами России.

— Еще одна актуальная тема — big data (большие данные). «Умные» технологии интересуют людей, но важным аспектом является безопасность решений. Насколько уязвимы «умные» дома? Может ли кто-то взять над ними контроль?
Абади: Это специфическая проблема. Кстати, тестирование freeze-ray — роботизированной библиотеки на оптических дисках — как раз ориентировано на защиту больших объемов данных. Это компактное решение, которое размещается на территории вуза, в охраняемом помещении.

В данном внутреннем облаке можно хранить массивы информации в несколько терабайт на срок до 100 лет.

То есть нет риска, что хакеры придут и вынесут информацию.

В случае с «умными» городами, думаю, нужно смотреть на особенности законодательства в сфере защиты персональных данных тех стран, в которых они размещаются. Сегодня большая часть информации хранится в облаке. Как их защитить? Думаю, в России есть свои особенности и требования.

— Говоря об «умных» городах, встает вопрос о передаче данных. Эксперты связывают будущее технологий с внедрением стандарта связи 5G, массовый запуск которого состоится не раньше 2020 года. Что с инфраструктурой «умных» домов сейчас?
Абади: Мы вполне можем обойтись меньшей скоростью передачи данных, чем предусматривает 5G. Все зависит от услуг, которыми будут пользоваться жители «умного» дома. Например, мы тестируем систему для пожилых людей, позволяющую вашей бабушке, которая не может часто ходить в магазин, нормально питаться.

Оборудованный сенсорами холодильник будет отслеживать наличие основных продуктов: молока, масла, овощей и т.д.

И как только что-то будет заканчиваться, он автоматически сможет отправить запрос в близлежащий супермаркет или интернет-магазин, чтобы на дом пришла доставка нужных продуктов. Все, бабушка обеспечена продуктами без каких-либо сложностей.

 Дзюнити Судзуки и Лоран Абади
Дзюнити Судзуки и Лоран Абади

Другая идея — контроль за состоянием здоровья. Мы можем оборудовать комнату системой сенсоров, которые будут фиксировать артериальное давление и работу сердца у находящегося в ней человека. Если у той же бабушки во сне резко подскочит или упадет давление, система это «увидит» и отправит сигнал тревоги в call-центр, сотрудники которого смогут вызвать «скорую». Такие сервисы уже могут быть реализованы на основе нашего оборудования и программных продуктов. Для них не нужен широкий интернет-канал.

— А как винный холодильник или виртуальный повар-помощник вписываются в эту концепцию?
Абади: Отлично вписываются. Хотя они носят больше развлекательный характер, облегчают жизнь хозяйкам, освобождают свободное время. Вы уже видели обеденный стол, который сам подогревает пищу? Или индукционную плиту, похожую на мраморный стол. Она сама опознает кастрюлю и подогревает именно ту область, где она стоит. Содержимое кастрюли она, кстати, тоже «видит».

Такие «забавные» вещи помогают показать возможности технологий.

— В России Panasonic известен прежде всего как производитель потребительской электроники и бытовой техники. Изменились ли как-то предпочтения россиян за последние несколько лет?

Абади: В прошлом мы фокусировались в основном на телевизорах и потребительской электронике. Но постепенно к ним присоединяются и другие продукты. Это как на IFA — несколько лет назад здесь были исключительно телевизоры. Сейчас процент подобной техники очень мал, мы показываем много кухонных приборов. Качество пищи, полезность, свежесть — это очень важно. Это первое перспективное направление.

И второе — товары для красоты и здоровья. Мы представляем новые технологии, которые помогают людям, не только женщинам, выглядеть моложе и красивее. Думаю, в России все, что связано с едой и красотой, очень важно.

Кроме того, мы развиваемся в b2b-сегменте, энергетике. Но в России это может работать, если у нас будет поддержка государства, крупных промышленных партнеров или корпораций.

— Сказался ли кризис в России на вашем бизнесе? Многие компании были вынуждены уйти с рынка или перестроить свою стратегию.
Абади: Россия для нас — стратегически важный рынок. В прошлом экономика страны пережила немало взлетов и падений. Последние два года она снижалась, но сейчас, кажется, намечается позитивная динамика.

За свою почти столетнюю историю Panasonic пережил немало кризисов. И мы верим в то, что российский рынок также восстановится.

— Если в России популярна домашняя кулинария и красота, то что предпочитают европейцы? Есть ли отличия?

Абади: Европа начинает двигаться в том же направлении. Кулинария сейчас становится трендом. Такого раньше не было. Молодые люди проявляют интерес к самостоятельному приготовлению пищи дома. На многих телеканалах появляются кулинарные шоу, соревнования. Качественная пища, здоровая пища, самостоятельно приготовленная пища — это все очень модно.

До недавнего времени центральным местом среднестатистического европейского дома была гостиная, обязательно с телевизором в центре. Теперь это кухня и столовая. Во всех новых квартирах и домах обязательно делается красивое большое помещение, где хозяева будут готовить, встречаться и проводить время с друзьями.

Социальное взаимодействие переместилось на кухню, за стол. Гостиная с телевизором уже не так интересна.

— А сколько может стоить оборудование «умной» кухни? И когда это станет доступно каждому среднестатистическому человеку — в России, Европе, США? Не только самым богатым.
Абади: Это интересный вопрос. Согласен, что пока такие системы довольно дороги. Но мы активно работаем над тем, чтобы удешевить свои технологии и продукты, — ищем более эффективные способы производства, разрабатываем товары с более конкурентной ценой. Надеюсь, в ближайшие месяцы и годы появятся доступные технологии, оборудование и решения. Но для этого нам придется осваивать локальное производство или увеличивать инвестиции.