Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Новости

Сетевое распутье: куда устремился мировой интернет

Ожесточённая война Трампа с TikTok грозит миру разделением глобального интернета на местные сегменты сети и переосмыслением всей существующей сегодня модели развития информационных технологий. По мнению известного технологического бизнес-аналитика Бена Томпсона, человечество находится в опасной близости от сетевого раскола. Американская модель по-прежнему используется по умолчанию в большинстве стран мира, но Евросоюз, Индия и Китай уже встали на собственный путь развития. Какая модель более выгодна сегодня и что выберет российский интернет-бизнес?

Американские горки

Американская модель интернета предполагает свободную конкуренцию. Во многом именно благодаря этому технологический сектор является одной и основных движущих сил экономики США на протяжении многих лет, а американские интернет-компании занимают доминирующее положение на большей части земного шара. Эта экспансия поддерживается американской «мягкой силой» по аналогии с McDonald's и Голливудом. Есть у этого подхода и очевидные недостатки: монополия агрегаторов и высокий порог входа для инновационных компаний.

Несмотря на это, при такой системе выигрывают большинство игроков рынка. Даже молодые компании, несмотря на крайне высокую конкуренцию имеют некоторые преимущества, в частности, практически полное отсутствие регулирования контента со стороны государства и широкие возможности для сбора данных о пользователях.

Самый большой и, пожалуй, парадоксальный недостаток данной модели в том, что меньше всего выигрывают рядовые американцы. Пока в Кремниевой долине деньги инвесторов льются рекой, рядом в сельской местности Калифорнии простые семьи с трудом наскребают на интернет, скорости которого едва хватает на загрузку электронных писем. Американских техногигантов не интересует увеличение базы американских пользователей, так как они без труда получают новых клиентов благодаря агрессивной зарубежной политике. Своих соотечественников обеспечивать доступным интернетом им невыгодно. Государство же привыкло не вмешиваться – свободный капитализм. Пусть пользователи сами решают свои проблемы, а если они не могут оплатить широкополосный доступ к интернету — стоит поискать общественный Wi-Fi. Все «по-честному»: в США меритократия – лучшее достается только лучшим.

Евротур с американским акцентом

Европа пытается сохранить хорошую мину при плохой игре. На словах всеми силами пытается защититься от монополии американских ИТ-гигантов, но по факту уже слишком поздно: она очень крепко срослась с США и фактически лишилась своего цифрового суверенитета. Для примера, европейским странам приходится по указке Вашингтона изгонять китайских поставщиков оборудования для 5G со своих рынков.

Несмотря на полу-вассальное положение в Европе неплохо развиты ИТ-компании, занимающиеся разработкой профессионального ПО, например, немецкий SAP. Европейские производители достигли заметных успехов в области в IoT, Fintech и AI. Небывалых успехов, даже на американском рынке, достиг основанный в Амстердаме Booking.com. У европейский стартапов большой потенциал, и сейчас многое зависит от действий государств, которые могут либо по-прежнему склоняться в сторону использования американских технологий, либо защитить рынок и начать создавать выгодные условия для своих компаний.

В тоже время, пытаясь вырваться из крепких объятий США, Европа ужесточает регулирование. Как иначе властям Евросоюза защитить данные своих пользователей, обеспечить устойчивость критически-важной информационной инфраструктуры и заставить ИТ-гигантов из-за океана делиться прибылью? Возможно, действия Евросоюза, напротив, слишком мягкие по отношению к США? Да, Google платит миллиардные штрафы за нарушение антимонопольного законодательства, но это не ограничивает его влияния в Европе.

Индийские технологические танцы

Индия сегодня технологически развитая страна с собственной мощной ИТ-отраслью, это второй по размеру интернет-рынок после Китая. Хорошая иллюстрация индийской модели – история успеха телекоммуникационной компании Jio.

Пока конкуренты строили мобильные сети ориентированные на передачу голоса, компания изначально ориентировалась на развитие современной инфраструктуры для передачи данных на 4G. Jio, подобно компаниям Кремниевой долины, потратила значительную сумму на старте проекта, вложившись в строительство сети, покрывшей всю Индию, запустила сервисные услуги и стала зарабатывать на масштабе. В значительной степени благодаря решительности основателя Jio Мукеша Амбани Индия всего за несколько лет совершила качественный скачок по многим направлениям, связанным с цифровизацией, избежав промежуточных этапов, на которые в других странах были потрачены годы.

