Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Технологии

«Такое разрешать нельзя»: Сноуден выступил против блокировки Telegram

Эдвард Сноуден прокомментировал блокировку Telegram

Эдвард Сноуден принял участие в прямой линии, в рамках которой рассказал о том, как изменилась его жизнь после того, как ему пришлось бежать в Россию. На вопрос одного из зрителей, борется ли он за цифровые права россиян, Сноуден ответил, что не одобряет блокировку мессенджера Telegram властями, но призвал публику обратить внимание и на другие страны мира, в которых тоже не все гладко.

Эдвард Сноуден поучаствовал в прямой линии, организованной немецким изданием Die Zeit, рассказав о своей жизни в России — экс-сотрудник АНБ, сливший в прессу секретные документы о массовой слежке, проживает на территории РФ уже шесть лет.

Одна из участниц прямой линии задала вопрос, поинтересовавшись, борется ли Сноуден за цифровые права россиян.

Информатор ответил, что старается не иметь тесных связей с российским сообществом, так как за ним следят, и он может случайно подставить под удар и других людей.

Сноуден добавил, что выступает против тотальной слежки со стороны государства, упомянув случай, когда ФСБ пыталось получить ключи шифрования для чтения переписки пользователей.

Нетрудно догадаться, что речь идет о ситуации с Telegram, который после отказа выполнить требования спецслужбы подвергся блокировке на всей территории страны.

«Однако, это происходит не только в России — это проблема всего мира», — подчеркнул Эдвард Сноуден.

По его словам, единственным выходом из сложившейся ситуации станет запрет на сбор данных для всех правительств мира, включая США, Великобританию, Евросоюз и другие страны.

В рамках прямой линии Сноуден рассказал о том, как ему живется в России. Он заявил о том, что живет в изгнании уже довольно давно и видит свою семью около раза в год, но считает, что ему «еще повезло».

Он отметил, что уже «шесть лет как застрял в России», и позволяет себе критиковать и президента Путина, и его правительство, и избирательную систему страны.

«Однако, во всей Европе нашлась только одна страна, в которой информатор из США может говорить свободно», — подчеркнул экс-сотрудник Агентства национальной безопасности.

По его словам, другим странам стоит задуматься о защите осведомителей по всему миру.

Тем не менее, Сноуден не призывает оказывать сопротивление тем странам, которые не готовы выступить против США, потому что не стоит отвечать злом на зло.

«Мы должны сделать плохих людей и плохие правительства лучше, и для этого мы должны открыто высказывать свое мнение. Мы их не бросим — мы должны их спасти», — заявил Эдвард Сноуден.

Ведущий мероприятия Хольгер Штарк из газеты Die Zeit спросил, было ли Сноудену страшно, когда он оказался в Москве, опасаясь возмездия со стороны американских властей. Информартор отметил, что больше всего боялся за свою семью.

Однако, он подчеркнул, что не представляет большой угрозы для правительства США, так как нет никаких доказательств, что от его действий пострадали конкретные люди.

«Они могут меня убить или отправить в Гуантанамо, закрыв мне рот, но это будет лишь доказательством того, что я поступил правильно», — заключил Сноуден.

Штарк также поинтересовался, как проходит жизнь Сноудена в России, а также сталкивается ли он с какими-либо ограничениями.

Как утверждает экс-сотрудник американских спецслужб, он живет обычной жизнью — сидит за компьютером, ходит в парк с женой, посещает кино и рестораны. При этом ему не так принципиально, в каком конкретно городе жить — главное, что у него есть интернет, а значит его могут услышать.

Известно, что раньше во время жизни в Штатах Сноуден занимался восточными единоборствами, но их пришлось оставить после переезда в Москву. Экс-сотрудник АНБ утверждает, что не может найти время на посещение зала, но надеется, что когда-нибудь сможет возобновить тренировки.

Как оказалось, ранее Эдвард Сноуден страдал от эпилепсии. У его матери также были припадки, которые начали проявлять себя только ближе к старости — до этого момента никто не подозревал о ее недуге. Ей прописали лекарства, после которых болезнь уступила и больше не мешала ее жизни.

Первый припадок Сноудена случился во время телефонного разговора. Ему также прописали медикаменты, которые оказывали сильное «тормозящее» действие, но после нескольких месяцев приема состояние Сноудена стабилизировалось, и с тех пор у него не было проблем со здоровьем.