Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

«Продолжу стримить даже после ипотеки»: зачем пенсионерки идут в вебкам

Истории трех пенсионерок старше 60 лет, которые занимаются вебкамом

Вопреки расхожему мнению, на популярных вебкам-сервисах стримят не только молодые девушки и парни, но и женщины, которым глубоко за 60. Причем среди них, похоже, преобладают именно русскоговорящие модели. «Газета.Ru» пообщалась c несколькими пожилыми вебкамщицами и выяснила, что заставляет пенсионерок обнажаться, сколько они зарабатывают и как при этом себя чувствуют.

«Буду стримить, пока сама себе нравлюсь»

Все героини, с которыми «Газете.Ru» удалось пообщаться, пошли в вебкам от нужды, но не все этого стыдятся. Одна из таких — Надежда (имя изменено по просьбе героини. — «Газета.Ru») из Санкт-Петербурга.

Надежде 64. Выглядит достойно: в красивом платье и очках, тонкие губы обведены карандашом, ресницы и брови тоже накрашены. На фоне у нее играет босанова. Женщина едва заметно пританцовывает, сидя перед компьютером. Когда узнала, что у нее хотят взять интервью, ничуть не смутилась и первой написала в личные сообщения, не попросив предоплаты. Смело и нетипично.

В первую очередь корреспондент «Газеты.Ru» спрашивает о стаже: «Как давно стримите? Дольше года?». В ответ женщина, которая до этого минут двадцать молчала, звонко смеется.

«Я здесь уже больше восьми лет», — говорит она. А дальше рассказывает свою историю.

Про вебкам Надежда узнала сама, решилась довольно быстро. Свои мотивы объяснила тем, что пенсии в 14 тыс. руб. ни на что не хватает, а дочерей просить о помощи не хочется, ведь молодым сейчас тоже тяжело реализоваться.

«До пенсии я работала дизайнером в багетной мастерской. Общалась с иностранцами. Потом встал выбор: либо горничной за 24 тыс. руб. в лучшем случае, либо вот… Вебкам, в котором даже без опыта можно зарабатывать в два-три раза больше», — объясняет Надежда.

Сейчас, признается она, денег хватает и на ипотеку (несколько лет назад женщина купила в Санкт-Петербурге комнату в коммуналке), и на себя.

«Все стоит денег. Уроки макияжа, фитнес, модельный шаг, модные показы. Я всем этим занималась и все умею. Модные показы — это платное дефиле. Ты одеваешься, прихорашиваешься и потом тебя на подиум выпускают. Стоит от 2 до 15 тыс. за выход. Сейчас это модно среди пожилых», — рассказывает женщина.

Сначала Надежда, как и все, стеснялась себя показывать. А потом для нее это стало неотъемлемой частью повседневности. Более того, вебкам дал ей стимул ухаживать за собой, чтобы нравиться другим, и, что еще важнее, самой себе.

«Продолжу стримить даже после ипотеки. Буду делать это до тех пор, пока нравлюсь себе», — говорит она.

У Надежды три дочери. О том, что мать занимается вебкамом, они знают. Причем сама она не рассказывала, — это сделали «хакеры», которые разослали ссылку на ее профиль в вебкам-сервисе всем родным и близким. Перед этим они шантажировали модель и вымогали деньги.

«Конечно было недопонимание. Но я сказала дочерям то же, что и вам: «Нет денег и не хочу сидеть у вас на шее». Они со временем успокоились», — объяснила модель.

Что касается зрителей, то она к их запросам относится с пониманием. По ее опыту, на вебкам-сервисы приходят те, кто не может воплотить свои фантазии в семейной жизни.

«Тогда остается либо изменить, либо по-тихому… Здесь. Многие приходят за советами: спрашивают, как лучше с женщинами обращаться в постели», — делится Надежда.

Другим вебкамщицам она рекомендует научиться слушать мужчин и манипулировать ими. Тогда, по ее словам, получится и зарабатывать, и при этом не развращаться.

