Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Мэл терпел и нам велел

Герои его нового фильма будут говорить на мертвых языках.

Звезда «Патриота», «Отеля «Миллион долларов»» и триллера «Символы» (Signs), который в самое ближайшее время выйдет в российский прокат, голливудский актер Мэл Гибсон приступает к съемкам нового фильма. Первый раз актер попробовал себя в режиссуре в 1994 году, сняв фильм «Без лица», который не имел особого успеха. Зато его вторая картина — «Храброе сердце» о шотландском герое Уильяме Уоллисе, которого сыграл сам Гибсон, триумфально прошла по кинотеатрам всего мира и в 1995 году получила целых пять «Оскаров», включая призы Гибсону за «лучшую режиссуру» и титул «лучшего фильма года».

Теперь Мэл Гибсон увлечен очередной кинематографической идеей. Как отмечают кинокритики, она несколько утопична. Гибсон начинает снимать фильм о жизни Иисуса Христа, в котором все персонажи будут разговаривать исключительно на латыни и на арамейском языке. Причем Гибсон планирует явить древнюю речь в ее первозданной красоте — он решительно настроен даже против субтитров. Они появятся только в крайнем случае, если все зрители как один откажутся смотреть его фильм.

Рабочее название будущего фильма «Страсти», речь, как полагается в этом жанре, пойдет о последних двенадцати часах жизни спасителя. «Люди думают, что я сумасшедший, и может быть, так оно и есть,— сообщил Гибсон на пресс-конференции в Риме,— а может быть, я гений. Я надеюсь преодолеть языковые барьеры, рассказав историю картинками, используя изобразительный ряд. Если у меня не получится, я поставлю в фильм субтитры, но мне бы не хотелось».

Как сообщает «Би-Би-Си», сам Гибсон не будет играть в этом фильме. Роль Христа исполнит Джим Кейвизл, снявшийся в фильме «Тонкая красная линия», а вторую главную роль, Марии Магдалины, скорее всего исполнит Моника Белуччи. Сниматься фильм будет в Италии на римской студии Cinecitta Studios, съемки начнутся в ноябре. Гибсон признался журналистам, что до сих пор ни одна американския студия не проявила интереса к проекту. «Мало кому захочется заняться чем-то, что снято на двух мертвых языках,— посетовал режиссер.— И тем не менее это вечная история, и своевременная, и дело происходит в месте, в котором сейчас напряжение и турбулентность не меньшие, чем были тогда, поскольку история повторяется».
Между тем история кинематографа знает подобные прецеденты. «Страсти» будут уже вторым фильмом, в котором герои изъясняются на латыни. Первым языковым экспериментом была картина британского режиссера Дерека Джармена «Себастьян», действие которого проходило в четвертом веке нашей эры. Правда, по вкусу она пришлась только синефилам.