Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Против вранья: Россия ищет способы защиты от фейков

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Борьба с фейками в интернете превращается в дело государственной важности

Мировое сообщество всерьез обеспокоено распространением в сети информации, не соответствующей действительности. Ситуация вокруг коронавируса показала важность пресечения фейковых сообщений: вслед за безобидными и нелепыми слухами появляются потенциально опасные для жизни и здоровья людей теории заговора. Ведущую роль в распространении фейков играют соцсети и мессенджеры, где фактчекингу уделяется куда меньше внимания, чем следовало бы.

Между правдой и ложью

В современных условиях, когда любой может распространить любые сведения практически со скоростью света, необходимость факчекинга и контроля за недостоверной информацией становятся насущной необходимостью. Необдуманные заявления, слухи и сплетни, а иногда и преднамеренное вранье формируют мнения миллионов людей, и отличить правду от лжи подчас не в состоянии даже профессионалы. Крупные IT-корпорации, такие как Google, Facebook и Twitter, анонсируют запуск все новых инструментов по борьбе с фейками и прочими деструктивными сведениями, однако ни один из этих механизмов пока не доказал своей эффективности.

Как отмечают эксперты, модерация контента в иностранных соцсетях зачастую осуществляется предвзято, то есть над алгоритмами преобладают человеческий фактор и защита собственных интересов, политических или коммерческих. Так, в сети регулярно публикуются сведения, дискредитирующие российские достижения в области науки, спорта, космической программы или военных заслуг. Чтобы не допустить искажения образа государства, было принято решение о разработке программы противодействия фальсификациям и искажениям отечественной истории. Средства на публикацию архивных документов и их продвижение среди российской и иностранной аудитории выделит Минфин.

С предложением создать агрегатор по отслеживанию фейковых новостей при помощи искусственного интеллекта выступила Роспечать. По мнению ведомства, подобный дата-сервис сможет сопоставлять «максимальное количество фактов, относящихся к сообщению» и выявлять неверные. При проверке агрегатор учтет авторитетность источника, время публикации и прилагаемые фото и/или видео. Сервис должен помочь автоматизировать поиск авторов и распространителей дезинформации в сети, а значит повысить скорость реагирования на подобный контент. Предполагается, что отечественная разработка, аналог которой пока не удалось создать даже Facebook, будет доступна как частным пользователям и компаниям, так и надзорным ведомствам. На разработку сервиса предполагается потратить 94 млн рублей.

Борьба с самим собой

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», уверены в необходимости борьбы с фейками, однако инициативу Роспечати восприняли без особого энтузиазма. Первый заместитель председателя Комиссии по развитию информационного общества Общественной палаты РФ Александр Малькевич считает, что самые опасные технологии будущего — на самом деле, почти настоящего, недалекого будущего — это дипфейки, то есть фейки, создающиеся нейросетью. Речь идет о видео и аудиозаписях, на которых якобы известные люди делают разные фейковые заявления. Подобные фейки генерируются при помощи искусственного интеллекта, отмечает эксперт.

«В очень скором будущем эта технология, во-первых, приведет к увеличению преступлений. И не экономических, а каких-то других. И может реально стать инструментом террористов. Кроме того, дипфейки могут использоваться для дискредитации политиков и общественных деятелей. И с каждым годом, даже потом с каждым месяцем, обнаружить дипфейки будет тяжелее и тяжелее. И тут мы говорим: «А давайте создадим сервис для распознавания фейков при помощи искусственного интеллекта», а бороться этот сервис будет с фейками, которые тоже создает искусственный интеллект. Эта битва искусственного интеллекта самого с собой, конечно, с одной стороны, захватывающая, но я совершенно не уверен в ее исходе. Это самая главная сложность. То, что Роспечать заявила о том, что такое нужно делать — да. Но то, что там звучат какие-то сроки до 2023 года — ребята, у нас 2020 год еще в разгаре. Мы если и должны что-то делать, то в это надо вовлекать все здравые экспертные и профессиональные силы. В общем, всем миром пытаться одолеть заразу. А если это сведется к тому, что все будут тягаться, у кого какой сервис круче, то мы и идею похороним, и ничего путного не получится», — уверен Малькевич.