«Сама себе хозяйка»

Ольге (имя изменено по просьбе героини. — «Газета.Ru») 60 лет. У нее грузное тело, но доброе круглое лицо с большим носом. Макияжа почти нет: только легко накрашены брови и губы. Она сидит в кресле и скучающе смотрит в камеру, изредка отвлекаясь на телевизор. Он показывает какое-то телешоу.

Кто-то пишет в чате: «Покажи попку и светани соском за 1 токен (валюта, которой расплачиваются на вебкам-сервисах; стоимость токена зависит от сервиса, как правило, 1 токен стоит 10 евроцентов, то есть около 10 руб.)». Ольга видит это сообщение, и из нее вырывается короткий смешок, лицо расплывается в широкой улыбке, открывающей блестящие металлические коронки на зубах.

«Ну давай покажу», — говорит Ольга.

Она тяжело встает с кресла, поворачивается спиной к камере и нагибается вперед. Зритель, кажется, доволен, — он увидел ее нижнее белье и прислал обещанную награду.

«Сосок покажу только в привате (частная сессия видеосвязи между моделью и клиентом, тариф разнится от сервиса к сервису — обычно минута стоит 15-30 токенов), милый», — объясняет Ольга, возвращаясь в кресло.

Отвечая на вопросы корреспондента «Газеты.Ru», Ольга рассказывает, что родилась и выросла на Украине. Сейчас живет в деревне под Львовом. Говорит на русском.

«Стримлю больше полугода. Заставила нужда — нечем платить за коммуналку. Особенно сейчас, в военное время. Работы в деревнях нет, поэтому пришлось идти позориться», — объясняет она.

Признается, что долго не могла решиться: боялась стыда и осуждения. Стыдно ей и сейчас, но уже меньше. А осуждать ее, по словам самой женщины, уже некому.

Беседу прерывает еще один зритель. Спрашивает, «кому досталась такая красота?». Ольга опять смеется и говорит, что никому, — живет одна, мужа нет в живых уже 8 лет. На вопрос корреспондента о детях женщина отвечать отказывается, ссылаясь на запрет со стороны вебкам-сервиса. Корреспондент продолжает допытываться: «Сын есть, на фронте?».

«Вот видишь, сам знаешь», — отвечает она.

По ее словам, в чат приходят в основном фетишисты, которые просят что-то показать, а не поболтать. Она, правда, фетишистами их не называет. Говорит, что это «люди со своими тараканами».

«Чего только не просили показать. Но я не делаю того, что мне не нравится. Подчиняюсь только себе. Я сама себе хозяйка», — рассказывает Ольга.

На вопрос о том, как узнала про вебкам в принципе, отмахивается и добавляет: «Сейчас все всё знают».

«Знакомые, которые тоже стримят, конечно, есть. Нас тут много таких. Многие, как и я, пожилые. Причина та же — нету денег, а жить надо. Ничего… Бывает и хуже», — успокаивает себя стримерша, и ее лицо тут же становится грустным снова.

Опять случайный зритель. Просит показать лифчик. Ольга смеется, но пригибается и откуда-то из-за кадра достает очень большой ярко-красный бюстгальтер.

«Размер четвертый или пятый. Зависит от того, кто шьет», — говорит она, продолжая смеяться.

Зритель в восторге. Зовет ее на свидание. Ольга улыбается, качает головой и приговаривает: «Ишь!».

«На свидания зовут постоянно. Даже во Львов хотят приехать. Но я ни разу не ходила. Нам нельзя, не рекомендуется», — объясняет Ольга.

«За деньги да»

Елене 63 года. Вторую половину своей жизни провела в Армении. Она сильно отличается от остальных возрастных вебкамщиц, так как почти всегда сидит перед камерой обнаженной, много говорит, шутит и смеется. Голос при этом сиплый. Волосы высветлены, а на бровях — две широкие, вытатуированные черной тушью, полосы.

Всех входящих в чат Елена сразу просит помочь токенами. Судя по «меню», за токены она готова на многое. Причем ко всем просьбам относится обыденно. Вот зритель просит «показать попку и похлопать по ней» и кидает несколько токенов. Женщина видит награду и, не прерывая рассказ о жизни, встает, выполняет заказ и невозмутимо продолжает разговор.