Не забывает Индия и о собственном цифровом суверенитете, о нём всерьез заговорили в прошлом году. При этом ничего из ряда вон выходящего власти не требуют. От соцсетей масштаба Facebook, Google, Twitter, и TikTok индийцы хотят соблюдения местных законов: цифровые площадки должны удалять или блокировать посты и видео, которые не соответствуют законодательству, нарушают приватность, полны ненависти либо вводят пользователей в заблуждение. Провайдеры должны установить автоматические устройства для мониторинга трафика, чтоб иметь возможность заблокировать деструктивный контент, а для борьбы с экстремизмом и мошенничеством мессенджеры призывают снизить стандарты шифрования, чтоб правоохранители могли отследить отправителя.

Кстати, именно благодаря индийцам WhatsApp изменил настройки так, чтобы в мессенджере рассылалось меньше спама и фейков. Из-за перепостов в WhatsApp ложных ориентировок в Индии за два года были убиты 40 человек. После этих резонансных событий ввели ограничения, не позволяющие одному пользователю делать перенаправление полученного сообщения больше пяти раз.

Прятки за китайской стеной

Как любит говорить Мукеша Амбани, данные — это новая нефть. В Китае это знают, как нигде лучше, поэтому в основе их бизнес-модели интернета — полный контроль над информацией. Контент, который идет с западной стороны, правительство контролирует на уровне сети. Кроме того, на Поднебесную работает огромное количество модераторов, тщательно фильтрующих все, что попадает внутрь китайского «золотого щита».

Можно усомниться в масштабируемости китайской модели, но в ее эффективности — точно нет. Китай — единственная страна, которая способна соревноваться с США по размеру и размаху деятельности ИТ-компаний. Китайские компании не только успешно копируют чужие сервисы и бизнес-модели, но и создают инновационные продукты, — например, благодаря быстрому переходу от ПК к смартфонам появились социальная коммерция и сервисы коротких видео.

Глубокое проникновение смартфонов, IoT, развитие сетей нового поколения и грандиозные планы в области искусственного интеллекта — своими победами китайские айтишники во многом обязаны государству, которое проводит огромное число программ по развитию отрасли, в том числе меры, включающие сделки с иностранными компаниями и трансфер технологий.

По родным российским тропам

Глубокое проникновение интернета, его доступность, дешевизна и развитая телеком-инфраструктура дают российским ИТ-компаниям хорошую базу для роста. Россия сегодня – одна из немногих стран с собственными развитыми ИТ-сервисами и конкурентноспособными программными продуктами. А это позволяет максимально снизить зависимость от иностранных ИТ-игроков. У нас свои соцсети, свои музыкальные сервисы, свои карты, антивирусы, документооборот и бухгалтерские программы.

Желание государства сохранить и развить национальную ИТ-отрасль, создать конкурентноспособные условия для отечественных компаний и оградить рынок от агрессивной монополизации западными корпорациями выглядит предельно логичным и закономерным. С одной стороны, совершенствуются регуляторные механизмы, законы, обеспечивающие нашим ИТ-продуктам более выгодное положение на внутреннем рынке, с другой стороны, запускаются различные меры поддержки, в том числе снижение тарифов страховых взносов, налога на прибыль и отмену НДС при экспорте продуктов за рубеж.

С переходом на цифровую сервисную модель государства, когда все больше социально-значимых услуг оказываются в электронном виде, доступность сети становится критически важной потребностью для населения. А это требует большой работы по обеспечению устойчивости связи и защите информационной инфраструктуры от сбоев и нападок извне.

В России созданы все условия для своевременного выявления и предупреждения угроз безопасности интернету, борьбы с распространением противозаконного контента, минимизации передачи данных за рубеж. Это в чем-то похоже на китайскую и индийскую модели, но лишь отчасти. Главное отличие, Рунет — это часть глобальной сети, и он подчиняется тем же тенденциям, тем же трендам, что и мировой рынок. Российский сегмент не может быть отключен от мировой паутины, это не предусмотрено даже технически. Тем не менее, важно сохранить цифровой суверенитет, при котором государство самостоятельно может определять национальную политику в сфере интернета, формулировать собственные правила для работы ИТ-компаний и интернет-провайдеров. Россия исходит из того, что цифровой суверенитет — это неотъемлемое право любой страны, тем более, когда разница между реальным и виртуальном настолько стерлась, что защита собственных границ в интернете стала ничуть не менее важной, чем оффлайн