Его сомнения разделяет и член Общественной палаты РФ Екатерина Мизулина. По ее словам, хорошо, что государственные органы в принципе начали задумываться о борьбе с распространением информации деструктивного характера, но видит ряд потенциальных проблем при реализации предложений Роспечати.

«Даже Facebook пытается уже не первый год создать некую «машинку», некий алгоритм, который будет заниматься борьбой с фейками, и у них это не получается. Я тоже считаю, что пока это сделать достаточно сложно, потому что, если говорить о российском сегменте, то самих фейков еще не так много, чтобы алгоритм мог сверять, оценивать. Когда движок работает, он сверяется с базой данных. А для самой базы данных еще не так много информации. Оригинальных фейков не так много, и единственное, что сейчас может сделать такой движок, это находить идентичные, то есть одинаковые фейки, и их выявлять. Но этим вполне успешно занимаются и сами социальные сети. Не все, но российские занимаются», — поясняет Мизулина.

Еще один вопрос, с которым может столкнуться новая платформа — это то, что вообще такое фейк, критерии оценки этой информации, примеры, которые будут внесены в эту базу данных, поясняет Екатерина Мизулина. В этом отношении все очень спорно, потому что фейки очень быстро видоизменяются. По словам эксперта, как только те, кто создают эти фейки, поймут, например, что в базе данных существуют одни варианты фейков, они начнут придумывать другие. «Фантазия безгранична. Поэтому да, это хорошая идея, но технически, мне кажется, это пока очень сложно реализовать», — отмечает она.

Проблема и решение

Разумеется, обозначенные трудности не означают, что от решения проблемы нужно отказаться — просто решение будет не таким простым, как хотелось бы. По мнению экспертов, лучшим вариантом будут комплексные меры по борьбе с распространением ложной информации. И одним из способов борьбы с враньем должна стать правда.

«Считаю, что, наверное, самым эффективным будет полноценное участие всех органов власти и чиновников разного уровня по освещению своей деятельности в социальных сетях. Нужно больше информационной открытости, больше разговоров с людьми, больше контента, больше новостей. Это рождает атмосферу доверия к новостям, и это будет самым лучшим отпором распространению такого рода информации. Суть проблемы состоит в том, что у людей просто недостаточно информации, либо она написана непонятным языком, не дается достаточно разъяснений, и на этом фоне как раз и возникают все эти спекуляции», — уверена Екатерина Мизулина.

По ее словам, публиковать ответ-опровержение на фейк нужно на той же платформе, где он появился, причем не через сутки-двое, а в течение двух часов. «Нужно отслеживать эту информацию, нужно постоянно находиться на связи и в контакте», — подчеркивает она.

«В штрафах есть смысл для обычных граждан, которые публикуют недостоверную информацию. Но они абсолютно не работают в отношении целенаправленно распространенной дезинформации, которая делается с использованием технических средств специально подготовленными людьми. К этой работе лучше привлекать социальные сети, мессенджеры, чтобы они самостоятельно находили такую информацию и блокировали ее. Но это сложный путь, сложный процесс», — поясняет эксперт.

Первый заместитель председателя Комиссии по развитию информационного общества Общественной палаты РФ Александр Малькевич уверен, что для укрепления информационных границ необходима борьба с дезинформацией.

«Здесь других мнений быть не может. Потому что штрафы ничего не дают. Например, мы выписали штрафы Twitter, у него лежит уже целая пачка неоплаченных штрафов от нас. И что? Это чем-то как-то помогло? Что-то улучшило? Конечно нет. И значит, мы должны вырабатывать какие-то другие истории. У нас есть пример Турции, которая приняла закон (как раз тот самый, который и должен быть принят в России) о необходимости тем площадкам, у кого более миллиона пользователей в Турции, открывать свои представительства, жить в местном правовом поле, выполнять требования регулятора об удалении неправомерного контента. Мы требуем, чтобы у нас было все то же самое», — говорит он.

Поскольку с каждым годом обнаружить дипфейки будет все тяжелее, Александр Малькевич склонен считать, что со временем люди просто перестанут доверять любой информации. Потому что разобраться, что правда, что ложь, будет невозможно. «И вот тогда потребуются новые способы передачи данных и новостей. Это серьезнейший вызов нашего времени, и кто ответит на него первым, тот и победит», — подчеркивает эксперт.