«Вышла замуж. Уехала в Армению. Муж умер, никого не осталось. На работе платят мало, пенсии нет. Вот и кручусь», — рассказывает она.

На вопрос о том, почему не возвращается в Россию, отвечает, что ей и в Армении неплохо. Да и возвращаться особо не к кому.

В вебкаме она, по ее словам, несколько лет. К такой подработке относится положительно: для нее это уже сродни досугу. У нее есть постоянные зрители, с которыми она часто заигрывает, а потом нагло выпрашивает у них токены. Для раскрепощения часто выпивает.

«Так всем веселее. Ко мне приходят поговорить, расслабиться. Я тоже говорю и расслабляюсь», — поясняет женщина.

Сильно откровенничать Елена с корреспондентом «Газеты.Ru» не стала. Во всяком случае, бесплатно. Да и зачем ей тратить время только на одного человека, когда зрителей сотни и многие из них делятся мелочью просто так.

Нужда или желание внимания?

Порнографический контент с пожилыми людьми — крайне непопулярная категория на сайтах для взрослых. По некоторым данным, на геронтофильную (геронтофилия — сексуальное влечение к пожилым людям. — «Газета.Ru») тематику приходится лишь 0,15% от всех поисковых запросов. При этом врач-сексолог, психотерапевт из Научно-клинического центра «Карповка+» Олег Гулько уверяет, что далеко не все потребители такого контента обязательно геронтофилы:

«Мужчина может смотреть экстравагантный порноконтент по разным причинам. В частности, сподвигнуть его на это могут различные потрясения в жизни, вызвавшие стресс, тревогу и не только. Также просмотр «необычного» контента может быть частью эксперимента. Бывает, что мужчины меняют предпочтения в порноконтенте в поисках такого, что снова вызовет у них эмоциональную реакцию, так как изначальный жанр перестал впечатлять. Последнее, опять же, может случиться ввиду разных событий в жизни».

Что касается самих пожилых моделей, то Гулько считает, что они просто удовлетворяют спрос на рынке контента. Тот факт же, что женщины демонстрируют сексуальность, будучи в преклонном возрасте, стоит воспринимать также, как и проявление сексуальности у зрелых дам.

«В социокультурном контексте сексуализация пожилых женщин все еще, скажем так, табуированное явление, однако это табу слабеет с момента сексуальной революции. Тогда случилось разрушение парадигмы, согласно которой сексуальность женщины завершается вместе с завершением ее детородного возраста», — объяснил он.

В свою очередь, практикующий частный психолог Татьяна Семенко уверена, что нужда — едва ли единственная причина, которая толкает пожилых женщин в вебкам. По ее мнению, в личности таких моделей присутствуют черты, мотивирующие показывать себя другим, а слова о стыде — оправдание и перед собой, и перед зрителями.

«Почти каждая представительница проституции или вебкама утверждает, что занялась неодобряемой работой от нужды. Однако, если начать разбираться, то выяснится, что многим из них нравится мужское внимание, они приветствуют и контролируют разнообразие партнеров, получают удовольствие, чувствуя себя дорогой женщиной... Я это к тому, что даже в случае крайней нужды часто есть альтернатива социально-порицаемой деятельности, однако некоторые не только выбирают именно ее, но и остаются в ней надолго», — высказала свою оценку психолог.

По словам Семенко, в случае с пожилыми женщинами так называемыми вторичными выгодами, которые перекрывают стыд, могут быть, во-первых, ощущение себя привлекательной, появление желание ухаживать за собой, рост самоуверенности и не только. Всего этого, утверждает психолог, часто не хватает в пожилом возрасте.

«Однако такой диссонанс в голове, когда одна часть личности говорит, что я занимаюсь постыдными вещами, а другая пытается это оправдать тем, что «я еще ого-го!», часто вызывает неврозы и депрессии. К этому можно прибавить параноидальную тревожность, если человек боится огласки своей деятельности», — добавила она.

Семенко заключила, что в такой обстановке ментальное состояние со временем истощается, а за ним начинают ухудшаться здоровье и физическое состояние.

Загрузка